2016-08-24T02:14:11+03:00
Комсомольская правда
208

Анатолий Антонов: «Украина нам не враг»

В армейском ведомстве Анатолий Антонов курирует международное военное сотрудничество.В армейском ведомстве Анатолий Антонов курирует международное военное сотрудничество.Фото: РИА Новости

Заместитель Министра обороны РФ ответил на вопросы «Комсомольской правды» [Эксклюзив "КП"]

В армейском ведомстве он курирует международное военное сотрудничество. Естественно, все вопросы журналистов «КП» были связаны с этой проблематикой. Но прежде всего гостя расспрашивали о том, что сегодня «на слуху» у всей страны.

- Чем занимаются офицеры российского Генштаба на Украине?

- По договоренности между генштабами вооруженных сил России и Украины с сентября 2014 года на юго-востоке Украины работают наши офицеры – 70 человек. Они входят в Представительство Минобороны России в Совместном центре контроля и координации прекращения огня и стабилизации линии соприкосновения сторон. Кроме наших военнослужащих, в состав Совместного центра входят представители вооруженных сил Украины, а также непризнанных Донецкой и Луганской народных республик. Причем, наши офицеры работают там по просьбе украинской стороны. Правда, в Киеве не хотят признавать этого публично…

- Они в Киеве работают?

- Нет, непосредственно в зоне безопасности, сформированной вдоль линии соприкосновения украинских частей и вооруженных формирований ЛНР и ДНР.

- А что они делают конкретно? Вот идет обстрел, они звонят в украинский Генштаб?

- Среди них есть так называемые контактные лица. Они помогают решать вопросы взаимоотношений между вооруженными силами Украины и силами самообороны Донецкой и Луганской республик. Наши офицеры нужны в первую очередь украинцам, которые не хотят напрямую общаться с представителями ДНР и ЛНР. И поэтому наши военнослужащие, по сути дела, являются и посредниками, и миротворцами. Совместный центр для того и создавался, чтобы содействовать выполнению Минских договоренностей по урегулированию кризиса на Украине. Основная его задача – мониторинг и оказание помощи сторонам конфликта в обеспечении устойчивого прекращения огня, в отводе средств поражения от линии соприкосновения, в поддержании мира. Центр этот взаимодействует с представителями Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ на Украине. Кроме того, в случае нарушения перемирия российские офицеры во взаимодействии с представителями миссии ОБСЕ выезжают на места, фиксируют факты – кто и почему применил оружие.

- Недавно руководитель французской военной разведки сказал, что у них нет никаких данных о том, что Россия когда-либо планировала вторжение на Украину, что США, пользуясь своим преимуществом в НАТО, поставляют союзникам ложные сведения, тем самым заставляя их брать под козырек…

- Мне известно это заявление француза. Он еще говорил о том, что русские не развернули на юго-востоке Украины тыловые подразделения и штабные структуры. Это очень важное и точное профессиональное замечание. Развертывание таких структур является одним из признаков того, что идет эскалация обстановки. Но таких признаков нет. Некоторые на Западе считают, что американцы «ошиблись». А я думаю, что американцы не ошиблись. Я думаю, что в этом как раз состояла задача – вбросить неправду.

- Нуланд говорит, что 12-тысячная группировка российских регулярных войск находится на Донбассе, в ДНР и ЛНР.

- 16 апреля в ходе «прямой линии» Президент России В.В.Путин прямо заявил, что российских войск на Украине нет. Что еще добавить? Никаких реальных доказательств наличия российских войск на Украине до сих пор не представлено. Американцы много раз заявляли: что «русские танки перешли границу». Но где они? На Западе существуют механизмы обмена разведывательной информацией. Но там всегда доминирует кто? Американцы, англичане и т.д. Допустим, такие страны, как Швейцария, которая включена в работу этих механизмов, у них нет столь разветвленной разведки. Естественно, они полагаются на данные более сильного партнера. Но вот здесь французы всем показали, что этот сильный партнер врет, и полагаться на него нельзя.

- Как Россия может повлиять на урегулирование украинского кризиса?

