2016-08-24T02:37:56+03:00
Комсомольская правда
172

Еще не отделившись от Британии, Шотландия раскололась сама

Сам тот факт, что нынешний референдум – третий по счету за последние 35 лет – говорит о многомСам тот факт, что нынешний референдум – третий по счету за последние 35 лет – говорит о многомФото: REUTERS

Наш обозреватель Галина Сапожникова накануне референдума сообщает о том, что сторонники и противники независимости поделились практически поровну

Он был одинок, беззащитен и трогателен – этот старик с британским флагом, который уныло шаркал по главной торговой улице шотландской столицы.

- Мэйнелл Годфри, - прокашлявшись, представился он. И поведал:

- Мне 80 лет, и по матери я шотландец. Приехал на один день из Дадли, чтобы вразумить людей. Меня никто сюда не посылал, это мой долг! Вот сейчас похожу по Эдинбургу, потом поеду в Глазго, а вечером на поезд и домой. Британия должна быть единой. Раскол страны – это трагедия!

На этих словах голос его задрожал, а глаза наполнились слезами.

Если б я была шотландской сепаратисткой – я бы уже сдалась, ей Богу - потому что устоять перед его гражданским подвигом было невозможно.

Беда в том, что держать оборону было некому – к старику подходили только журналисты, коих в эти дни в Шотландию набились тысячи. Те же, кому конкретно был адресован его месседж, пробегали мимо, не останавливаясь – будто не хотели больше ничего слышать.

Лидер Шотландской национальной партии Алекс Сэлмонд (в центре, в синем галстуке). Сияющий, довольный жизнью и бесконечно фотографирующийся на фоне сине-белого плаката со словом «Да!» Фото: Галина САПОЖНИКОВА

Лидер Шотландской национальной партии Алекс Сэлмонд (в центре, в синем галстуке). Сияющий, довольный жизнью и бесконечно фотографирующийся на фоне сине-белого плаката со словом «Да!»Фото: Галина САПОЖНИКОВА

ХОРОШЕЕ ДЕЛО БРАКОМ НЕ НАЗОВУТ

Эдинбург даже на цветных фотографиях кажется черно-белым. Эдакая потертая иллюстрация из какой-нибудь старинной книжки про принцесс и драконов. Точно так же черно-бел он и в политике: общество разделилось ровно пополам – одна половина хочет независимости, другая не мыслит себя вне Британии. Рассказываю с восторгом своему шотландскому знакомому Эндрю, который любезно пригласил меня погостить в свой замок, о журналистской удаче: первым, кого я встретила в аэропорту, был главный зачинщик нынешнего мирового скандала, лидер Шотландской национальной партии Алекс Сэлмонд. Собственной персоной, сияющий, довольный жизнью и бесконечно фотографирующийся на фоне сине-белого плаката со словом «Да!».

- И что – ты его не убила? – иронично спрашивает меня Эндрю. Это такой шотландский юмор…

Сторонники и противники независимости поделились практически поровну Фото: REUTERS

Сторонники и противники независимости поделились практически поровнуФото: REUTERS

До убийств по украинскому образцу, которые последние полгода мир наблюдает на телеэкранах, здесь, конечно, как до Луны, потому что нет главного фактора: ненависти. Кровавые счеты между людьми остались в 17-м веке, к началу 21-го - только претензии, как у супругов в давно сложившемся браке.

Эндрю считает затею с независимостью глупостью и подсовывает мне газеты со статьями о том, чего Шотландия лишится в случае отделения. А именно: дотаций на медицину и образование, фунта стерлингов, членства в ЕС.

Так, как он, думает ровно половина Шотландии. А другая половина – с точностью до наоборот. Владелец рыбной лавки Джеймс Уоллес, который живет в соседней деревне Сант-Монанс и у которого супруга Эндрю, Мила, покупает свежие гребешки, настроен категорично: «Я буду голосовать за отделение – чтобы решения принимались у нас, а не в Лондоне

Казалось бы – каким образом Лондон влияет на жизнь его и пойманной им рыбы? Самым непосредственным! Эта шотландская половина думает и говорит точно так же, как все сепаратисты мира: «Центр съедает наши налоги, пользуется нашей нефтью, не делясь доходами, и понастроил тут против нашей воли военных баз. Когда же мы будем жить самостоятельно, нам не нужно будет делиться с нахлебниками». Вот так.

