2016-08-24T03:45:06+03:00
Комсомольская правда
39

«Крестный отец» «цветных» переворотов Джин Шарп: «Революционной борьбе надо учиться у русских». Часть 2

Вряд ли, конечно, эта симпатичная особа сама звонила Джину Шарпу в Бостон за инструкциями.  Но профессор научил мир, как сделать протест зрелищным, еще до того как она родилась.Вряд ли, конечно, эта симпатичная особа сама звонила Джину Шарпу в Бостон за инструкциями. Но профессор научил мир, как сделать протест зрелищным, еще до того как она родилась.

Джин Шарп рассказал, как в самом конце перестройки обучал Прибалтику технологии ненасильственного свержения власти. Продолжение [видео]

Начало интервью, в котором Джин Шарп рассказал, как в самом конце перестройки обучал Прибалтику технологии ненасильственного свержения власти и как удивился тому, что его подозревают в развале СССР.

«Если вы стреляете в солдата - солдат стреляет в вас»

- А можно ли благодаря вашей методике организовать и провести революцию, например, в Венесуэле или на Кубе?

- Я не знаю хорошо тамошние общества.

- А российское хорошо знаете?

- Не особенно. Я знаю историю России, в особенности революционную, но не текущую.

- Почему вы стали изу­чать русскую революцию?

- Я долгое время интересовался диктатурами, у меня были собраны книги от французской революции до всех прочих, включая русскую. Я читал Петра Ткачева (идеолог якобинского направления в народничестве. - Г. С.), от Ткачева перешел к изучению социалистических мыслей и в конце концов подошел к 1905 - 1906 годам. Это было невероятное движение, внеклассовое - даже дворянство участвовало в революции с целью свержения царя! В моей книге «Ведение ненасильственной борьбы» даже есть часть, посвященная революции 1905 года. Та революция была преимущественно ненасильственной и подрывала устои системы. Потом большевики с меньшевиками решили, что настало время насилия, которого до этого было очень мало. В Москве должна была состояться всеобщая забастовка. Солдаты были на грани бунта - они бросали оружие, снимали униформу и расходились. Царь был беспомощен: армия была его единственной поддержкой. Большевики с меньшевиками подбили рабочих на провокацию против солдат, а если вы стреляете в солдата - он стреляет в вас. И солдаты, хотя до этого и участвовали в массовых неповиновениях, нанесли ответный удар и в течение нескольких недель подавили революцию. До февраля 1917-го никаких революций больше не было, а Февральская опять была ненасильственной. Как видите, у России и у самой огромный опыт ненасильственной борьбы. Ганди тоже учился у России. Я цитирую его в еще одной своей книге: «Мы должны учиться использовать этот русский метод против тирании».

«Правительство США моей теорией не пользуется»

- Как вы думаете, люди из движения «Оккупай Уолл-стрит» используют ваши идеи?

- Не совсем. Они используют символическое сопротивление, а не настоящее - приходят на определенное место, машут баннерами и кричат: «Мы протестуем!» Это не изменит ни экономическую систему, ни политическую. Они не мыслят стратегически. Они думают только о том, как выразить свое неудовольствие. Сидение на улице не является программой для социальных и политических перемен...

- ...но показывает, что недовольные властью есть в каждой стране. И в США тоже.

- Если люди несчастливы и не пытаются ничего изменить, то это их выбор. Если компания производит опасное молоко, от которого все заболевают, можно организовать бойкот этой компании. Но не стоит для этого наносить удар по всей экономике.

- Власти США применяли вашу технологию много раз - почему же не оценили ее по достоинству?

- Я не заслуживаю никакой оплаты, поскольку они моей методикой не пользуются. Они устроили экономический бойкот - Кубы, например. Но это то, что используется уже сотни лет. Это не я придумал. Чтобы сменить власть в Ираке, призвали на помощь военных, а не меня. Денег от американского правительства я не получал, лишь однажды непрямой грант через одного гарвардского профессора, который, в свою очередь, получил грант от Пентагона на исследование нетрадиционного способа разрешения конфликтов. У нашего института, как вы видите, нет ни здания, ни большого штата сотрудников.

