2016-08-24T02:57:20+03:00
Комсомольская правда
352

Откуда у русских ваххабитская грусть?

Спецслужбы все чаще выявляют среди террористов славян, переметнувшихся в радикальный ислам. На фото, например, буйнакская бандгруппа. Третий справа - русский паренек из Белгорода Алексей Пашенцев - дослужился здесь до «амира».Спецслужбы все чаще выявляют среди террористов славян, переметнувшихся в радикальный ислам. На фото, например, буйнакская бандгруппа. Третий справа - русский паренек из Белгорода Алексей Пашенцев - дослужился здесь до «амира».

Спецкоры «КП» попытались понять, почему славяне все чаще оказываются в рядах ваххабитов [видео]

Гнилые ворота России

Даже на опытного путешественника-экстремала Астрахань производит гнетущее впечатление. В километре от «золотой мили» улицы завалены горами мусора, растут камыши в человеческий рост, а под ногами чавкает липкая грязь. Старинные дома через один сожжены. Их жгут вместе с несговорчивыми жильцами, а развалины никто не разбирает. Каждый второй прохожий - иностранец из Азии или выходец с Кавказа. Местным это не нравится - тысячи граффити на стенах: «Русский, не пей!», «Русский, проснись!». На черном гнилом заборе - дорогой пластиковый баннер «Школа лезгинки» и резюме от местных поперек синей краской: «Достали!»

Южные ворота России скрипят на ветру оторванными петлями - закрывать их, похоже, никто и не собирается. Зачем? Все равно у этих ворот нет забора.

Именно через Астрахань, расположенную на перепутье между Кавказом, Европой и Азией, к нам попадает все, от чего сопредельные территории с радостью готовы избавиться, - криминал, наркотики, «лишние люди» XXI века - гастарбайтеры и, разумеется, ваххабиты. Астрахань для них - перевалочная база, где можно отлежаться на пути в «большую Россию». Мест для этого множество начиная от «Шанхаев» и «Нахаловок» и заканчивая общагами, давно уже потерявшими признаки человеческого жилья.

Кизилюртовская бандгруппа. Внизу справа - русский паренек Виктор (Валид) Волков.

Кизилюртовская бандгруппа. Внизу справа - русский паренек Виктор (Валид) Волков.

В одном из таких общежитий на окраине города и выросла жена «русского ваххабита» Виктория Волкова. Златозубый дворник показывает нам дом, который ищем, и добавляет: «Проклятый». Фундамент жрет соль, все сыпется, в перекрытиях щели толщиной в руку. Но люди все равно живут. Всякие.

Судя по кучам пустых «сисек» от пива и шприцам с кровавым «контролем», вчера в этом доме было весело. Пробираемся по темным сырым коридорам. Один из спецкоров «КП» замечает: «Да я отсюда не только в ислам бы сбежал, сатанистом бы стал!» Не сомневаемся, Вика Волкова думала так же...

Дверь в комнатуху открывает Викина мама. Бедно и чисто, все застелено коврами. Двое детишек - их после ареста матери отдали бабушке-опекунше - при виде нас начинают рыдать хором. Жанна объясняет нам:

- С обысками какой месяц к нам ходят, вот они и боятся.

Рассаживаемся, кто на пол, кто на табуретки:

- Как Виктория пришла в ислам? По рождению?

- Да нет, любила перед зеркалом стоять в хиджабе и так постепенно-постепенно и носить его стала. Говорит: «Нравится мне эта религия!» Познакомилась с парнем, он ислам недавно принял.

- Парень русский был?

- Русский, с Сахалина. Плохого слова не могу про него сказать. Всегда приходил сюда как к матери, как в семью.

Виталий Раздобудько (слева) из Пятигорска.  Организовал теракт  в аэропорту «Домодедово».

Виталий Раздобудько (слева) из Пятигорска. Организовал теракт в аэропорту «Домодедово».

В общаге Волковы бывали часто, но жили в доме, который Виктор строил не спеша - как позволяли деньги. Дальнейшее укладывалось в стандартную ваххабитскую схему. После смерти мужа Виктория стала потенциальной смертницей и попала на учет сразу в две конкурирующие организации: ФСБ и к салафитам. Соседи Виктории рассказали, что в ее дом часто приезжали машины. Видимо, Вику обрабатывали, готовили. Жанна плачет:

- В мой день рождения Вика позвонила в слезах. Я помчалась к ней. Там милиция, собаки. И говорят: «Нашли!»

В доме обнаружили готовое взрывное устройство. Цепь событий - принятие ислама, гибель мужа и самоподрыв «невесты Аллаха» - удалось разорвать в последний момент. Задержанная потенциальная бомбистка, естественно, о фугасе «ничего не знала» - от мужа Виктора остался.

Валерий (Халид) Исаенко из Астрахани. Ушел в кизилюртовскую бандгруппу. Ликвидирован в мае 2012-го.

Валерий (Халид) Исаенко из Астрахани. Ушел в кизилюртовскую бандгруппу. Ликвидирован в мае 2012-го.