- Начинать надо с Минских договоренностей. Меня тут волнует в первую очередь позиция Евросоюза, который говорит, что вы, Россия, будете за всё отвечать. Не будут выполнены Минские договоренности, мы вас накажем. Но любые договоренности состоят из прав и обязательств двух сторон или нескольких сторон, в зависимости от того, какого формата это соглашение. Не бывает так, что договоренности и обязательства там есть только для одной стороны. Это капитуляция называется. Когда должен выполнить только я один. Возьмите четвертый пункт Минских договоренностей. Там говорится о том, что официальный Киев должен начать диалог с представителями Донбасса. Получается, что если они не начнут этот диалог, виновата будет Россия? Но это же бред! Я внимательно наблюдаю за тем, что там происходит. Тяжелые вооружения отведены. Людей стало погибать меньше. Но как сделать так, чтобы Минские договоренности не забуксовали? Я считаю, что нужны усилия всех сторон. И хотелось бы более объективного подхода со стороны Западной Европы.

- Киев предлагает миротворческую операцию на Донбассе провести…

- Но тогда что получается? Есть Минские договоренности, которые надо выполнять. А теперь нам говорят: давайте всё здесь уберем и начнем что-то делать другое. Такого в дипломатии не бывает. Есть документ основополагающий, его надо выполнить. Разумеется, всем понятно, что все пункты этого документа выполнить мгновенно нельзя, там есть определенная последовательность шагов. Нельзя ничего исключать на будущее, но надо выполнить все то, что было намечено в Минске.

- Ну, а если миротворцы американские войдут, тут же появится база…

- Согласен. Где бы ни были американцы, потом появляются базы. Посмотрите, после операции «Буря в пустыне» появились базы в Катаре. После оккупации Ирака там появилось 6 баз. После того как Международные силы содействия безопасности побывали в Афганистане, - там остается с десяток баз. Говорится, что это не базы, а какие-то времянки, временные пункты, но в действительности это не так. По официальным данным, за пределами США находятся 860 американских баз. Вокруг России более 400 баз и военных объектов.

- Когда был сбит малайзийский «Боинг», направили 10 вопросов украинским коллегам. Получили ли ответ?

- Я не только украинцам задавал вопросы. Когда мы готовили их, это был коллективный труд, много органов военного управления занималось им. Стояла задача, говоря дипломатическим языком, втянуть наших западных коллег, в первую очередь американцев, в этот диалог. Чтобы установить правду. Если вы помните, там один из вопросов был американцам, если у вас есть данные космической разведки, то почему они не обнародуются? Вот Главное оперативное управление российского Генштаба представило такие данные, положило на стол. Более того, мы всегда говорили американцам: проверьте наши данные, скажите, где и в чем мы кого-то обманываем, мы в чем-то неправы? Американцы предпочли общение через прессу, с передергиванием существа наших вопросов.

Никакого диалога не получилось. Никаких ответов от украинской стороны мы не получили. Было явное стремление подвести все к тому, что самолет сбили русские. В Нидерландах создана экспертная комиссия, которая изучает документы. И хотя все материалы были засекречены, начались какие-то непонятные утечки, публикуются исследования неких голландских «экспертов». И ничего непонятно, это действительно утечки оттуда или это, простите, утка, кто-то дезинформацией занимается, и это часть информационной войны.

Заместитель Министра обороны Российской Федерации Анатолий Антонов. Фото: Евгения ГУСЕВА

Заместитель Министра обороны Российской Федерации Анатолий Антонов.Фото: Евгения ГУСЕВА

- Но мы-то знаем, кто сбил? Какие-то еще доказательства у нас припрятаны в рукаве?

- Больше того, что мы официально заявляли, у нас нет. У нас позиция не изменилась.

- Понимаете, в глазах всего мира как-то так ловко повернулось, что все равно «Боинг» якобы сбили русские...

- Тут ведь какое дело? Все равно виноваты русские. Мы виноваты за всё – и за то, что весна затягивается, и т.д. А раз создается такой фон, то очень трудно возобновлять сотрудничество.

Империя зла. Что ни происходит, - это «русский след», это «коварные планы Москвы» и прочее.

- Почему на традиционную международную конференцию по безопасности в Москве не была приглашена Украина?

