Новости 24

Скляр и Прилепин стали первыми послевоенными посетителями в  главной гостинице Луганска.Скляр и Прилепин стали первыми послевоенными посетителями в главной гостинице Луганска.Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Александр Ф. Скляр: «Война — это вызов русскому миру»

Певец Александр Ф.Скляр и писатель Захар Прилепин стали первыми послевоенными посетителями в главной гостинице Луганска. Там их и встретили наши военные корреспонденты Александр Коц и Дмитрий Стешин [фото, видео, обновляется]

Перед концертом-квартирником для ополченцев Александр Ф.Скляр и Захар Прилепин заскочили в отель на минутку, подивились ледяному холлу, оплатили номера и умчались. Вечером «разведку роком» ждал сюрприз. На улице -минус семь, в номерах нет ни воды, ни отопления. И бонусом — в каждом номере, сквозная дыра размером с футбольный мяч — следы демонтированной сплит-системы. Но выбора не было. Хотя добрые жители Луганска, узнав о «холодной ночевке», приглашали нас к себе: «Приезжайте, разместим! Есть вода. Отопления нет, но на плите лежат четыре кирпича. Вполне хватает обогреться». Но,ехать куда-то и блуждать по городу без уличных фонарей, не хотелось. Решили перетерпеть.

Утром журналисты «КП» организовали термос с крепким чаем. Попили его прямо на капотах машин, жмурясь на ледяное солнышко, и поехали в Областную филармонию, где днем Александр Скляр должен был выступить перед луганчанами.

Удивительно, но в этом музыкальном храме даже в нынешнее суровое время слышна классическая музыка. Слишком тепло одетый симфонический оркестр как раз заканчивал репетицию. Интересно, почему современность все время отсылает нас в прошлое? Аналогия была одна — симфонический оркестр в блокадном Ленинграде. О двух войнах — прошлой и нынешней — мы и поговорили с музыкантом перед саундчеком.

Когда майдан только-только начался, было страшно и непонятно, - признался лидер «Ва-Банка». - После Нового года сложилось впечатление, что происходит что-то непоправимое. Майдан бурлил, и мы понимали, что это действие постоянное, накал страстей усиливается. Но не понимали, что делает Янукович. Он все время был в тени. Но он же был легальным президентом, и его бездействие, непроявленность внушали тревогу. Когда происходит такое массовое бурление, а власть вообще молчит, тут возникают подозрения и слухи. А в такой ситуации — это самая страшная вещь.

- Когда вы начали интересоваться событиями в Новороссии?

- Ну активно об этом говорить стали где-то в июле. Хотя даже ощущение, что об этом говорили все лето.

- Ваша песня «Миллионы», ставшая неофициальным гимном некоторых подразделений Новороссии. Как она рождалась?

- Сиюминутно, в том смысле, что ее рождение произошло очень быстро. Но не как моментальный отклик. Мы все время очень переживали, ощущения нагнетались постепенно. В конце лета все мои чувства сплавились в единый комок, в единые три куплета. Это не песня войны, а именно ее предчувствие. Песня-ощущение. Поэтому у нее и есть подзаголовок «Когда война на пороге...» Было уже четко понятно, что мы стоим на пороге какой-то страшной катастрофы, которую уже нельзя открутить назад или пустить по мирному руслу. Ощущение, что война — вот она, на пороге. И я не мог не сформулировать это в песне.

- В ней есть слова «Мы знаем, что значит война». Для вас война вообще что значит?

- Конечно наша Великая Отечественная война. Даже все, кто родился позже, все равно знают, что это такое. Это было самое страшное потрясение в 20 веке для всего русского народа. Для меня война — это мой дед, Сидор Никонович Скляр, который воевал на южном направлении. Это все то, что вошло в меня на протяжении всей жизни, начиная со школьных лет — военные песни, фильмы, книги, потрясающий роман Астафьева «Прокляты и убиты». Вся наша память, что мы знали, знаем и продолжаем узнавать. Это все наше восприятие мира. Русский человек вообще ощущает себя через призму того страшнейшего испытания, через которое прошел Советский Союз в годы Великой Отечественной.

