2016-08-24T02:41:32+03:00
Комсомольская правда
121

Украинский журналист Виктор Зубрицкий: В Киеве меня бы за правду уничтожили

Это Киев, типичный сегодняшний Киев. Украинская молодежь в националистическом угаре готова растерзать всех, кто с ней не согласен. И журналиста, и милиционера, и просто прохожего... Фото: Олег ТЕРЕЩЕНКО/«КП» - КиевЭто Киев, типичный сегодняшний Киев. Украинская молодежь в националистическом угаре готова растерзать всех, кто с ней не согласен. И журналиста, и милиционера, и просто прохожего... Фото: Олег ТЕРЕЩЕНКО/«КП» - Киев

Бывший продюсер телеканала «112» бежал от расправы, сняв честный фильм о майдане и выиграв суд у Авакова [видео]

До недавнего времени Виктор Зубрицкий работал креативным продюссером на украинском телеканале «112». Из-за преследования украинскими властями по расследованию событий на майдане он был вынужден выехать из страны и бросить свою работу. Корреспондент «КП» встретилась с украинским коллегой, чтобы узнать, куда исчезла в «незалежной» пресловутая свобода.

- Виктор, до недавнего времени украинские силовики захватывали в плен и подвергали пыткам и унижениям преимущественно российских журналистов. Но недавно у них в плену побывал ваш бывший коллега по телеканалу «112» Роман Гнатюк с двумя товарищами. Их что перепутали с российским журналистами?

- Перепутать не могли, у ребят были при себе удостоверения журналистов. Скорее всего, причина их задержания была в другом. Журналисты всех основных украинских СМИ не ездят в зону антитеррористической операции со стороны сепаратистов. И если позиция украинских военных, которые атакуют Донбасс, достаточно широко отражена в СМИ, то позиция людей, которые находятся по другую сторону, не освещается. А телеканал «112» принял решение отправить туда своих журналистов и рассказать о тех, кто находится по другую сторону военного рубежа, поскольку там много мирных граждан Украины. Этот канал не занимает ни провластную позицию, ни оппозиционную, ни пророссийскую. Он просто объективно показывает в прямом эфире все то, что происходит, чьи бы интересы это не затрагивало. Понятно, что этот очаг демократии находится сейчас под прицелом.

- Именно журналисты канала «112» смогли подойти максимально близко к месту крушения малазийского «Боинга»?

- Да, это единственные украинские журналисты, которые вели оттуда репортажи. Возможно, это один из факторов, повлиявших на их захват в плен батальоном «Кривбас», работающим на киевские власти. Но то, что захват журналистов был заранее спланированной операцией с целью отбить желание ездить в эту зону — это лишь одна из версий. Я же больше склоняюсь к другой версии: люди, которые сидели на блокпосту в Амвросиевке, просто решили, что попавшиеся им журналисты — подозрительны. Тогда ребятам завязали глаза и стали допрашивать с «пристрастием». То, что с ними делали — это больше, чем унижение, в конце - это попытка убийства сознания человека. Журналистов вывезли на машине в поле. Вначале из машины выволокли Романа Гнатюка, заставили раздеться и ползти по траве. А когда он отполз на какое-то расстояние, раздались два выстрела, и машина быстро уехала. Товарищи, которые сидели в это время в машине, думали, что Романа убили и понимали, что их убьют следующими. Так повторили с каждым. Это как казнь, которую назначили и в последний момент отменили. Человек, прощаясь с жизнью, получает мощнейший удар по психике. Требуя от правоохранительной системы наказания за то, что произошло с ребятами, мы должны говорить о незаконном задержании, грабеже (потому что у них украли все имущество), о пытках и издевательствах и о попытке убийства. Но украинские СМИ молчат, ОБСЕ молчит, Евросоюз молчит. Для сравнения, вспомните, какая была истерика, когда 18 мая сотрудница «5 канала» (владелец Порошенко П.А.) Ольга Сницарчук и ее гражданский муж были подвергнуты хулиганскому нападению Вадима Титушко, который не нанес ни единого удара журналистам, но прыгал вокруг них и угрожающе изображал с ними бой. В итоге это преподнесли так, будто Титушко жестоко избил журналистов. Хоть не было реально нанесенных побоев, ему присудили 3 года условно. И сегодня мы должны просто поставить на одну чашу весов осужденного хулигана Титушко, а на вторую — недельные пытки, расстрел над журналистами телеканала «112», до которых никому нет дела.

