Сегодня 22 Октября
Погода за окном

-5°C

Читатели разбираются: какое время лучшее - летнее или зимнее?Комментарии: 521

Публикуем письмо доцента кафедры радиосвязи из Калинграда. Присоединяйтесь к спору!

Напомним, что стрелки часов в ближайшее время переводиться не будут. Правительство решило, что пока нецелесообразно возвращаться к прежнему порядку времяисчисления.

- Правительство считает очередную корректировку в текущий период нецелесообразной, - заявил Дмитрий Медведев на заседании правительства 7 февраля. - Давайте не дергаясь, без излишней суеты поживем в этим условиях, будем и дальше вести мониторинг общей ситуации, еще раз проанализируем доводы экспертов, позицию граждан. Если она будет меняться - взвесим, иными словами, все "за" и "против".

Графика: ИТАР-ТАСС

А пока правительство взвешивает голоса, читатели решили сами разобраться: какое время лучшее - летнее или зимнее? И на всеобщее обсуждение выносят свои мнения на сей счет. Сегодня публикуем письмо доцента кафедры радиосвязи. Присоединяйтесь к спору!

«Меня зовут Валерий Борисович Молчанов. Я из Калинграда. Кандидат технических наук, доцент кафедры радиосвязи, то есть, по сути, технарь, но в своём опусе опирался на знания других специалистов. Кстати, не все предлагаемое "светилами" от науки можно воспринимать всерьёз. Может быть как раз зашоренность и позволила мне взглянуть на проблему под другим углом. Нескромно, но по сути. Впрочем, вам виднее.

Отклик на статью «По какому времени на Руси жить хорошо?» (КП, 16-23 февраля 2012 г.)

Напомним  некоторые термины и определения, которые потребуются в тексте.

Временной промежуток между восходом и заходом Солнца называется световым (солнечным) днём.

Отрезок времени от 7 ч. до 23 ч. будет соответствует стандартному периоду нашего бодрствования, о котором упоминал доцент А. Панин. Период бодрствования – это активная фаза суточного цикла человека. За минусом 16 часов бодрствования на сон остаётся 8 часов, что соответствует средним физиологическим нормам.

Наименьший световой день, длительностью 7 часов, принадлежит декабрю, а наибольший – июню (17 часов). Это нетрудно проверить, например, по перекидному календарю, в котором печатается время восхода и захода Солнца. Очевидно (см. Рис. 1), что с переходом в октябре с летнего на зимнее время (на один час назад) мы на несколько дней отсрочиваем приоритет восхода Солнца над нашим подъёмом, после чего восход светила все больше и больше запаздывает относительно момента нашего утреннего пробуждения, достигая к декабрю разрыва в 2 часа. Т.е. в зимние месяцы (а практически пять месяцев) мы встаём раньше, чем Солнце.  Переход же на круглогодичное летнее время в 2011 году продлил нам  неприятные ощущения от процедуры подъёма затемно почти на два месяца.

Между тем, А. Панин, с улыбкой относясь к неудобствам, которые испытывают миллионы нормальных людей, просыпаясь на работу, в школу, институт и т.п. ночью, предлагает сдвинуть шкалу времени так, чтобы «подтянуть» середину периода нашего 16-часового бодрствования к солнечному полдню.

На поверку оказывается, что новшество по А. Панину принудит нас перенести момент пробуждения ещё глубже в сторону полночи, доведя в декабре отставание восхода Солнца от нашего подъёма до 4,5 часа. При этом «недосып» нам будет грозить уже почти 10 месяцев в году!

Из вышесказанного становится понятно, что из рассмотренных вариантов времяисчисления более щадящим для нашего организма является «зимнее» время. Но во всех случаях сдвиг постоянного периода бодрствования относительно переменного по продолжительности и моменту начала светового дня имеет только временный успех. «Приспособиться» к непостоянному световому дню наш стабильный период бодрствования может, только если он будет тоже менять своё положение (сдвигаться), отслеживая непостоянство первого.

