Новости 24

56

Санкции: Иностранцы уходят - нам больше достанется

Фото: Евгения ГУСЕВА

Запад фактически дает шанс отечественным компаниям подняться за счет внутреннего рынка, считает член общественной палаты Алексей Репик [инфографика, видео]

Кризис - это для кого-то трагедия, а для кого-то - возможности. Например, если речь идет о замещении импорта. Санкции, которыми пытаются блокировать нашу экономику и с помощью которых мы защищаем наш внутренний рынок, заставляют или трансформироваться, или признать поражение. Второй вариант исключен.

ПУГЛИВЫЕ ЖИВОТНЫЕ

- Алексей Евгеньевич, когда санкции только начинались, у нас в стране кидались шапками, мол, не страшно. Теперь я вижу страх, меня не подводят мои органы чувств?

- Дискомфорт есть. Не столько от санкций. Иностранному инвестору достаточно одного ожидания санкций, чтобы не рассматривать новые инвестиции в Россию - просто на всякий случай. Инвестор - животное пугливое. А некоторым компаниям и вовсе директивно не дают работать в России.

- То есть риски в этом случае превышают выгоды?

- Смотря для кого. Выгоды для российского бизнеса от инвестиций во внутренний рынок только растут. Потому что прежде в России целые ниши были плотно заняты транснациональными корпорациями. Если даже эти ниши теперь не освобождаются полностью, у наших компаний появляется шанс за них посоревноваться.

- Сейчас особенно фермеры радуются. У них конкурентов заметно поубавилось. Но на потребителях это может негативно отразиться...

- Введение ответных санкций было ожидаемо. Но в нашей экономике, вероятно, будет непростой период. Через некоторое время так или иначе все устаканится. И для российских предпринимателей и компаний из незатронутых российскими санкциями стран этот переходный период - хорошая возможность занять нишу на освободившемся «домашнем рынке».

ПОСМОТРЕТЬ ПОД НОГИ

- Считается, что эффект импортозамещения, так хорошо сработавший в кризис 1998 года, не может быть сейчас повторен просто потому, что разрушилась советская индустриальная база.

- Это заблуждение. Импортозамещение на основе советской базы - это лишь стереотип в головах людей. Давайте посмотрим на сектора, которые были конкурентноспособны во времена СССР и сохранили это качество сейчас. Это энергетика, в том числе ядерная, военно-промышленный комплекс, часть тяжелого машиностроения. Но если посмотрим на потребительские товары, там совсем другая картина. Надо поменять угол зрения. В последние годы бизнес пытался убедить власть, общество и самих себя в том, что не надо изобретать велосипед. Не нужно заниматься импортозамещением того, что замещать необязательно. Надо или завозить технологии из стран-лидеров, или искать новые ниши, где мы можем стать новыми лидерами, или наконец встраиваться в глобальные производственные цепочки. Скажем, «Боинг» делает самолеты, почему не делать для него титан на ВСМПО-АВИСМА (завод в Свердловской области. - Ред.)?! Вместо того, чтобы строить свой самолет с нуля.

- Ну во многих случаях это действительно логичнее...

- Сейчас фокус должен быть смещен на удовлетворение внутреннего спроса. Это хорошо, потому что все текущие лидеры и транснациональные корпорации так или иначе росли в условиях защищенных внутренних экономик. Они сначала стали национальными чемпионами в условиях протекционизма и закрытого рынка. Накопили силы, и когда протекционизм стал меняться на глобализацию, принялись пользоваться своими достижениями за пределами своих стран. Я считаю, что мир сейчас входит в новый цикл протекционизма, и думаю, что мы можем воспользоваться этим моментом. И когда тренд неизбежно сменится на новую глобализацию, мы должны прийти к этому подготовленными.

- Нет ли опасности, что на самом деле никакого тренда на новый протекционизм нет, что эту религию поневоле приходится исповедовать лишь нам - из-за санкций?

- Не согласен. Протекционизм в мире цветет и пахнет. Скажем, на рынке госзакупок США неамериканских компаний почти нет. Там же мы видим рекламные кампании на всех каналах: купи американское. Что касается стран БРИКС, в Бразилии протекционизм куда сильнее, чем в России. Это почти полностью закрытый рынок. Туда можно прийти только через бразильского партнера, даже если ты продаешь скрепки. В ЮАР еще глуше, там вдобавок надо соблюсти требование к пропорции персонала той или иной национальности. То же в большинстве быстрорастущих рынков. Россия была открыта всем. Это был не самый неправильный выбор, но мы увлеклись. Мы почувствовали все недостатки либеральной модели, не ощутив преимуществ. Нам надо просто научиться пользоваться протекционизмом осмысленно. Есть риск увлечься квасным патриотизмом: «мы сделаем все свое, но плохо, потерпим». Это ужасно. Надо стараться, чтобы переход к большей доле отечественного производства сопровождался стабильным улучшением качества и технологий.

ДРУГАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ

- Значит ли это, что модернизация по схеме «купим импортные станки, и все будет хорошо» провалилась?