- На Украине раньше были работали несколько десятков организаций, защищающих права журналистов. И где они?

- На 80 процентов эти структуры профинансированы различными американскими и европейскими грантами. Ни одна из этих организаций пока не сделала никаких заявлений.

- Но в конце концов есть журналисткая солидарность...

- Уже очень давно журналистская среда на Украине поделилась надвое: кто «за тех», и кто «за этих». Вот смотрите, пришла в Киеве новая власть. Мы с Вами два журналиста. Я, допустим, были за оппозицию, за Майдан, а Вы были против. Вы писали например: «Это же война, ужас, к чему вы идете!». А я писал: «Народ, торжество справедливости, свобода, демократия!» И вот «мои» победили. Мы смотрим на итог: очень тяжелые последствия для страны. И я это понимаю. Вы смотрите на меня и говорите: «Ну как?» А я стараюсь искать виновным кого угодно, кроме как власть, взявшую на себя всю полноту ответственности за судьбу страны и народа. Мне трудно признать свою ошибку, я не могу ее признать…

- Вы говорите о разнице во взглядах. А я говорю о том, что вашему коллеге, журналисту угрожали убийством. Где чисто человеческое сострадание?

- В демократическом обществе оно должно быть, но де факто наоборот - начали врать, что Романа захватили «террористы».

- Среди журналистов нет понятия дружбы, солидарности?

- Исходя из этого примера нет.

- То есть всё сожрала политика?

- Да. Человеческие отношения есть только внутри определенной группы. Если двое за Тимошенко, и с одним из них что-то произошло, второй будет писать. Если кто против этой группы, то будут молчать. Можно спорить, но случай с Романом и многими другими пострадавшими журналистами это ярко показывает.

- Большинство украинских СМИ сейчас просто искажают информацию о войне. Они хотя бы сами понимают, что врут?

- Очень многие журналисты уверены в том, что в Донбассе воюют исключительно российские наемники. Они считают, что идет война между Украиной и Россией, и любая статья, отражающая позицию «ополченцев», «сепаратистов» идет на пользу врагу. Вторая часть просто боится сказать что-то не так и стать предателями Родины. Третьи свято уверены, что все именно так, как они пишут. И поэтому, если ты им, к примеру, говоришь: «Сегодня разбомбили школу», они отвечают «Это сепаратисты сами себя». «Так это же дети!». «Сепаратисты скрывались в этом квартале». «А Луганская областная администрация?» - «Это они сами себя». – «А в Одессе?» - «Так это они сами себя подожгли!». И ты не можешь объяснить человеку, что это наши граждане, те, с кем ты сидел на стадионе во время Евро-2012 и болели за нашу команду. А сегодня их всех подряд называют сепаратистами и предателями. Есть и такие журналисты, которые просто не считают нужным ни в чем разбираться, они просто получают зарплату за то, что делают.

Есть, конечно, и такие журналисты, которые стараются поддержать протест мирных граждан против артобстрелов и бомбежек, освещают ополченцев и не верят украинской власти, но их меньшинство. Вы поймите, на Украине сегодня никто не защищен. Если дом грабят, люди звонят в милицию, но милиция не приезжает, потому что сами боятся. Она приедет потом. Милиционеров в наряде, условно, 3-4 человека, у них есть пистолеты, автоматы, а еще у них есть дети. Выезжая на вызов, они понимают, что сейчас из украинской армии украдены десятки тысяч единиц оружия, которое свободно гуляет. И приехав на разбой, милиционеры запросто могут получить в ответ автоматную очередь. Правоохранительная система на Украине развалена полностью.