- Мы исходим из того, что сохраняющаяся напряженность на юго-востоке Украины вынуждает украинских официальных представителей все свое внимание сосредоточить на прекращении огня в этом регионе. Сейчас практическое мирное разрешение конфликта имеет гораздо большее значение. Мы не хотели ставить ни себя, ни наших украинских коллег в зависимость от проводимого нами мероприятия. Очень надеемся, что конфликт на Украине будет урегулирован исключительно мирными средствами, а украинские эксперты смогут принять участие в Московской конференции в последующие годы и поделиться своим опытом.

- Могут повлиять на ситуацию в Европе поставки американского оружия на Украину?

- Конгресс США рекомендовал президенту США поставить летальное оружие на Украину, однако, по сообщениям СМИ, Обама пока не принял решение по этому вопросу. Возможно, он прислушался к советам Ангелы Меркель, которая специально посетила Вашингтон, чтобы уберечь союзника от серьезной ошибки.

Ошибочным такое решение считаем и мы, поскольку оно идет вразрез с Минскими соглашениями и может подорвать объединенные усилия России и ЕС по мирному дипломатическому урегулированию конфликта на Донбассе, привести к эскалации напряженности в этом регионе. Очевидно, что возобновление военных действий на юго-востоке Украины не будет способствовать стабилизации обстановки в Европе, укреплению единства внутри ЕС в решении важнейших экономических, политических и военных вопросов.

- А не может ли случиться так, что Россию вынудят «официально» вторгнуться войсками на Украину?

- Мы ни при каких обстоятельствах с Украиной воевать не будем. Украина нам не враг! Я даже теоретически не допускаю такого. Я считаю, что ума хватит и у Киева, чтобы не провоцировать нас. Плюс ко всему я рассчитываю на то, что Германия и Франция окажут свое влияние, для того чтобы не допустить возобновления Киевом боевых действий на юго-востоке страны. И Россия в этом Европе будет помогать.

- В каком состоянии сегодня находятся военные контакты России с НАТО?

- В апреле 2014 года Совет НАТО в одностороннем порядке «заморозил» сотрудничество с Россией. Конечно, отсутствие контактов в условиях кризиса не способствует нормализации отношений. Тем более что некоторые страны альянса использовали события на Украине для раздувания антироссийской истерии. Сегодня на территориях государств, вступивших в НАТО после распада СССР, создается и осваивается военная инфраструктура. Формируются штабные ячейки альянса в Румынии, Венгрии, Польше. Руководство ими осуществляют США. Наращивается американское присутствие в сопредельных с Россией государствах. Идет переброска вооружения и военной техники в прибалтийские страны. В Польше создаются так называемые «силы быстрого реагирования», численность которых планируется довести до 30 тысяч человек.

- И к тому же в Польше и Румынии полным ходом ведутся работы по развертыванию ПРО США…

- Да, и сегодня уже никто не вспоминает о заверениях США о ненаправленности системы против стратегических ядерных сил России. Мы американцам не раз доказывали: от того, что вы нам говорите, что, мол, воплощаемая архитектура ПРО не направлена против нас, нам легче не становится. Мы считаем, что эта система направлена против нас. И готовы это доказать. Но что в ответ? В 2012 году на международной конференции генерал В.В.Герасимов (тогда он был заместителем начальника Генштаба) делает блестящий доклад,- почему нас беспокоит ПРО. А заместитель генсека НАТО Вершбоу встает, берет микрофон и говорит: ваши выводы необоснованны. Я тогда не выдержал, сказал ему: ты что, специалист, что ли, в области противоракетной обороны, технарь? Нормальный человек как поступит? Скажет, я беру ваш материал, отдам своим военным экспертам, они проанализируют, и мы дадим вам свой ответ. Я ждал, что меня, моих товарищей, В.В.Герасимова пригласят в Брюссель или в Вашингтон для профессионального разговора. Но этого ведь не произошло…

- С НАТО мы на данном этапе полностью порвали контакты или какие-то еще остались?

- Ничего не осталось. Более того, натовцы идут на очередной недружественный шаг, когда говорят о необходимости сокращения нашего представительства при штаб-квартире блока. И мы будем вынуждены сокращать. Они же перестали давать нам визы, даже не пускают уже в штаб-квартиру наших представителей. Никаких общих мероприятий у нас нет. Остались лишь контакты на уровне постпреда. А ведь с американцами у нас были хорошие проекты. Допустим, сотрудничество по Афганистану. Есть какие-то общие проблемы, которые нас должны объединять, способствовать тому, чтобы мы сближались, взаимодействовали и сотрудничали. На первом месте – борьба с терроризмом. Самое страшное, - если в руки террористов попадет оружие массового уничтожения.