- Станки мы купили. Кто не успел, тот пусть не стонет. Кто верил в свои силы, тот успел. А если другие вкладывали средства не в станки, а в игру на бирже, это был их выбор. Модернизация в полной мере не реализовалась, потому что не сумели четко мотивировать бизнес на модернизацию, не обеспечили гарантий, что продукт будет востребован на рынке. И не преодолели «чемоданные» настроения, которые все еще доминируют у ряда бизнесменов.

- В ВТО вступили...

- Вступили. Не на таких уж плохих условиях, кстати. И что мы члены ВТО - это теперь даже хорошо, потому что защищает нас от очень уж жестких выходок наших партнеров. Хотя вряд ли ВТО сдержит всех от неадеквата, но мы хотя бы находимся в системе правил, к которым можем апеллировать. При этом мы оставляем право защищать наш рынок на уровне госзакупок.

ЯПОНИЯ НА МАРШЕ

- Вернемся к санкциям. Чтобы жить в режиме санкций, надо понимать, надолго ли вся эта история. Сможет ли Запад бесконечно использовать эффект «страшно от одних ожиданий»?

- Для консолидации общества Америке нужен враг. Исламские террористы, «работавшие» в этом качестве с сентября 2001 года, больше не актуальны, простые американцы в них не верят. Тем более что США наделали ошибок, разыскивая бородатых разбойников по всему миру, часто придумывая им то ядерную бомбу, то химическое оружие. Россия - идеальный враг, старый, добрый, мускулистый. К тому же оборот России и США практически нулевой, и Америка не сильно пострадает. В Европе ситуация другая. Для нее Россия - один из самых привлекательных внутренних рынков в Европе, скажем, по рынку автомобилей Россия и Германия делят два первых места. Жертвовать этим не хочется, и не жертвовали бы...

- Но вынуждает стратегическое партнерство с США.

- Да, но есть другие примеры. Посмотрите на Японию. Там есть прямая директива кабинета министров, чтобы японские компании в Россию шли, и что политические разногласия не должны негативно повлиять на бизнес.

- Поэтому мы и продуктовые санкции против них не вводили. Может, рассчитывают Курилы забрать?

- Не будем вдаваться в конспирологию. Японский бизнес видит уход из России европейских и американских компаний как возможность для себя. Сейчас японцы будут делать многое, чтобы на освободившемся на российском рынке месте не оказались их конкуренты, прежде всего из Китая.

НЕЛЬЗЯ ЖИТЬ ПО ПРИНЦИПУ «НЕПРЕМЕННО КИНУТ»

- Что до Китая, то трудно отделаться от мысли, что его больше всего интересуют наши территории.

- Китайская экономика становится номер 1 в мире. Первая волна китайского роста была связана с работой на внешние рынки, но теперь главным двигателем стал внутренний спрос. Внутреннему рынку нужна энергия. Мы тащим свою трубу туда, где она очень нужна. Конечно, у Китая избыток рабочей силы в приграничных регионах. И они заинтересованы в работе на территории России. Это оккупация или сотрудничество? Можно смотреть и так и так. Отказываться от партнерства под предлогом того, что партнер тебя кинет, - это демонстрация своей зашоренности и неуверенности в себе. С любым партнером можно поставить себя таким образом, чтобы обоим сторонам сотрудничество было выгодно, а не тайные замыслы и передел статус-кво. У нас с Китаем много вариантов дальнейшей совместной жизни, и я надеюсь, что выберем оптимальные.

- С Китаем придется жить вместе, география обязывает. Но так ли интересны другие страны БРИКС?

- Давайте разделим БРИКС и быстро растущие экономики. Турция например, растет быстро, но она не входит в этот неформальный клуб. БРИКС - это страны с большими амбициями. Есть понимание, что сообща шансов больше. БРИКС пока недостаточно эффективен потому, что в БРИКС преобладают двусторонние форматы. По отдельности мы все дружим, а вот согласовать общую политику на уровне альянса не всегда получается. Вернувшись из Латинской Америки, могу сказать уверенно: пророссийские настроения там преобладают. Кооперация дала бы нам очень много, особенно сейчас.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

Из США побежали капиталы, а в Германии зарегистрировано падение ВВП

Статистика говорит о том, что санкции - вещь обоюдоострая

Разговоры о том, что санкции - вещь обоюдоострая, начали подкрепляться конкретной статистикой. Рекордный отток иностранных капиталов зафиксирован в США. В июне, согласно данным американского Минфина, из страны «утекло» более 150 млрд долларов.

В основном свои капиталы выводят из США частные инвесторы. Но и крупнейший официальный держатель американских гособлигаций - Китай - сократил свои вложения примерно на 2,5 млрд долларов.

Ранее Минфин США предупреждал, что рост американской экономики может замедлиться, если объем инвестиций в нее не увеличится. (читайте далее)

Алексей РЕПИК, сопредседатель «Деловой России»: Секторальные санкции для Европы - большой удар

Поделиться:
Подпишитесь на новости:
56

Читайте также