Его путь к чистому исламу - тоже типичный. До своего «духовного восхождения» он промышлял угонами машин на Дальнем Востоке. За что и получил срок. На зоне Волков принял новую веру, став Валидом. А освободившись, у­ехал на другой конец страны - в Астрахань, к бабушке. Здесь он и познакомился с Викой - даргинкой по матери и русской по отцу. А также с воинами Аллаха, вставшими на путь борьбы с неверными... В 2010 году Валид снова оказывается в тюрьме - за хранение гранаты. Выйдя на свободу, вместе с группой товарищей отправляется на «настоящий джихад» - в Дагестан. Компанию Волкову составил еще один славянин-ваххабит - Валерий Исаенко. Он, познакомившись в 2010 году с Валидом, увлекся «религией последнего пророка». Да так, что в начале 2011 года бросил астраханский колледж ради хасавюртовского медресе. В кизилюртовской бандгруппе неофитам были рады. По местным меркам (средняя продолжительность жизни в лесу - полгода) в подполье они провели целую вечность. Волков был уничтожен в сентябре 2013-го. Исаенко - в мае 2012-го...

Когда на ваххабитском небосклоне появился русский проповедник Александр Тихомиров (он же Саид Бурятский), казалось, что это лишь странное исключение. Фамилии разыскиваемых за теракты в Самаре, Москве и Пятигорске Павла Косолапова и Виктора Двораковского звучали экзотично. Но когда в Поволжье стали появляться целые «русские джамааты», стало ясно: славяне-ваххабиты - это уже система, которой противопоставить, кроме стволов, нечего. В Ульяновской области была раскрыта банда «Исламский джамаат» под командованием русского парня Сергея и чуваша Валерия Ильмендеева. На их счету разбои, похищения людей. В «квартирной мечети» они вербовали новых сторонников.

Виктория Волкова из Астрахани - вдова ваххабита. В ее доме нашли взрывное устройство.

Виктория Волкова из Астрахани - вдова ваххабита. В ее доме нашли взрывное устройство.

Подобная группа была нейтрализована в Тольятти. В Башкирии во время спецоперации был уничтожен ваххабит Александр Яшин, состоявший в джамаате под командованием Владимира Тураева. В Астрахани нейтрализована ячейка джихадистов, в которую входили Андрей Антонов, Руслан Белкин-Яблуков и Алексей Антонов. На их совести - подрыв у здания ГИБДД Волгограда в апреле 2011-го и попытка теракта у Академии МВД. Спустя два года смертница, посланная террористом Дмитрием Соколовым, взорвала себя в местном автобусе...

- Приход русских в радикальный ислам - это целенаправленная работа вербовщиков по привлечению славян, - рассказал нам в Астрахани религиовед, доктор философских наук Александр Саввин. - Причем многомиллионная умма татар, башкир, кавказцев не дала такого числа радикальных адептов, сколько дали тысячи славян (см. «Цифры»). Они воспринимают религию как радикальную форму самовыражения, а не как складывавшуюся в России столетиями традицию. Это печально.

- Неофиты говорят, что опору они получают не в православии, а в исламе.

- Но в традиционном исламе они тоже не находят опоры. Только в радикальном. И, как правило, ситуация с уходом ребенка в радикальный ислам возникает, когда в семье разлад. Проблема старшего и младшего поколений, ценностный разрыв, неблагополучная семья... Людям, попадающим к ваххабитам, внушают: «Родители тебя не слышат. Откажись от них, они неверные». Если человек перешагнет этот барьер, он будет радикализироваться и дальше.

Разрыв между родными людьми был красноречиво продемонстрирован террористом Дмитрием Соколовым. В своем последнем телефонном разговоре с матерью за несколько минут до своей гибели он призвал ее покаяться и обратиться в ислам. Чтобы не гореть в аду.

Переход между мирами

Астраханские водители, зарабатывающие на дальнобойном извозе, ехать в Дагестан не хотели. Мы поняли почему, когда в час ночи на посту Кочубей встали в хвост многокилометровой очереди. Рядом на Ставрополье шла контртеррористическая операция, поэтому всех досматривали с особой тщательностью. Выясняли цель поездки, паспорта пробивали по всем возможным базам. Корреспондентов «КП», например, спросили:

- Где зарегистрированное на вас травматическое оружие?

Ответили мы правильно: «Хранится в сейфе по месту прописки». Наши данные записали в спецтетрадь и впустили в Дагестан. Не в другую, а в иную страну. И, положа руку на сердце, посты и тетради вряд ли помогут сохранить мир в этой республике. Все больше и больше призванных в ислам имеют абсолютно русскую внешность и фамилии.

Поразительно, но предавший родную веру неофит в авторитете у джихадистов. Алексей Пашенцев, к примеру, дослужился до «амира» буйнакской бандгруппы.

- Обычный паренек, поступил в Белгороде в институт, принял ислам, - рассказали нам очередную историю дагестанские силовики. - Новые друзья предложили ему поехать в Египет, в университет Аль-Азхар. Отучился полтора года, о нем там говорили как о способном ученике, эти слухи дошли до лесных, им нужен был такой проповедник, как Бурятский. Его начали раскручивать на сайтах боевиков. У них ведь нехватка тех, кто может грамотно по-русски излагать догматы. В итоге в Буйнакске группа из 5 - 7 человек превратилась в отряд из 30 с лишним.