- Можно ли эти ощущения сравнивать с сегодняшними?

- Наверное, можно. Особенно если сам побываешь на месте, увидишь своими глазами. Ты просто воспринимаешь это как такой очередной фашистский вызов. Или враждебный вызов всему русскому миру. Так эту войну воспринимаю я, мои музыканты и те люди, кого я знаю. Это наступление на нашу русскую цивилизацию.

- Не все коллеги по цеху разделяют вашу позицию...

- Ну конечно, я ж не могу отвечать за всех. Я говорю о себе.

- То есть вы открыто занимаете определенную сторону, в отличие от других деятелей рок-культуры, которые не могут внятно озвучить свое мнение?

- На чьей мы стороне было понятно, когда за два дня до референдума мы приехали в Крым и выступили на площади Нахимова. Это наша четкая позиция. Не все музыканты ее разделяют. Мы же посчитали, что для нас - это дело чести. Так мы видим себя в нашем русском мире.

- Музыка и война — насколько они совместимы?

- Ну если посмотреть на песни, которые были сочинены в годы Великой Отечественной войны, мы поймем, что это, во-первых, возможно. А во-вторых, рождаются песни, которые намного переживают войну, поются и вспоминаются. Всем народом.

- Вы пели вчера «Давай закурим...», один куплет, как говорится прозвучал по-новому...

- Да, он теперь совсем по-другому воспринимается.

- Что-то удивило вас здесь?

- Самое яркое ощущение — странный город. Он вроде бы живой, и в то же время все равно пустынный. Люди убежали отсюда, или сидят по домам. То что видишь днем — обманчиво, вечером город вымирает. И дорога от границы, конечно. Видишь обугленную технику, разрушенные дома. Одно дело смотреть картинки по телевизору, другое дело видеть все живьем. И понимать, что это произошло только что. Думаю, некоторое время буду переваривать эти ощущения. Осмысливать.

- Какое впечатление от ополченцев?

- Ребята прекрасно понимают — зачем они здесь. Понимают, что без них тут все было бы страшнее. И они понимают и ощущают себя в жизни на правильном месте. Важном месте. Конечно, я еще почувствовал братство — такого братства в мирной жизни не случается.

- До вас здесь никого не было — ни эстрадных звезд, ни рокеров. Вы приехали на разведку? С кем-то из коллег обсуждали поездку?

- Коротко поговорил с Костей Кинчевым, он пожелал мне удачи. Просто надо было приехать, увидеть своими глазами. Мы были первыми, но не последними. Об этом можно судить по сегодняшнему визиту Иосифа Кобзона. Так вот совпало.

После саундчека Александр Ф. Скляр со своим гитаристом решают перенести концерт на пару часов. Чтобы те, кто пришел послушать Иосифа Давыдовича, успели дойти от Дома культуры имени Ленина до областной филармонии. Здесь как раз запускали бойлер, и по трубам пошло приятное ладоням тепло.

ЕСТЬ МНЕНИЕ

Порошенко объявил войну. Украинскую. Отечественную.

Александр ГРИШИН

В день 70-летия освобождения Украины от немецко-фашистских захватчиков возглавляющий сейчас страну Петр Порошенко обратился к нации. В его речи не был упомянут ни советский народ, который вместе отражал гитлеровскую агрессию, ни то, что восстанавливали Украину потом тоже всем миром. Судя по речи, Порошенко отказался считать Украинскую ССР настоящей Украиной (читайте далее)

Александр Ф. Скляр: "Ощущение, что война на пороге. И я не мог не сформулировать это в песне"

Онлайн-трансляция

Спецкоры "КП" Александр Коц и Дмитрий Стешин передают из Донбасса

Ведущие трансляции: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Поделиться:
Подпишитесь на новости:
232

Читайте также