«Мы никому не даем советов»

- У вас есть русские ученики?

- Я никого не обучаю, я не учитель. Я провожу исследования, анализирую и обнародую результаты. И если людей это интересует, они могут научиться. Но они должны решить сами. Сюда приезжают самые разные посетители, получают книги - и ничего в их странах не происходит.

- Доносились ли до вас последние новости из России о нашей «снежной» революции?

- Мы никогда не говорим людям из других стран, что делать и в каком порядке. Никогда. Многие приезжают сюда и просят: пожалуйста, скажите, что нам предпринять - в Венесуэле, например. Я отвечаю: «Нет». Я не знаю ситуации в вашей стране так, как вы. Но я знаю принципы ненасильственной борьбы. Мы даем вам руководство под названием «Самоосвобождение». Оно как раз и составлено для того, чтобы вы обучились тому, чего не знаете. А в сочетании с тем, что вы знаете, и умением стратегически мыслить вы составите ваши собственные планы.

- И что, никто из России не звонил вам в последние полгода и не просил совета?

- Никто. Ответ был бы таков: я не скажу вам, что делать. Мы можем рекомендовать, чему вам необходимо научиться, для того чтобы принять умное решение. Но это все. Книга «От диктатуры к демократии» на самом деле была написана для Бирмы. Теперь она распространена на 34 языках мира.

Я опять хочу повторить: мы не говорим людям, что делать, но они могут научиться, как пользоваться моей теорией. Книги попадают в разные страны, с которыми мы вообще никогда не имели контакта, а потом люди нам пишут: «Это про нас!» А это вовсе не так, потому что я, например, не знал хорошо ни саму Бирму, ни бирманское общество. Я писал шире. Может быть, кто-то в Таджикистане скажет: нам это подходит! Или некто в Иране решит: «Дьявол у власти - это про нас, вот как нужно ему противостоять!» Любой желающий может принять мою теорию или отбросить. Это его выбор.

- Что вы еще планируете успеть в этой жизни? У вас есть так называемый «Большой план»?

- Я хотел бы закончить книгу о политике в трех томах. Добавить еще пару глав о власти, более подробный анализ о том, как добиться перемен в обществе и какие при этом есть опасности. Хотел бы быть в состоянии отвечать людям, которые приходят сюда. Не указывать им, что делать. Никогда, никогда, никогда, никогда я этого не делаю! Если вам кто-либо расскажет об этом - знайте, что он врет.

Ненасильственные средства распространяют власть в обществе, не позволяя одной маленькой группе людей удерживать ее в своих руках. Власть в руках группы - это всегда опасно, даже если она используется в благих целях. В ранней истории американских колоний люди опасались слишком сильного федерального правительства: та же самая армия, которая защищала их от иностранцев, могла быть использована против собственного народа. Военщина опасна для свободы и демократии, если солдаты подчиняются приказам. Очень важно изучить все возможные пути изменения системы мирными средствами.

- Ваше пожелание будущим революционерам.

- Остановиться, подумать, поучиться и снова подумать, до того как начнете что-нибудь делать.

Джин Шарп считает, что участники движения «Оккупай Уолл-стрит» извращают его теорию и не умеют мыслить стратегически.

Джин Шарп считает, что участники движения «Оккупай Уолл-стрит» извращают его теорию и не умеют мыслить стратегически.

Вместо послесловия

«Генетический анализ показал, что Джин Шарп не является отцом «цветных» революций», - записала я себе в блокнот красивую фразу. И задумалась. Живой профессор Шарп не соответствовал образу - ни по уровню достатка, ни по физическому состоянию. Он был непропорционален тому, что делал. Весь хваленый институт Альберта Эйнштейна состоял из него самого и двух сотрудниц, которые помогали ему разгребать почту и редактировать книги. Последние стопками лежали тут же, на холодильнике. «Вообще-то словарь Джина Шарпа стоит сто долларов, но вам мы продадим за 20», - предложили нам его помощницы голосами распространительниц «Гербалайфа». В три жилых этажа наш герой нас не пустил - так что мы, увы, не смогли заснять для истории, как он поливает свои знаменитые орхидеи. «Там у меня беспорядок. Это здесь я более или менее чистоту навел...» - смущенно объяснял он, оглядывая бумажные горы на своем рабочем столе, к которому он в свои 84, едва ходя, спускается каждый день, чтобы работать. Острейший ум и почти полная физическая беспомощность.