- Почему рядовые граждане мирятся с этим беспределом?

- Люди сегодня еще ждут. Есть очень мощный психологический фактор: образ внешнего врага. Это мобилизует и дает возможность объединить граждан вокруг какой-то идеи. В Украине была одна проблема – не было идеи. К тому же на образ внешнего врага можно списать и провал экономики, и войну, и социальное неравенство. Официальная пропаганда уже четко выработала у основного населения Украины стереотип, что те, кто воюет на стороне Донбасса — это террористы, которые в основной своей массе россияне. И никто не обращает внимания на очевидные несостыковки. Так, недавно СБУ Украины сообщило, что во время проведения антитеррористической операции было задержано 300 боевиков, из них 11 иностранцев. Известно, что из этих 11 иностранцев один — гражданин Германии. То есть россиян может быть не больше 10 человек. Если мы официально говорим о том, что воюем с Россией, то арестуйте нам этих россиян. Но почему-то из 300 задержанных 290 это - граждане Украины.

«На Украине верят, что в Крыму одни бандиты»

- Вы съездили в Крым и написали в Фэйсбуке позитивный пост. Судя по всему, на Украине Вам не поверили.

- Почему не поверили? За несколько дней 1800 «лайков». Ведь на Украине многие думали, что на крымских пляжах никого нет. Все «слышали», что в Крыму грабят на каждом углу, отбирают машины, все возвращаются пешком, отбирают даже акваланги и маски, ты выходишь из воды – у тебя вещей нет, а в магазинах совершенно нет продуктов питания, и все голодают. Так о Крыме писали в некоторых украинских СМИ.

- И что, люди этому верят?

- Вы должны понимать, у простых украинцев есть обида. Люди уже привыкли, что Крым - их. У вдруг его почему-то отняли. А кто отнял? Да вот человек такой нехороший, Путин. (Может Россия?)

«Многие вопросы теперь решаются убийствами»

- Почему на вас завели уголовное дело и вы уехали из Украины в Россию?

- После расстрела людей на майдане 20 февраля мы с американской компанией ID Pictures стали снимать документальный фильм о тех событиях. В ходе расследования, изучения фактов и бесед с очевидцами мы очень быстро пришли к выводу, что расстрел велся в интересах людей, которые сейчас пришли на Украине к власти.

Мы, например, обратили внимание, что после тех кровавых событий на майдане вдруг стали пилить деревья. Мы догадались, что в эти деревья попали пули, и улики таким образом хотят скрыть. Ведь по траектории полета пули можно было легко убедиться, что расстрел велся из здания, которое принадлежало совсем не власти. Мы также сняли врачей, которые говорят: «Вот пули, которыми были убиты и ранены эти люди. Раньше к нам приходили за два часа. Сегодня у нас эти пули никто 2 месяца не изымает». Зато из следственных органов исчезло 192 уголовных дела по событиям на Майдане. Следственная комиссия не смогла допросить никого из подозреваемых, в МВД и СБУ ответили, что эти люди задействованы в антитеррористической операции, а потому не могут давать показания.

Полностью фильм делается нами совместно с американскими режиссерами и журналистами в США. Они привлекли к съемкам даже сотрудников ФБР, которые по звуковым экспертизам определяли, из какого оружия и с какого расстояния производились выстрелы. Фильм практически готов, мы намерены показывать его на кинофестивалях.

- И кому-то не понравилось ваше расследование?

- Да. Как-то я еду в машине, мне звонят и говорят: «Тебя показывают по всем телеканалам показывают на пресс-конференции министра МВД, где Министр говорит, что ты руководитель банды, которая осуществляла расстрелы людей на Майдане. А вечером на одном из телеканалов с обвинениями в мой адрес опять выступает сам глава МВД Арсен Аваков. Я дозвонился с опровержениями в студию, но через минуту меня отключили. При этом оказывается, что никакого уголовного дела на меня еще не заведено, его завели лишь через неделю. После этого я подал в суд на Авакова за клевету и суд был вынужден встать на мою сторону, так я выиграл суд у Министра МВД Украины.