Как это приспособление лучше осуществить на практике, какие параметры в общем не совпадающих по длительности периода бодрствования и светового дня целесообразнее увязать зависимостью? Совершенно очевидно, что особого внимания заслуживает взаимосвязь начала светового дня (восхода Солнца) и начала нашего периода бодрствования (подъёма).

Из Рис. 1 видим, что если мы живём по «зимнему» времени, то подъём в одно и то же время (7.00 утра) с середины октября по середину марта происходит до восхода Солнца. (Если же у нас введено «летнее» время – линия подъёма на графике будет соответствовать 6.00, – то вставать затемно придётся уже с середины сентября до середины апреля, т.е. больше полугода). Но именно восход Солнца, как известно, запускает множество жизненных процессов природы и деятельности человека, именно от него зависит (болезненно зависит!) и важнейший параметр периода бодрствования – пробуждение, оказывающий влияние в течение дня на самочувствие, процессы творчества, эффективность досуга.  


Фото: В. Молчанов.

 

 
 

Совсем иное происходит в тёплое время года (см. Рис. 1): подъём происходит позже восхода, отставая от Солнца  на величину до 3,5 часа (для «зимнего» времени). Неприятностей с подъёмом становится значительно меньше, но существенную часть сна приходится спать при дневном свете, а это не всем нравится. Видимо, ни разу никого не побудило ввести  «суперзимнее» время (ещё на 2 часа позже «зимнего»), когда весь год мы бы вставали позже Солнца. Ведь тогда нам пришлось бы  большую часть года спать при дневном свете! 

Решение проблемы, видимо, состоит в том, чтобы в любое время года момент нашего пробуждения находился бы в районе восхода Солнца, желательно, не обгоняя его. Идеально было бы, если время начала бодрствования ежедневно точно совпадало бы со временем восхода Солнца. Однако, на данном этапе своего развития мы не настолько организованы, чтобы, например, завтра вставать на 3 минуты позже, чем сегодня, потому что восход Солнца сдвинется на 3 минуты и, как следствие, работа на производстве (в учреждении, детсаду, магазине, аптеке) начнётся тоже на 3 минуты позже сегодняшнего. Это дело будущего, и, скорее всего, не близкого… Но сегодня мы можем отслеживать световой день, сдвигая в разумных пределах период бодрствования (и весь суточный цикл) ступенчато.

Так, можно осуществить сезонные сдвиги периода бодрствования, оставляя наполнение этого периода неизменным. При этом принципиально неважно, по какому времени будем жить весь год, поскольку в момент сдвига на ту же величину изменяется время начала только всех мероприятий повседневной деятельности, а отсчёт текущего времени будет продолжать течь равномерно, никуда не сдвигаясь. При узаконенном, к примеру, круглогодичном «зимнем» времени (поскольку его полдень ближе к световому полдню, чем полдень летнего времени) практика сезонных сдвигов будет выглядеть примерно так (см. Рис. 2): в осенний период (сентябрь, октябрь) мы будем придерживаться знакомого нам расписания: подъём – в 7.00, начало работы – в 9.00, … отбой – в 23.00; в холодный и тёмный период (ноябрь-февраль) все обязательные мероприятия осуществляются (не трогая стрелки часов!) на 2 часа позже: подъём – в 9.00, начало работы – в 11.00 и т.д.; весной (март, апрель) возвращаемся к традиционному режиму дня с подъёмом в 7.00 и готовимся к очередному периоду (май-август), когда все повседневные дела начинаем на 2 часа раньше (подъём – в 5.00 и т.д.).


Фото: В. Молчанов.

Фото: В. Молчанов.

Рассмотрим, как ступенчатый график повлияет на заключительный этап нашего суточного распорядка дня – отход ко сну.

Из Рис. 3 видно, что традиционный «отбой» в 23.00, при жизни по «зимнему» (и «летнему») времени,  в любой день года происходит, как это и должно быть, не раньше захода Солнца.  

Этим же критериям практически  удовлетворяет параметр «отбой» и в предлагаемом сезонном графике суточного цикла (см. Рис. 4). В то же время, общепринятые санитарные нормы, предусматривающие 8 часов на сон, выдерживаются.  На некоторых особенностях отхода ко сну зимой и летом в новой системе временных координат остановимся ниже.