Текст, который мы решили наговорить для будущего фильма на ТВ-камеру на фоне его дома, получился почти благостным: «Вот такой он, мистер Шарп: живущий на окраине Бостона, на улице, по которой ветер гоняет мусор, работающий в кабинете, заваленном бумагами. Человек, создавший систему, которая может перевернуть мир, в конце жизни об этом пожалевший и пытающийся остановить молодых революционеров от непродуманных действий». Обаяние ума, ничего не скажешь...

Вечером отсматриваем с режиссером кадры и ничего не можем понять: будто закончилось действие гипноза. Во-первых, дверь шарповского дома постоянно хлопает - туда зачем-то постоянно заходят и выходят женщины с детьми - то ли пакистанки, то ли афганки совсем не революционного вида. Ни жены, ни детей, ни внуков у профессора нет. Кто все эти женщины? Квартиросъемщицы? Уборщицы? А почему он тогда сам выходит на улицу собирать мусор?

Дальше - больше: читаем подаренный рекламный буклет института имени Альберта Эйнштейна. Предлагается следующее: «Консультации c правительственными министрами, парламентариями и волонтерскими организациями для развития гражданского сопротивления - такого, как было в Литве, Латвии, Эстонии и Таиланде». То есть, выходит, приложил все-таки руку профессор Шарп к «бархатным» революциям в Прибалтике - первым «цветным» на пространстве СССР? А на задней обложке только что изданного словаря «Сила и борьба» написано совсем откровенно: «Статьи Шарпа имеют прямое влияние на ненасильственные движения сопротивления на всей планете, от Ирана и Венесуэлы до России». Надо полагать, Россия в этом ряду упомянута неслучайно. И наконец, последнее: есть высотные дома возле Вильнюсской телебашни, с крыш которых могли стрелять снайперы - что бы профессор ни говорил.

Где же лукавил Джин Шарп? В какой момент нашего с ним интервью оборвал свои ответы на многоточии? Срочно требовалась помощь независимых экспертов. Мы решили показать запись этой беседы человеку, который проработал в США много лет и имел возможность наблюдать, как формируется политика в отношении России.

Сказано

Илья ЯШИН, один из лидеров оппозиции: «Джин Шарп - по-настоящему крутой мужик»

«Джин Шарп - идеолог ненасильственного гражданского сопротивления, самой эффективной вакцины от доморощенных диктаторов... Шарп вообще обречен на успех в современной России. Именно здесь и сейчас он будет востребован. Шарп на книжных полках Москвы взбудоражит студенческие политтусовки и надолго испортит сон кремлевским обитателям».

(Из комментариев к российскому изданию книги «От диктатуры к демократии», 2005 год.)

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА

Генеральный директор Института внешнеполитических исследований и инициатив Вероника КРАШЕНИННИКОВА:

Победа без войны

- Прежде всего нужно понимать, кто перед вами. Джин Шарп - это высокопрофессиональный, изощренный специалист по подрывной работе государственного масштаба, такой, которая меняет карту мира.

Ничего из сказанного Шарпом нельзя воспринимать буквально. Когда он говорит, что результаты всех этих «цветных» революций его не интересуют, он, мягко говоря, лукавит. Посмотрите, каких людей американские деятели приводят к власти? Таких, которые первым делом бегут в Вашингтон, чтобы наниматься в американские вассалы, а затем записаться в НАТО, в военный союз, для которого врагом по-прежнему является Россия. И если посмотреть на их биографии, оказывается, что они - второе поколение коллаборационистов, дети тех, кто в свое время сотрудничал с Третьим рейхом: будь то Ющенко, его жена Катерина Чумаченко или большинство новых лидеров балтийских государств.