- Удивительно, что вы на свободе. Дело могли легко сфабриковать.

- Я благодарен Господу, что он дал мне возможность, пользуясь нежеланием правоохранительных органов участвовать в «грязных делах» Министра, выехать из страны. Там бы меня просто за правду уничтожили.

- Когда вы уехали с Украины?

- Как только я узнал об обвинениях в свой адрес, я тут же вывез всю семью. Потом я заключил договор с адвокатами, и они выиграли этот процесс у Авакова. Но, несмотря на это, уголовное дело в отношении меня так и не закрыли. Более того, история имела продолжение. Как только мы выиграли суд, на телеэкранах появился Генпрокурор Олег Махницкий (занимал эту должность до 18 июня, - Ред.), и озвучил уже другую схему моей причастности к событиям на майдане. Якобы, я занимал официальный пост наравне с 1-м замом - помощника министра внутренних дел. Где, спрашивается, мое заявление о приеме на работу, где моя зарплата, где мой государственный ранг, трудовая книжка? Но такие мелочи никого не волнуют. Люди, которые пришли сейчас на Украине к власти, не останавливаются ни перед чем. Они понимают, что если их свергнут с власти, речь уже будет идти не просто об аресте. Это люди, погубившие огромное количество людей ради своей выгоды, начав с расстрела Небесной Сотни, это преступники и коррупционеры высшего уровня. Им реально грозит Гаагский трибунал. Убив такое количество мирных граждан на юго-востоке, эти люди создали очень страшный прецедент. Они открыли ящик Пандоры. Теперь многие вопросы на Украине решаются просто убийством. Прокатилась волна убийств мэров городов. Ведется война на уничтожение нации. Майдан сменил одних олигархов на других. Люди стремились к тому, чтобы жизнь стала лучше, искали Европейский выбор, а получил самое страшное - полное исчезновение права на жизнь, рухнувшую экономику, тотальную коррупцию и последнюю уже «приватизацию», разрушение всех прав и свобод. Еще вчера граждане протестовали против законов ограничивающие их права, а сегодня Верховная Рада приняла изменения в законе о применении милицией оружия на поражение без крайней необходимости и предупреждения в АТО, никаких вопросов нет.

- Но ведь рано или поздно люди прозреют...

- Достаточно взглянуть на настроения в социальных сетях, настроениях в подразделениях АТО. Посмотрите, что пишут люди, населяющие Донбасс, Западную Украину, посмотрите, что пишут военнослужащие с обеих сторон противостояния. Все эти люди, так или иначе, говорят о том, что нынешней украинской власти не будет уже к зиме. Армия недовольных обманами и предательством народа растет с каждым днем, а кризис созданный властью только начинает формироваться и раскроется с наступлением холодов. От осознания этого мне в душе холодно и сейчас. Украина – это моя Родина.

А В ЭТО ВРЕМЯ

Если гуманитарная помощь из России попадет под украинский контроль, ее сожрет нацгвардия

В этом уверен глава Краснодонского района Луганщины Александр Кравцов, с которым беседовал наш спецкор Николай Варсегов

Как только стало известно, что машины с российской гуманитарной помощью двинулись от Москвы в сторону Луганщины и Донетчины, на всех украинских телеканалах началась истерия. Появились свидетели, которые лично видели, как военные в эти машины с гуманитарной помощью загружали оружие! Было даже показано фото, на котором за колонной камазов пристроился зенитно-ракетный наш комплекс «Бук». Это фото показывали секунду, чтобы зритель «жабу» не разглядел, сляпанную так наскоро (читайте далее)

Еще больше материалов по теме: «Украинский кризис»

Поделиться: Напечатать
Подпишитесь на новости:
 

Читайте также

Новости 24