233

Новая версия смерти пассажира в «Шереметьево»: Артем Чечиков выпил лишнего, а реаниматолога Лукьянова нужно судить

Артем Чечиков был годен для службы в армии (на фото он с родной сестрой Лизой). А перелета из Барселоны после медового месяца на перенес.
</br>Фото: личный архив.Артем Чечиков был годен для службы в армии (на фото он с родной сестрой Лизой). А перелета из Барселоны после медового месяца на перенес.
Фото: личный архив.

Представитель аэропорта прислала корреспонденту «КП» очень странный «эксклюзив»

История гибели пассажира в аэропорту «Шереметьево» прогремела на всю страну. 18 августа молодожены Артем и Елена Чечиковы возвращались в Челябинск после медового месяца в Барселоне. Когда самолет пролетал над Москвой, парень схватился за сердце и потерял сознание. На борту было несколько врачей, в том числе реаниматолог, заместитель директора курганского областного Центра медицины катастроф Валерий Лукьянов. Два часа он делал искусственное дыхание и массаж сердца умирающему. Когда самолет экстренно посадили в «Шереметьево», местные медики не смогли ничем помочь, а «Скорая» приехала только через полтора часа. Артема спасти не удалось, хотя были все шансы.

С первых дней после трагической смерти Артема Чечикова «Комсомолка» добивалась от руководства «Шереметьево» внятного ответа на два простых вопроса. Первый: почему аэропорт не вызвал «Скорую» сразу, как только с борта самолета поступил сигнал о ЧП? Руководство предприятия уходило от ответа: диспетчер не получил от пилотов четкого запроса на реанимобиль. Допустим, это так. Следствие разберется.

Второй вопрос интереснее. Как так получилось, что в «Шереметьево» и в самой «Скорой» не совпадает время вызова реанимобиля? 5.15 и 5.31 - соответственно. Разница составляет 16 минут! Тут вообще никакой реакции. Разбираемся, мол.

И вот, судя по всему, разобрались. Я наконец получила ответ от главы центра общественных связей аэропорта Анны Захаренковой.

«На наш адрес поступило письмо - возможно, оно вам даст больше возможностей для понимания ситуации. Считайте, эксклюзивно», - написала мне Захаренкова.

В письме некий врач скорой помощи Олег Фирсов рассуждает о том, что происходило на борту самолета Барселона - Челябинск. По его мнению, Лукьянов неправильно провел массаж сердца, не делал Чечикову искусственное дыхание (хотя все свидетели говорят об обратном) и даже не смог воспользоваться интубатором.

«Разобравшись» с Лукьяновым, доктор Фирсов переключается на погибшего.

«Возможная алкогольная абстиненция (после медового месяца в Барселоне), прибывший на помощь «псевдореаниматолог», решивший, что настала клиническая смерть...» - пишет Олег Фирсов.

Ну вы поняли. Артем Чечиков выпил лишнего, а «псевдореаниматолог» Валерий Лукьянов его добил. Его-то, уверен Фирсов, и нужно судить за причинение смерти по неосторожности.

Разумеется, автор письма не был на борту, не обследовал Чечикова и не присутствовал на вскрытии. Но это не мешает ему делать такие смелые выводы. Впрочем, эти выводы на совести автора.

Важно другое: зачем пресс-служба аэропорта распространяет мнение неизвестного врача, которого к тому же и близко не было во время ЧП? Да еще под вывеской «эксклюзив». Значит ли это, что в «Шереметьево» с Фирсовым согласны? И не кажется ли представителям аэропорта, что в нынешней ситуации было бы правильным извиниться перед родными Артема Чечикова? И помолчать до конца расследования.

ОТВЕТ РЕАНИМАТОЛОГА

«Статья светит не мне»

Мы показали письмо Олега Фирсова Валерию Лукьянову. Он ответил по всем пунктам

«ОШИБОК НЕ БЫЛО»

«Свидетели заявляют, что у умершего на борту случился сердечный приступ. Что они вкладывают в это понятие? Приступ стенокардии? Острую левожелудочную недостаточность? Или все-таки внезапную коронарную смерть? Кто конкретно поставил предварительный диагноз, чтобы сразу начать сердечно-легочную реанимацию (СРЛ)?» (Из письма Фирсова.)

- Это был мой диагноз. Я поставил его как врач-реаниматолог. (Из ответа Лукьянова.)

«Почему Лукьянов совершил столько ошибок при СРЛ? Например, непрямой массаж сердца, по свидетельствам очевидцев, проводил в кресле?»

- СРЛ я проводил в полном объеме, с дыханием рот в рот, через маску. Непрямой массаж я проводил, когда Артем лежал на трех креслах. Перед этим ему расстегнули брючный ремень и воротник рубашки, ноги подняли на спинку кресла, чтобы увеличить приток крови к голове. (читайте далее)

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Медики «Шереметьево», где умирал пассажир, вместо 103 звонили на номер московской скорой

Диспетчер мог перевести заявку на подстанцию скорой в Химки, которая находится ближе

Расследование смерти пассажира в аэропорту «Шереметьево» обрастает новыми деталями. Напомним, 18 августа в аэропорту совершил посаду самолет, летевший из Барселоны в Челябинск. На борту стало плохо 24-летнему Артему Чечикову, его пытались спасти возвращавшиеся из отпуска медики. Командир экипажа запросил у диспетчера реанимацию к трапу. Однако после приземления на борт поднялись женщины-фельдшеры из медпункта аэропорта. Лишь спустя полчаса они вызвали скорую. Приехавшая из Москвы бригада констатировала биологическую смерть парня.

В четверг Департамент здравоохранения Москвы выступил с разъяснениями. (читайте далее)

Поделиться:
Подпишитесь на новости:
233
 

Читайте также

Новости 24