ОЧЕНЬ ВЕЖЛИВЫЕ ЛЮДИ

То британский флаг мелькнет на домах, то шотландский. Агитации немного, все выглядит достаточно мирно. В отличие от всех их прочих товарищей по несчастью в других точках мира, этих сепаратистов внимательно слушают.

- Ну у вас же нет с британцами никакого этнического конфликта! Все ваши войны остались в прошлом! 307 лет вполне мирного совместного существования – разве это не союз, проверенный временем? – задаю я неудобные вопросы самым разным людям на улицах.

Проблема в том, что прислушиваться к шотландцам начали только сейчас, можно сказать, в последние две недели Фото: REUTERS

Проблема в том, что прислушиваться к шотландцам начали только сейчас, можно сказать, в последние две неделиФото: REUTERS

В ответ - холодные и вежливые улыбки, которые можно прочитать так: нас не интересуют ваши Косово с Крымом, а вы, пожалуйста, не суйте нос в наши дела. «Извините, но мы своего решения еще не приняли», - отворачиваются от диктофонов полицейские у местного парламента. «Простите, но до 18 сентября нам не рекомендовано давать интервью», - отнекивается университетская профессура. Если шотландцев что и роднит с англичанами – то именно эта холодная вежливость.

Лучше судить о том, что с ними происходит, со стороны. Социолог Оксана Моргунова, сотрудник европейского Института международной миграции, живет здесь почти 15 лет. Достаточный срок, чтобы увидеть и понять то, что для многих в Лондоне стало откровением.

- Проблема в том, что прислушиваться к шотландцам начали только сейчас, можно сказать, в последние две недели, когда процентное соотношение голосующих «за» и «против» стало критическим. Что они видели до этого? Юмористические передачи из Лондона – с примерно таким же уровнем иронии, как пересказ анекдотов про «древних укров» по нашему ТВ. У нас шутили про сало, тут про хаггис (специфическое национальное блюдо. – Авт.) Шотландцы казались англичанам младшими братьями - сельскими и провинциальными. А нужно было совсем немного: не забывать их хвалить! Как Черчилль («Из всех малых народов наибольший вклад в развитие человечества внесли древние греки и шотландцы»). Или Бернард Шоу («Только на господа стоило уповать Англии, если бы не было шотландцев, которые думали за нее»). Что правда - то правда: вклад шотландцев в мировую науку и культуру непропорционально огромен по отношению ко всем остальным жителям страны. Так что право на свой национализм они вполне заслужили.

«НЕ ПОКИДАЙТЕ НАС, БРАТЬЯ!»

Понимают ли это в Лондоне? И да, и нет. С одной стороны, над Даунинг-стрит – официальной резиденцией премьер-министра - демонстративно вывешен шотландский флаг. Самые разные спикеры без устали убеждают себя и шотландцев в том, как они их любят. «Не покидайте нас, братья!» - примерно так звучат многочисленные призывы с газетных полос.

С другой стороны, этот шотландский взбрык, который для многих в Британии стал неожиданностью, вызывает в обществе сильное раздражение: все вроде бы у этих шотландцев было - и образование бесплатное, и медицина, и дома престарелых. Даже проблемы миграции коснулись меньше: встретить в Эдинбурге женщину в хиджабе – все равно, что живого Гарри Поттера.

Что, спрашивается, людям надо?

Искать ответ надо не в 16 веке, а в 20-м, несмотря на то, что свободолюбивые настроения не покидали Шотландию все эти три совместно прожитых с Британией столетия.