- После полетов украинцев и американцев над нашей территорией по Договору по открытому небу результаты до вас доводятся?

- По результатам этих полетов проводятся консультации в Вене в рамках Форума ОБСЕ по сотрудничеству в области безопасности. У нас там отдельная делегация работает. Когда завершаются эти полеты, иностранцы говорят, что они не видят необычной военной деятельности в России. Но когда они приезжают в Вену, начинается искажение информации.

- А что иностранцев больше всего беспокоит, когда они «напрашиваются» на такие полеты?

- Учения, которые мы проводим вблизи их границ. Но на своей же территории. По Венскому документу есть определенные лимиты на количество участников учений, о которых мы обязаны информировать страны ОБСЕ. Мы нарушаем эти лимиты? Нет, не нарушаем. Тогда какие проблемы? Мы проводим учения где? На западе страны. Мы на юге разве не проводим? Проводим. А что, на Дальнем Востоке разве мы не проводим учения? В Арктике не проводим учения? То есть мы проводим на всех направлениях. Но почему 99% всех учений натовских стран проводятся на восточном фланге? Почему вы не проводите в Португалии-то, в Испании, во Франции и т.д.? Почему всё у вас сконцентрировано только здесь? Почему вы даже не скрываете замысел ваших учений, - мол, некая восточная страна вторглась в одну из стран Прибалтики? Ведь только это - цель отработки действий вооруженных натовских сил. Разве это не говорит о явно антироссийской направленности маневров?

- А за Арктику еще ноты не приходили?

- Многих волнует, - что делают русские в Арктике? Уже вовсю пошли разговоры, что, мол, там русские наращивают свои вооруженные силы, группировки и т.д. Но я думаю, что здесь ответ очень простой. Мы обеспечиваем безопасность страны на своей законной территории. И в том числе - сохранность природных ресурсов.

- Как выход России из Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ) может повлиять на европейскую безопасность?

- ДОВСЕ давно мертв. Он создавался в период противостояния НАТО и Организации Варшавского договора. Одной из целей заключения Договора было провозглашено ограничение возможности размещения обычных вооружений вдоль линии соприкосновения двух блоков, что явно не соответствует нынешним реалиям. Кроме того, Договор был призван контролировать количество вооружения – танков, военных самолетов, тяжелой артиллерии на территории между Атлантикой и Уральскими горами. Однако после распада Организации Варшавского договора, а позже и СССР, вывода советских/российских войск из Центральной и Восточной Европы, Прибалтики и республик СНГ, возникновения ряда очагов конфликтов и особенно расширения НАТО договорные механизмы, предназначенные для поддержания баланса сил между двумя военно-политическими союзами, утратили эффективность. Новый механизм контроля над обычными вооружениями в Европе должен учитывать современные реалии, обеспечивать равную и неделимую безопасность всех участников. К сожалению, не видим стремления наших коллег к поиску выхода из сложившейся ситуации. Вместо этого НАТО под руководством США наращивает военное присутствие у российских границ.

- Как Вы оцениваете претензии США к России из-за Договора о ракетах средней и меньшей дальности?

- На протяжении почти 30 лет Договор о РСМД остается важнейшим элементом поддержания доверия и безопасности не только между Россией и США, но и во всем мире. СССР и Россия добросовестно выполнили Договор о РСМД. При этом мы ликвидировали значительно большее количество ракет и их пусковых установок, чем США. Также были ликвидированы районы развертывания ракет, ракетные операционные базы и ракетные вспомогательные объекты. Россия по сей день неукоснительно соблюдает положения этого соглашения, несмотря на то, что за три десятилетия военно-политическая ситуация в Европе и мире кардинально изменилась. Во-первых, прекратил существование Варшавский договор, обеспечивавший количественный паритет в вооружениях между СССР и НАТО. Во-вторых, Россия не обладает тем военным потенциалом, который имел СССР в период «холодной войны».

