Новости 24

Записки из лагеря беженцев

Наш фотокор Николай Хижняк несколько дней прожил в местечке рядом с границей, где нашли приют украинцы, спасающиеся от гражданской войныНаш фотокор Николай Хижняк несколько дней прожил в местечке рядом с границей, где нашли приют украинцы, спасающиеся от гражданской войны

Наш фотокор Николай Хижняк несколько дней прожил в местечке рядом с границей, где нашли приют украинцы, спасающиеся от гражданской войны [фото]

С 24 июня Николай работает в лагере беженцев в Донецке - российском городке на границе Ростовской области и Украины. Он сделал уже сотни снимков, лучшие из которых вы видели на нашем сайте kp.ru. Параллельно он ведет записи, часть из которых мы предлагаем вам сегодня.

***

В Донецк Ростовской области я прибыл в 23:00. У входа в лагерь сидели два офицера МЧС, один из них - полковник Панченков, к которому я и подошел.

- Здравствуйте, я из "Комсомольской правды".

- А что вы тут ночью собрались снимать? Сейчас уже все спят, лучше завтра приходите .

- Да я не снимать, мне остановиться негде.

- Это не проблема: накормим, спать уложим – чувствуйте себя как дома, сейчас все сделаем.

Подзывает к себе дежурного, тот подбегает, отдает честь, получает приказ разместить корреспондента. Заводит меня в лагерь, подзывает какого-то рядового спасателя, тот подбегает, отдает честь и получает распоряжение, куда меня определить. Все как в армии, все строго, по уставу, все максимально оперативно и быстро. Уже минут через пять мы стояли у моей палатки, на руках у меня было 2 теплых одеяла, и я слушал инструкции о том, где туалет, где можно попить чай, когда можно покушать, куда обращаться за помощью и где розетки в палатке.

В палатке я был один, разместили с привилегиями, как корреспондента. Хотя на следующий день туда тоже заселили людей. Поток беженцев шел, людей уплотняли, лагерь расширялся. За 4 дня выросли еще 10 палаток.

Мест в моей палатке было 8 – раскладушки стояли почти вплотную друг к другу. Но спасатели редко когда забивают палатки целиком, стараются рассредоточивать людей. На каждой раскладушке лежал чистый комплект постельного белья и подушка.

***

Спасатели трудятся в лагере почти круглые сутки. Кто-то носит гуманитарку, кто-то помогает людям. Границу закрывают в 12, и вплоть до этого времени идут люди, которых оперативно размещают.

Где-то в час ночи уже почти никого не стало из беженцев – все легли спать. Только спасатели продолжали работать.

***

Проснулся в 6:30, хотел пойти поснимать, как готовят еду на завтрак, который начинается в 7:30. Но ничего не заснял, так как завтрак уже был готов. Повар (тоже спасатель) только посмеялся надо мной, сказал, что готовить они начинают с 4 утра, чтобы все успеть. В 7:00 спасателей построили, а после они пошли завтракать. После них уже пошли люди. После завтрака снова построение, но в этот раз спасателям раздали инструкции, задания, и они продолжили работать.

Спасатели, безусловно, молодцы. Такой слаженной работы и организации я не видел больше нигде.

Здесь есть все для полноценной жизни. Даже храм - мобильный, правда. Службы ведет отец Владимир - благочинный Донецкого округа.

***

Из неприятных моментов. Наткнулся здесь на тот же феномен, который нехорошо удивил меня в Крымске, когда снимал там последствия наводнения. Люди, привыкая к «халяве», начинали наглеть и чего-то требовать. Изображая в любой спорной ситуации «жертв». Причем всегда это те, кто пострадал меньше всего – они первые во всех очередях на получение и последние при любой просьбе о помощи. Тут тоже нашлись такие – есть откровенно хамоватые люди, которым то это не нравится, то другое. То одна претензия к спасателям, то другая. Два молодых парня-спасателя рассказали про людей, которые приходят к ним и требуют убраться у них в палатках, как в гостиницах.

На улице пусто, дети почти не играют, все сидят в палатках.

Спасатели постарше нормально реагируют. Молодые, из тех, кто первый раз в «бою», иногда в недоумении. Как, мол, так - ты людям помогаешь, не спишь, рискуешь своим здоровьем, а они еще и ругают тебя. Подобные закидоны прощают, списывая на последствия пережитых обстрелов.

***

Пока не пойдешь на границу - не поймешь, насколько это тяжело все, печально и грустно. В лагере как-то все проще: дети играют, людям помогают, людям готовят, заботятся о них.

Я пошел на погранпункт, чтобы перейти границу. Желающих попасть на территорию России очень много. Но есть и те, кто идет в обратную сторону - человек сорок пеших и еще машин с три десятка. Это те, кто привозит родных, близких, знакомых, детей, а сам возвращается домой. Я выстоял в очереди вместе со всеми, чтобы понаблюдать (хотя, если показать удостоверение журналиста, то пограничники тебя пускают без очереди).