Фото: В. Молчанов.

Положительным моментом такого переустройства, прежде всего, явится то, что даже в самые критические дни года (с ноября по февраль) мы не позволим осуществлять побудку раньше восхода Солнца, чем обеспечим себе наиболее комфортное существование. Далее, отсутствие скачков текущего времени облегчит работу не только служб, связанных с точным хронометрированием (например, на железной дороге), но впоследствии и историков-архивистов, которым не придётся ломать голову, при каком времяисчислении произошло то или иное событие в прошлом. Нельзя также оставить без внимания и улучшение (для многих вынужденное) нашей информированности в вопросах астрономии, месте человека во вселенной, его гармонии с природой.

С другой стороны, потребуются определённые усилия властных институтов для выполнения  мероприятий, связанных с организацией функционирования всех организаций, служб и ведомств летом и зимой по новому расписанию. Но в данном случае, когда преследуется благородная миссия сохранения здоровья нации (здоровья – в широком смысле этого слова), цель, безусловно, оправдывает средства.

Некоторые затруднения первоначально могут быть вызваны непривычным временем, на которое перемещается момент отхода ко сну при неизменном по длительности и содержанию распорядке дня. Летом это 21 час, а зимой – 1 час ночи. Но при этом следует учитывать, во-первых, что время отбоя – не столь критично, как подъём, и его индивидуальное смещение в любую сторону непосредственно не грозит индивидууму, например, опозданием на работу. Во-вторых, организм сам способен подобрать оптимальное время начала ночного отдыха при известном, критичном (но не дискомфортном!) времени побудки. И, в-третьих, по своему опыту многие знают, что потребность человека в ночном отдыхе летом уменьшается, а зимой увеличивается, поэтому названные выше цифры, опираясь на знания и опыт (самочувствие), можно будет скорректировать в сторону 22-23 часов и 0-23 часов, соответственно.

ВЫВОДЫ

Таким образом, на основании всего вышесказанного можно сделать следующие выводы:

1. При выборе для практического использования одного из двух («зимнего» или «летнего») исчисления времени, предпочтение, безусловно, следует отдать «зимнему», при котором количество дискомфортных месяцев составляет порядка 5 с опережением нашего подъёма относительно восхода солнца до 2-х часов (вместо 7 месяцев и до 3-х часов для «летнего» времени), и которое более близко соответствующему ходу светового (солнечного) дня.

2. Практически полностью избавиться от негативных факторов несвоевременного утреннего пробуждения человека позволяют сезонные сдвиги нашего суточного цикла (подъём – работа – досуг – сон). Времяисчисление при этом не задействуется, его можно оставить раз и навсегда «летним», «зимним», а лучше поясным (солнечным). Цель достигается путём сдвига суточного «распорядка дня» человека на комфортный для его здоровья временной интервал, соответствующий сезону года. Расчёт показывает, что достаточной величиной такого сдвига в условиях жизни по «зимнему» времени является 2 часа (с разным знаком) для зимы и лета относительно демисезонных периодов года. (Для «летнего» времени потребуется сдвиг в 3 часа зимой и 1 час летом).

3. В данной работе сделан акцент на комфортное обустройство утренней части «распорядка дня», т.к. она содержит жизненно-важный социально-значимый элемент: «работа», под которым мы понимаем все виды полезной, востребованной обществом деятельности человека. Думается, если нас волнует здоровье нации, если известный лозунг: «Всё во имя человека, всё для блага человека!», на деле станет не фразой, а сутью нашей государственной политики, следует позаботиться о том, чтобы утром в любое время года наш человек отправлялся на работу, службу, учёбу выспавшимся, свежим, бодрым. Отсюда будет происходить и высокая производительность труда, и качество новаторских изысканий, и хорошая успеваемость, и послушные дети, и чудесное настроение.

Все приведённые здесь количественные характеристики получены для местности московского меридиана. Однако, логика рассуждений и стратегия сезонных сдвигов справедливы для всей территории страны.

Вернуться на главную
Новости сми


Комментарии 521
Загружается...
Новости сми

Новости сми
Новости сми


Новости Ttarget