В-третьих, ракетным вооружением средней и меньшей дальности в 1987 году, помимо СССР и США, обладали лишь Франция и КНР. Сегодня число стран, имеющих на вооружении и разрабатывающих такие ракеты, около двух десятков. Часть из них находится в непосредственной близости от России. В этих условиях для адаптации Договора к современным условиям по инициативе Президента России В.В.Путина в 2007 году в ООН было внесено предложение о придании Договору о РСМД открытого, универсального характера с присоединением к нему всех государств, обладающих ракетами средней и меньшей дальности. Исходили из того, что такая договоренность в случае ее заключения содействовала бы интересам безопасности всех стран, укрепляла бы международный режим ракетного нераспространения.

К сожалению, наша инициатива широкой поддержки не получила. Не оказали нам содействия в ее продвижении и США, ограничившиеся в 2007 году на сессии Генеральной Ассамблеи ООН совместным с Россией заявлением на этот счет.

Российские кадровые военные в Донбассе есть. Но лишь в составе российско-украинской группы по координации прекращения огня. Фото: REUTERS

Российские кадровые военные в Донбассе есть. Но лишь в составе российско-украинской группы по координации прекращения огня.Фото: REUTERS

В 2014 году на фоне обострения ситуации вокруг Украины Вашингтон вбросил в оборот тезис о «несоблюдении» Россией Договора о РСМД. При этом речь ведется о якобы зафиксированных «нарушениях» с нашей стороны многолетней давности.

Наши попытки выяснить, на чем основаны претензии американцев, не увенчались успехом. Все ограничивалось пояснениями в стиле: «Кому надо – тот поймет». В то же время США полностью игнорируют наши озабоченности относительно добросовестности выполнения ими собственных обязательств по данному соглашению.

- Каковы перспективы военного сотрудничества России со странами Латинской Америки?

- Мы с большим вниманием наблюдаем за ситуацией в странах Латинской Америки и заинтересованы в их стабильном развитии. Военно-политическая обстановка в регионе остается достаточно сложной. Сохраняется вероятность эскалации имеющихся очагов напряженности и возникновения новых угроз.

В этих условиях активизация военного сотрудничества с латиноамериканскими государствами является одним из приоритетных направлений деятельности Минобороны России. Укреплению двусторонних связей по военной линии со странами региона, несомненно, способствовали недавние визиты Министра обороны России генерала армии С.К.Шойгу в Венесуэлу, Никарагуа и на Кубу.

В ходе доверительного и открытого диалога договорились расширять взаимодействие по линии военных ведомств по следующим направлениям:

проведение совместных мероприятий оперативной подготовки, включающих решение задач борьбы с терроризмом, пиратством, наркотрафиком, ликвидации последствий катастроф природного и техногенного характера;

военно-морское сотрудничество, предполагающее повышение интенсивности заходов кораблей ВМФ России и судов обеспечения в порты латиноамериканских государств, что позволит на практике продемонстрировать стратегический характер отношений между нашими государствами;

подготовка кадров, которая подразумевает увеличение количества латиноамериканских военнослужащих, обучающихся в военно-учебных заведениях Минобороны России;

сотрудничество в военно-медицинской области, которое будет включать обмен опытом медицинского обеспечения войск и обсуждение перспектив сотрудничества в сфере военного здравоохранения;

расширение культурных и спортивных связей, в рамках которых планируется проведение Дней армейской культуры, фестивалей народного творчества, конкурсов военно-патриотической песни, организация выставок, обмен экспозициями и опытом работы в области военно-музейного дела, приглашение военных оркестров латиноамериканских государств для участия в Международном военно-музыкальном фестивале «Спасская башня», участие в военно-прикладных видах спорта («Армейские Международные игры») и др.;

проведение консультаций в области обеспечения безопасности полетов авиации национальных вооруженных сил, направленных на изучение и использование опыта служб безопасности полетов стран региона, в том числе при проведении совместных учений с привлечением авиации вооруженных сил.

Мы высоко ценим стремление партнеров развивать связи с Российской Федерацией по военной линии.

- Почему Россия не возвращается к прежним форматам военно-технического сотрудничества с Кубой?