Сам тот факт, что нынешний референдум – третий по счету за последние 35 лет – говорит о многом. После первого, неудачного, в 1979-м году, Шотландия получила недвусмысленный «привет» от Маргарет Тэтчер. Премьер одним росчерком пера жестко закрыла десятки шотландских шахт, лишив смысла существования сотни городков и поселков. Это был удар не только по имущественному положению – по жизненным ценностям. Население нищало и эмигрировало. Думаете, случайно на этих берегах столь откровенно радовались смерти баронессы, не стесняясь рисовать на плакатах: «Слава Богу, ведьма умерла!». Консерваторов здесь не любят, а нынешний премьер Джеймс Кэмерон, в понимании шотландцев – зло концентрированное, своего рода Егор Гайдар образца 90-х, унижающий публику непонятно-интеллигентским словом «отнюдь».

Мэйнелл Годфри специально приехал в Эдинбург, чтобы убедить шотландцев: Британия должна быть единой. Раскол страны - это трагедия! Фото: Галина САПОЖНИКОВА

Мэйнелл Годфри специально приехал в Эдинбург, чтобы убедить шотландцев: Британия должна быть единой. Раскол страны - это трагедия!Фото: Галина САПОЖНИКОВА

«Референдум в Шотландии – это конкретный прокол Джеймса Кэмерона и его чванства», - ставит на нем печать, как на политике, мой лондонский знакомый Энтони О'Хара. «Вместо того, чтобы совать нос в международные дела, лучше бы он занялся своей страной. Лично меня больше беспокоит то, что происходит на соседней улице».

Лукавят в Лондоне, конечно, немного. Сквозь воспитанную веками английскую толерантность то и дело прорывается навязанное телевизором раздражение, и тогда здесь начинают пересказывать байки про шотландский инфантилизм – желание оставить валютой английский фунт, требование и дальше вкладываться в нефтяные разработки, получая дотации от ЕС, и хитроумный план сдавать Британии понастроенные здесь военные базы.

«Шотландия - дотационный регион, на что они рассчитывают?» - гневно восклицают в Лондоне.

Это как считать – возражают им в Эдинбурге. «Нефтяные дивиденды сейчас считаются общими, так? А будут принадлежать только нам! Что у нас еще есть? Пять отличных университетов. Рыба. И самая большая в мире концентрация туристических объектов». Плюс очень много романтики – от Вальтера Скотта до Джоан Роулинг с ее гарри-поттеровским миром. Эмоции в мироустройстве иногда играют гораздо большую роль, чем экономика.

ДО ОСНОВАНЬЯ, А ЗАТЕМ…

В самый канун референдума иду на дебаты в клуб шотландских интеллектуалов. Традиции уже несколько десятков лет – раз в месяц в пабе с тяжелыми обитыми кожей скамьями за кружкой пива собираются колоритнейшие старики в килтах и твидовых пиджаках, дабы решить судьбу человечества.

- Англичане говорят, что мы принадлежим одной культуре, - важно произносит старик, похожий на принца Кентского.

Шотландские сувениры пользуются в эти дни повышенным спросом Фото: Галина САПОЖНИКОВА

Шотландские сувениры пользуются в эти дни повышенным спросомФото: Галина САПОЖНИКОВА

Раздается дружный ироничный смешок.

- Феноменально – то, что происходит в Британии последние две недели. Еще месяц назад они в Лондоне считали наш референдум шуткой, - вторит ему чистый Шон Коннери.

Аплодисменты.

- Джентльмены, а чего ж вы тогда референдум в Крыму не поддержали? А ваши политики заявили, что даже в случае получения независимости все равно поддержат антироссийские санкции? – бесцеремонно вторгаюсь я в это эпическое полотно.

Минутная пауза. И ответ, достойный учебников дипломатии:

- У Шотландии 300 лет не было собственной внешней политики. Вернемся к этому вопросу, когда станем независимыми. Мы хотим построить новое, справедливое общество!