- Русская молодежь устала от пивного культа, ее выталкивают в систему «европейских ценностей» - в общество потребителей, с гей-браками и прочим непотребством, - считает эксперт Центра исламских исследований Северного Кавказа Руслан Гереев. - В итоге молодежь обращает внимание на радикальный ислам, доктрина которого проста. Ритуал молитвы занимает две минуты. И дает психическое освобождение от проблем общества. Но приходящие в ваххабизм становятся жестче и беспощаднее. Я удивляюсь, почему у нас нет госструктуры, отвечающей за религию. Все идет самотеком. Ситуацию надо пересматривать.

- Каким образом?

- Еще 10 - 15 лет назад Малайзия была похожа на Дагестан - там чуть ли не ежедневно убивали чиновников и священников. Власти решили взять под контроль салафитские организации, вывести их из тени - просто заставили зарегистрироваться. Не знаю, надо ли идти по этому пути, но учесть мировой опыт мы обязаны. Мы запустили эту проблему. И только силой оружия достигнуть реальных успехов не получается.

Виктор (Валид) Волков с Сахалина. Ушел в кизилюртовскую бандгруппу, ликвидирован в сентябре 2013-го.

Виктор (Валид) Волков с Сахалина. Ушел в кизилюртовскую бандгруппу, ликвидирован в сентябре 2013-го.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

По странному совпадению, наш «поход к неофитам» совпал с явлением Даров волхвов в Москве и чудовищной антиправославной кампанией в СМИ. Из Дагестана это беснование смотрелось совсем по-другому. Во все эпохи рождались люди, готовые претерпеть за веру, совершать, самоотрекаясь, духовные подвиги. Вряд ли кто-то из гонителей православия понимал, что таким образом он толкает пассионариев духа в объятия радикального ислама, унавоживая своим злословием почву ваххабизма. При этом в вербовке в секты нет ничего сверхъестественного. В 90-е годы Россия пережила нашествие псевдохристианских культов. Явление удалось извести благодаря серьезной антисектантской работе. В каждом крупном городе существовали службы реабилитации сектантов. Но в борьбе с радикальным исламом комплексных мер пока никто не разрабатывает. Метастазы запущенной болезни точечно купируются силовиками. Но одни они рост злокачественной опухоли не остановят.

Так астраханцы отвечают на нашествие чужой культуры.

Так астраханцы отвечают на нашествие чужой культуры.

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

Александр ДВОРКИН, профессор, зав. кафедрой сектоведения Православного Свято-Тихоновского университета:

- В своей вербовочной работе ваххабиты не ограничиваются исламским ареалом, проникая везде, где могут. Люди славянской внешности для них особенно предпочтительны, потому что они не так заметны в толпе. И их привлечение к диверсиям повышает эффективность террористов. Я бы не сказал, что русские увлекаются радикальным исламом. Сектами вообще не увлекаются, в них приводят - через обман. Но ушедших туда людей нельзя считать потерянными. За них нужно бороться. В секты, как правило, попадают люди в стрессовом состоянии. С таким материалом вербовщикам работать проще всего. Здесь многое зависит от близких, обратят ли они внимание на проблему. Если мы вовремя не окажем помощи, то ее «окажут» сектанты. И, конечно, надо развивать религиозное образование. Если бы русские люди знали историю православия, то шансов вовлечь их в исламскую секту было бы намного меньше.

КОМПЕТЕТНО

Роман СИЛАНТЬЕВ, исламовед:

Люди с «синдромом утенка»

- Неофиты обычно обладают повышенной ретивостью в вопросах веры. Причем ретивость эта деструктивная. Они некритично воспринимают информацию. Это называется «синдром утенка». Он прочитал лекцию Саида Бурятского и больше ничего слушать не хочет, тем более старых исламских авторитетов. Еще они постоянно учат других мусульман, как нужно правильно жить и молиться, и занимаются этим очень агрессивно. В православии это называется «ревность не по разуму». У новообращенных в традиционный ислам это через некоторое время проходит, у ваххабитов - нет.

ЦИФРЫ

Сколько в России «русских мусульман»?*

100 000 - по данным функционеров Совета муфтиев РФ.

10 000 - по данным Али Вячеслава Полосина, бывшего священника.

7000 - по данным исламоведа Романа Силантьева.

1000 - численность «русских ваххабитов» только в городе Астрахань, по данным МВД.

*На данный момент точной статистики не существует, так как в переписи населения религиозная принадлежность не указывается.

Жанна Филипеску, мать жены ваххабита: он казался обычным парнем, ничего подозрительногоСпецкоры "КП" попытались понять, почему славяне все чаще оказываются в рядах радикальных исламистов

Жанна Филипеску, мать жены ваххабита: он казался обычным парнем, ничего подозрительного. Спецкоры "КП" попытались понять, почему славяне все чаще оказываются в рядах радикальных исламистов

Поделиться:
Подпишитесь на новости:
352
 

Читайте также

Новости 24