- Российско-кубинское военно-техническое сотрудничество осуществляется планомерно в рамках ряда межгосударственных соглашений, подписанных в период с 1992 по 2007 годы. При этом кубинское руководство по-прежнему рассматривает Российскую Федерацию в качестве стратегического партнера, высоко оценивая нашу готовность оказывать военную и военно-техническую поддержку. Контроль и координацию деятельности субъектов военно-технического сотрудничества при организации взаимодействия с кубинской стороной в данной сфере осуществляет Федеральная служба по военно-техническому сотрудничеству России. При этом на Кубе открыты и функционируют представительства указанной Службы и ОАО «Рособоронэкспорт» для эффективной реализации двусторонних проектов.

- Как Вы можете прокомментировать призыв США к Вьетнаму не разрешать заправляться нашим самолётам на аэродроме в Камрани?

- Подобный шаг американцев является частью общей стратегии США по оказанию давления на Россию. Мы уже неоднократно заявляли, что это вызывает лишь недоумение, тем более что исходит этот призыв от представителей государства, военные базы которого на постоянной основе размещены в ряде стран АТР.

Наше военное сотрудничество с иностранными партнерами, в том числе и с Вьетнамом, осуществляется в строгом соответствии с нормами международного права и заключенными двусторонними соглашениями.

- Как «демонтаж» сотрудничества Москвы и Вашингтона может повлиять на нераспространение ядерного оружия?

- Мы не заинтересованы в том, чтобы появились новые государства с ядерным оружием. Тем более, если оружие массового уничтожения и ракетные средства доставки появятся по периметру российских границ. Новые вызовы и угрозы нам, разумеется, не нужны. 27 апреля в Нью-Йорке начала работу Обзорная конференция по Договору о нераспространении ядерного оружия. Она будет длиться месяц. Там подводятся итоги того, что удалось сделать в области разоружения, нераспространения и мирного использования ядерной энергии, будут намечены планы. Я хотел бы надеяться, что мы будем работать вместе.

- Россия приглашена?

- Россия – депозитарий, Россия – ядерное государство. Всего пяти странам разрешается иметь ядерное оружие, а все остальные взяли на себя обязательства не иметь, не производить, не стремиться к его получению. Я считаю, что этот Договор – основа современной системы безопасности, его нельзя трогать.

- Но ядерное оружие есть у некоторых стран, которые не входят в ядерный клуб...

- Если бы сегодня не было Договора о нераспространении ядерного оружия, то, по данным МАГАТЭ, в короткие сроки могло бы появиться до 30 новых ядерных держав. Нужно нам расползание этого ядерного оружия? Нет.

У нас с американцами в чем различие? У нас разная тактика решения проблемы. В отношении Ирана у них через санкции, а мы за то, чтобы вовлекать Иран в совместную деятельность, чтобы в результате этого сотрудничества в Тегеране понимали, что свою безопасность они могут обеспечить и без ядерного оружия.

- Но при этом уже было заявление Турчинова, что на Украине остался мощный потенциал, грязную бомбу, мол, легко можем за пару месяцев сделать, а можем и замахнуться на большее…

- Вот это очень опасно. Но этого им никто не разрешит делать. Это – как ящик Пандоры. Если появится оружие у кого-то, другие скажут: а почему я не могу иметь? Все ядерные материалы и все технологии, включая двойного назначения, находятся под гарантиями МАГАТЭ. У каждой страны – участника Договора о нераспространении ядерного оружия есть соглашения с МАГАТЭ, по которым Агентство жестко контролирует ядерные материалы и технологии. А в Группе ядерных поставщиков все смотрят: что вы покупаете в последние годы? Не собираетесь ли вы что-то там у себя создать?

- Что можно противопоставить растущим западным мифам о российской военной угрозе?

- Западным мифам о военной угрозе мы противопоставляем транспарентность и готовность сотрудничать. Совсем недавно Минобороны России впервые пригласило представителей военно-дипломатического корпуса в Москве посетить самый современный и самый закрытый объект военного ведомства – Национальный центр управления обороной государства. При этом, несмотря на приостановку контактов по военной линии с западными странами, мы действуем в духе максимальной открытости, открывая двери для военных атташе всех без исключения иностранных государств.