В сторону России - непрерывный поток. С разницей в 2-3 минуты идет 3-7 человек. В основном, женщины в окружении детей. Иногда их сопровождают мужчины, но редко. Дети на руках, а в колясках огромные баулы с вещами. Те, что повзрослее, ведут за руки самых маленьких. Если взрослых детей нет, то младшие бегут, еле успевая, за мамашками, которые тащат сумки. Они переходят границу, останавливаются и растерянно оглядываются - они не знают куда дальше идти и что делать.

Вот эта минута, до того, как к ним подойдет сотрудник МЧС или доброволец, объяснит, скоординирует, проводит на автобус, - вот эта минута самая страшная. Я на секунду представил, а что было, если бы с нашей стороны людей никто не встречал? Если бы Россия не протянула бы руку помощи братьям-славянам? И мне стало страшно за братьев.

***

Перешел на ту сторону границы.

C первых же метров, когда идешь по территории украинского поста, понимаешь, что в стране война. Повсюду следы от снарядов, пуль, копоти - разбитое стекло, дырявые знаки и заборы, воронки от мин. И на фоне этого толпа людей, с маленькими детьми, сумками, чемоданами. А также километровая очередь из машин: у кого на крыше стиралка, у кого детские коляски или просто баулы.

Стоят люди в две очереди: одна для тех, у кого в машине есть дети до 12 лет, пенсионеры от 70 или инвалиды. В этой очереди люди стоят по 1,5-2 часа – она в приоритете на пропуск. Немного, по сравнению с соседней очередью. В ней люди стоят по 8 часов. В один день она растянулась почти на пять километров.

***

Сотрудники лагеря, которые консультируют людей в вопросах миграции, сказали, что к ним очень много людей обращается за консультацией. Но это те, кому больше некуда возвращаться, в основном жители Славянска. Однако большинство не считает себя беженцами, они искренне надеются, что война скоро кончится.

Люди как будто в каком-то страшном сне. Многие признаются, что не верят в происходящее. Что вот переждут пару недель и вернутся обратно. И все будет, как и раньше – мирно, спокойно. Будет ли? Никто не знает...

Все с волнением ждут окончания срока перемирия...

МЕЖДУ ТЕМ В Ростов прибыл грузовик «Комсомолки» с гуманитарной помощью из Москвы В пятницу, 27 июня, около 15:30 в Ростов-на-Дону приехал грузовик с гуманитарной помощью из Москвы. Помощь для беженцев на его борт собирали, можно сказать, всем миром. Первыми стали москвичи, которые несли к офису «Комсомольской правды» по адресу Петровского-Разумовский Старый Проезд продукты, канцелярку, игрушки, посуду и лекарства. И чуть больше суток назад автомобиль выехал из Москвы. По дороге в донскую столицу фура сделала остановки в городах Елец и Воронеж, где также откликнулись на клич «комсомольцев» неравнодушные местные жители (читайте далее) ТЕМ ВРЕМЕНЕМ «Комсомолка» объявляет сбор гуманитарной помощи для украинских беженцев Для украинских беженцев в России открыты свыше 260 пунктов. Их количество, как и число рядовых россиян, которые принимают в своих домах совершенно посторонних людей, растет. Каждый день тысячи вынужденных переселенцев, спасаясь от войны, пересекают границу с Россией. Вглубь страны их доставляют спецбортами МЧС по несколько рейсов в день. Беженцев принимают в Поволжье, Сибири, даже на Дальнем Востоке (читайте далее)

МЕЖДУ ТЕМ

В Ростов прибыл грузовик «Комсомолки» с гуманитарной помощью из Москвы

В пятницу, 27 июня, около 15:30 в Ростов-на-Дону приехал грузовик с гуманитарной помощью из Москвы. Помощь для беженцев на его борт собирали, можно сказать, всем миром. Первыми стали москвичи, которые несли к офису «Комсомольской правды» по адресу Петровского-Разумовский Старый Проезд продукты, канцелярку, игрушки, посуду и лекарства. И чуть больше суток назад автомобиль выехал из Москвы. По дороге в донскую столицу фура сделала остановки в городах Елец и Воронеж, где также откликнулись на клич «комсомольцев» неравнодушные местные жители (читайте далее)

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

«Комсомолка» объявляет сбор гуманитарной помощи для украинских беженцев

Для украинских беженцев в России открыты свыше 260 пунктов. Их количество, как и число рядовых россиян, которые принимают в своих домах совершенно посторонних людей, растет. Каждый день тысячи вынужденных переселенцев, спасаясь от войны, пересекают границу с Россией. Вглубь страны их доставляют спецбортами МЧС по несколько рейсов в день. Беженцев принимают в Поволжье, Сибири, даже на Дальнем Востоке (читайте далее)

Поделиться:
Подпишитесь на новости:
298

Читайте также