Опять смешок, но на этот раз с моей стороны: сколько раз за последние 25 лет мы слышали эти слова. Последний, помнится, – меньше года назад, из Киева. И что получилось…

Владелец рыбной лавки Джеймс Уоллес настроен категорично: «Я буду голосовать за отделение» Фото: Галина САПОЖНИКОВА

Владелец рыбной лавки Джеймс Уоллес настроен категорично: «Я буду голосовать за отделение»Фото: Галина САПОЖНИКОВА

Знаете, что в этом референдуме самое удивительное? Что в нем запрещено участвовать почти семистам тысячам шотландцев, переехавшим в Лондон за лучшей долей. И разрешено эмигрантам – в том числе украинцам, прибалтам и русским. Результат может быть неожиданным, потому что выходцы из СССР помнят, что это такое – потерять страну - и смотрят на происходящее как на дежавю.

Потому что лучше других знают, что рассудить, во благо был весь этот шум или во вред, смогут разве что внуки.

Еще больше материалов по теме: «Референдум о независимости Шотландии»

Онлайн-трансляция

Галина САПОЖНИКОВАГалина САПОЖНИКОВАОбозреватель «Комсомолки» наблюдает за референдумом в Шотландии
 Фото: REUTERS

Фото: REUTERS

Референдум в Шотландии завершен. Участки закрылись в 22.00 по местному времени (01.00 по мск). Начался подсчет голосов. Результаты объявят примерно в 7 утра пятницы (около 10 утра по московскому времени).

Галина САПОЖНИКОВАГалина САПОЖНИКОВАОбозреватель «Комсомолки» наблюдает за референдумом в Шотландии

Вечером на участки для голосования активность увеличилась. В том числе и тех, кто выступает против распада Великобритании. Днем красно-желтой символики со слоганом: "Нет, спасибо!" на улицах было почти не видно.

Галина САПОЖНИКОВАГалина САПОЖНИКОВАОбозреватель «Комсомолки» наблюдает за референдумом в Шотландии

Ради того, чтобы сохранилась единая Британия, Алистер Стин даже раскрасил себе ногти в цвета британского флага.

Галина САПОЖНИКОВАГалина САПОЖНИКОВАОбозреватель «Комсомолки» наблюдает за референдумом в Шотландии

Публицист Алистер Стин считает, что без Лондона Шотландия обанкротится.

Галина САПОЖНИКОВАГалина САПОЖНИКОВАОбозреватель «Комсомолки» наблюдает за референдумом в Шотландии

На площадях Эдинбурга и Глазго свечами выкладывают каталонские флаги. Следующий европейский референдум не за горами.

Галина САПОЖНИКОВАГалина САПОЖНИКОВАОбозреватель «Комсомолки» наблюдает за референдумом в Шотландии

Вирус сепаратизма захватил Шотландию. На главной улице Эдинбурга идут параллельно целых три пикета: за незаивисимость Сардинии, Каталонии и Корсики. Все сепаратистские партии прислали в Эдинбург своих представителей, дабы поучиться, что делать и как. Похоже, Европу ожидают интересные времена.

Галина САПОЖНИКОВАГалина САПОЖНИКОВАОбозреватель «Комсомолки» наблюдает за референдумом в Шотландии

Пикет за независимость Сардинии.

Галина САПОЖНИКОВАГалина САПОЖНИКОВАОбозреватель «Комсомолки» наблюдает за референдумом в Шотландии

Небольшой митинг за независимость Корсики.

Галина САПОЖНИКОВАГалина САПОЖНИКОВАОбозреватель «Комсомолки» наблюдает за референдумом в Шотландии

Каталонские сепаратисты нашли общий язык с шотландцами.

Галина САПОЖНИКОВАГалина САПОЖНИКОВАОбозреватель «Комсомолки» наблюдает за референдумом в Шотландии

Так выглядит бюллетень для голосвания.

Галина САПОЖНИКОВАГалина САПОЖНИКОВАОбозреватель «Комсомолки» наблюдает за референдумом в Шотландии

Кэт и Джим Галлахер пришли на участок для голосования в хорошем настроении.

Галина САПОЖНИКОВАГалина САПОЖНИКОВАОбозреватель «Комсомолки» наблюдает за референдумом в Шотландии

Прямо у входа на избирательный участок стоит реклама - тех, кто выступает за независимость, и тех, кто единую Британию.

Поделиться:
Подпишитесь на новости:
 

Читайте также

Новости 24