Мы готовы к сотрудничеству, мы никогда его не сворачивали. Но одновременно я всегда говорю: хотите обсудить какие-то проблемы, есть у вас какие-то озабоченности, давайте сядем за стол, начнем говорить. Вот на Западе подняли шумиху после сближения нашего самолета с американским разведчиком. Забыли только об одном: а к какому самолету подлетел наш самолет-то? Он подлетел к разведывательному самолету, который направлялся в сторону Российской Федерации для выполнения разведывательных функций. И наш самолет был поднят, для того чтобы не допустить его вторжение в границы Российской Федерации. Я считаю, что летчик проявил класс, мастерство, что своими действиями он заставил этого разведчика развернуться и удалиться.

- Можно ли сегодня говорить о том, что Западу удалось добиться военно-политической изоляции России в мире?

- Могу с уверенностью заявить, что планы Запада по военно-политической «изоляции» России не сработали.

Несмотря на важность европейского направления, мы всегда выступали за развитие отношений с военными ведомствами всех регионов. Соглашения по двустороннему военному сотрудничеству подписаны с 78 государствами. Приоритетом было и остается наращивание взаимодействия с партнерами по ОДКБ. Мы заинтересованы в том, чтобы их вооруженные силы были мобильными, эффективными, оснащенными современным оружием, чтобы вместе мы могли оперативно реагировать на возможные вызовы и угрозы. У нас есть традиционные союзники в различных регионах мира.

- Кого сегодня можно считать военными союзниками России?

- Безусловно, сегодня военными союзниками России можно считать наших партнеров по ОДКБ – Армению, Белоруссию, Казахстан, Киргизию и Таджикистан.

В случае совершения агрессии в отношении любого из членов ОДКБ Договором о коллективной безопасности предусмотрено оказание этому государству военной помощи. И это не просто слова. Для этого есть необходимая правовая база, достаточные силы и средства. В рамках нашей Организации созданы и функционируют Коллективные силы оперативного реагирования, миротворческие силы, Коллективные силы быстрого развертывания Центрально-Азиатского региона коллективной безопасности. Совсем недавно президентами наших стран принято решение о создании Коллективных авиационных сил ОДКБ.

На регулярной основе проводятся учения с этими формированиями. В этом году в России проводим учение «Взаимодействие-2015» с Коллективными силами оперативного реагирования, в Армении – учение «Нерушимое братство-2015» с миротворцами.

Мы заинтересованы в дальнейшем развитии союзнических отношений с государствами ОДКБ, в развитии потенциала этой региональной Организации и прилагаем для этого все усилия.

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Антонов Анатолий Иванович. Родился 15 мая 1955 года в Омске. В 1978 году окончил факультет международных экономических отношений МГИМО, в 1984 году — аспирантуру МГИМО. В 1978 году поступил на работу в Министерство иностранных дел СССР. Занимал различные должности в загранпредставительствах и центральном аппарате МИД СССР, затем Министерства иностранных дел России. В 2004—2011 годах — директор Департамента по вопросам безопасности и разоружения Министерства иностранных дел России. Возглавлял российские делегации на международных переговорах по различной военно-политической проблематике, в том числе конференциях по рассмотрению действия Договора о нераспространении ядерного оружия, конвенций о запрещении химического и биологического оружия, переговорам с США по дальнейшему ограничению стратегических наступательных вооружений и противоракетной обороне, по многосторонним механизмам экспортного контроля. Неоднократно участвовал в работе сессий Генеральной Ассамблеи ООН. Имеет дипломатический ранг Чрезвычайного и Полномочного Посла, присвоенный в июле 2007 года, и классный чин действительного государственного советника Российской Федерации 1-го класса, присвоенный в январе 2014 года.

2 февраля 2011 года назначен заместителем Министра обороны Российской Федерации. В министерстве отвечает за проблематику международного военного и военно-технического сотрудничества, в том числе в части подготовки международных соглашений в соответствующей области. Награждён орденами «За заслуги перед Отечеством» 4-й степени, «За военные заслуги», двумя орденами Почёта, орденом Дружбы, другими российскими государственными наградами. Имеет ученые степени доктора политических наук и кандидата экономических наук.

Поделиться:
Подпишитесь на новости:
208
 

Читайте также

Новости 24