Американские деятели все как один отрицают, что целью их деятельности был развал Советского Союза, они повторяют это как мантру. Причин тут несколько. Во-первых, работа не закончена - остается еще Россия, которая согласно плану также должна распасться. Во-вторых, эта работа должна быть исполнена руками самих россиян, поэтому карты раскрывать нельзя. В-третьих, для Соединенных Штатов очень важно доказать, что в мире может существовать только американская модель, отрицать саму возможность существования альтернативной системы. Поэтому они повторяют, что Советский Союз не мог существовать и что сами советские люди сбросили ненавистную тиранию.

Джин Шарп говорит, что в Москву в начале 90-х он приезжал по приглашению неких высокопоставленных людей. Эти люди отлично знали, кто он и что умеет делать. Прибалтика была самой готовой к отделению от Советского Союза частью СССР, тем более что на ее отделение работали силы внутри России. Вы помните, какие огромные демонстрации в поддержку отделения прибалтийских республик были организованы Межрегиональной депутатской группой, когда на улицы было выведено более полумиллиона человек? Национализм стал тем ломом, которым взломали общую структуру Советского Союза.

Альтернативы военным действиям против СССР разрабатывались начиная с 50?х годов. До этого на себе всю мощь СССР в открытой борьбе испытал Гитлер. После того как Запад понял, что бороться нужно другими средствами, в различных центрах пошел процесс разработки вариантов стратегии «победы без войны». Эта стратегия ставила целью разрушение Советского Союза «мирными средствами». И, как мы увидели в 1991 году, она сработала гораздо лучше, чем танки и самолеты. Джин Шарп говорит, что правительство США не финансирует его работу. Однако тут же упоминает грант Пентагона Гарвардскому университету, часть которого получил и он. Но в любом случае для таких людей, как он, деньги не главное. Миллионы и миллиарды - это пыль в сравнении с упоительным ощущением мессианской силы и власти перекраивать карту мира.

Что же касается того, что он пятикратно повторяет, что никогда не диктует визитерам, что делать, - наоборот, говорит об обратном. Если человек вдруг начинает с пеной у рта убеждать тебя, что он не вор, есть вероятность, что он активно приворовывает... Обычный человек к Шарпу не придет. Люди приезжают к нему с целью получить инструментарий для свержения законного правительства в своей стране. Его миссия - вооружить их средствами для реализации этой цели. Ему нет необходимости говорить ходокам, ЧТО делать, - они знают это и сами; он обучает тому, КАК это сделать.

Нужно понимать, что «цветные» революции - это невоенный способ достижения военных целей. У США существует набор средств - когда можно, они используют «цветные» революции, а если, как в случае с Ливией, «цветная» революция не имеет шансов, то просто бомбят.

Должен ли человек отвечать за деяния рук своих? Михаил Калашников, из автомата которого были убиты многие тысячи людей, создавал свое оружие для защиты Отечества. Шарп - для смены власти в независимых государствах, которые отказываются подчиняться американскому диктату. В результате применения его теории государства превращаются в сателлиты США, чтобы сдавать свои экономики и поставлять своих граждан в качестве солдат для американских войн. Шарп может говорить, что не следит за результатами «цветных» революций, но это ложь и не снимает с него ответственности.

В ПРОДОЛЖЕНИЕ ТЕМЫ

Россию будут валить национализмом и раскачиванием волнений в регионах. Все больше рецептов из книги крестного отца цветных революций Джина Шарпа воплощается в нашей стране

Смотрите документальный фильм «Сопротивление без насилия или победа без войны» на телеканале «КП».

Сопротивление без насилия или победа без войныКомсомолка в гостях у "крёстного отца" цветных революций Джина Шарпа

Сопротивление без насилия или победа без войны. Комсомолка в гостях у "крёстного отца" цветных революций Джина Шарпа

Поделиться:
Подпишитесь на новости:
 

Читайте также

Новости 24