272

Политолог Сергей Михеев: «В этом мире нас никто не будет жалеть. Но тут нет никакой беды!»

Акция «Бессмертный полк» показала, что люди верят не только в желудок. Есть душа и есть памятьАкция «Бессмертный полк» показала, что люди верят не только в желудок. Есть душа и есть памятьФото: Роман ЗЛОБИН

Наш обозреватель Галина Сапожникова вместе с экспертом в студии радио «КП» подводит итоги года

- При словах «итоги года» Вы, Сергей Александрович, как-то скисли… То ли итоги не очень, то ли достали вас все с этими самыми «итогами». Давайте сделаем по-другому и составим рейтинг событий 2015-го, от самого отвратительного до самого положительного. Итак: что именно вызвало в вашей душе наибольшую эмоциональную горечь?

- Ситуация, когда был сбит наш самолет в Турции и расстрелян в воздухе летчик. На мой взгляд, это было самым негативным событием прошедшего года. Тем более оно тяжело воспринималось, что это был удар в спину, предательство со стороны турок. На мой взгляд, именно Турция продемонстрировала после Украины полную недееспособность либерального лозунга о том, что все решает экономика. Сколько раз я слышал это в самых разных дебатах от наших либеральных оппонентов: вот если вы создадите нормальные экономические отношения с той или иной страной, то у вас больше не будет проблем… Ну, вот вам Турция. Уж сколько мы делали для того, чтобы с ней были выстроены нормальные отношения – и с точки зрения преференций, и выгодных контрактов, и того, что десятки миллионов наших туристов за годы после распада СССР перевезли туда десятки миллиардов долларов. И что? Где это миролюбие?

На мой взгляд, тезис о том, что экономика определяет политику, не выдерживает ни малейшей критики. Деньги точно решают не все. Ситуация со сбитым бомбардировщиком лично для меня была наиболее неприятной.

- Но до этого был другой самолет, в котором погибло гораздо большее количество людей. И страна, на территории которой произошел этот теракт – Египет - была наказана почти так же, как и впоследствии Турция.

- Вы спросили про «самое-самое» отвратительное. Самолет, который был взорван над Синаем - это как расстрел детей. Убийство мирных людей на войне – это самое мерзопакостное, что можно придумать. Два эти события шли в одном ряду, потому что были частями одной истории - радикального исламистского терроризма, который в случае с Су-24 был поддержан Турцией. И мне пришлось выбирать из этого негативного рейтинга. Но с точки зрения влияния на общую политическую ситуацию, самолет, сбитый в Турции, произвел более значительное влияние, чем даже катастрофа над Синаем.

- А как именно эти два события связаны?

- Я не буду, конечно, утверждать, что Эрдоган причастен каким-то образом к трагедии над Синаем, но он связан со всей этой историей с поддержкой ИГИЛа (запрещенная в России группировка - ред.), который, судя по всему, и устроил теракт с нашим самолетом. Поэтому косвенно он, в любом случае, причастен.

Политолог Сергей Михеев Фото: Сергей ШАХИДЖАНЯН

Политолог Сергей МихеевФото: Сергей ШАХИДЖАНЯН

После катастрофы с пассажирским самолетом ухудшились отношения между Россией и Египтом. Улучшение их многих раздражало - между прочим, тех же самых американцев, которым не понравилось то, что египетские военные убирают радикальных исламистов, пришедшим к власти в результате «арабской весны». И вот эти самые военные вдруг стали налаживать отношения с Россией…Я думаю, что люди, погибшие в самолете над Синаем, стали заложниками целой серии грязных и нехороших политических проектов. Имел ли к этому причастность Эрдоган? Вполне мог иметь.

«Удар маньяка сзади по голове просчитать сложно»

- Год назад, когда мы точно так же, как и сейчас, подводили в студии радио «КП» итоги 2014-года, мы искренне радовались тому, что тот противный год наконец закончился. И больше такого концентрированного ужаса, который вместил в себя переворот в Киеве, события на Донбассе, крушение малайзийского «Боинга» и практику взаимных экономических санкций, не повторится. Теперь оказывается, что 2014 год был вовсе не черным, а серым... По итогам 2015-го мы плюс ко всему прочему остались без теплого отдыха. Вопрос: кто кого больше наказал? Российские интернет-политологи думают так: вот мы сейчас накажем Турцию, а разоренные турки сметут Эрдогана. А на турецких диванах рассуждают про разъяренных россиян с насморком, которые теперь пойдут штурмовать Кремль…

- Это просто повод более трезво взглянуть на эту жизнь. Иллюзии многих по поводу того, что можно жить комфортно и не напрягаться, к реальной жизни не имеют никакого отношения. Сколько лет та же самая Европа, на которую мы так часто киваем, живет в относительном благополучии? Ну, может быть, начиная, с шестидесятых годов – и то сейчас вступила в полосу проблем: мигранты, теракты и прочие последствия тех геополитических авантюр, в которые их втягивают американцы.

Что касается России, то она всегда находилась в состоянии геополитического напряжения. И то, что сейчас происходит - еще не самое худшее. Не стоит говорить о черных или серых полосах - это обычное существование большой страны в реально существующем мире. Наши размеры и ресурсы никогда не дадут абсолютно спокойной жизни.

Эрдоган связан со всей этой историей с поддержкой ИГИЛа Фото: REUTERS

Эрдоган связан со всей этой историей с поддержкой ИГИЛаФото: REUTERS

Унывать не стоит, как бы это ни звучало. Прогнозы диванных политологов по поводу Турции и России к действительности имеет отношение весьма отдаленное. Конечно, турки не сметут Эрдогана из-за того, что мы не приедем туда летом, но турецкий бизнес, несомненно, понесет серьезные потери, потому что Россия для Турции действительно важный экономический партнер. Во-вторых, россияне не сметут Путина из-за Турции, по той простой причине, что кроме нее на земле есть другие места для отдыха, сопоставимые по цене и качеству. Возможно, это прозвучит ужасно, но я, например, никогда в жизни не отдыхал за границей. И не чувствую себя при этом неудачником или дебилом.

Наши меры в отношении Турции вынужденные. Мы же вводим санкции не потому, что хотим насолить Эрдогану. От нас ждали прямого военного ответа на провокацию – но это было бы еще хуже, чем запрет на поездки в Анталию, тем более, что он наверняка будет временным и равным присутствию Эрдогана у власти.

С другой стороны, не ответить на этот вызов было совершенно невозможно. Это имело бы целый ряд и внешне- и внутриполитических последствий.

- А если попробовать взглянуть на ситуацию с точки зрения Эрдогана? Что это было? Неправильный расчет или в чистом виде эмоции?

- Я уверен, что такая его реакция была для нас полной неожиданностью. Путин не зря говорил о доверительных переговорах с Эрдоганом на саммите “двадцатки” в Анталии. Можно многие вещи вычислить, но удар маньяка по голове сзади просчитать достаточно сложно. А еще сложнее - нападение соседа, с которым у вас до последней минуты были совершенно нормальные отношения.

Думаю, Эрдоган просто зарвался. Это логика восточного деспота, который в какой-то момент начал отрываться от реальности. И ему кажется, что если вы с ним разговариваете на равных - то это признак вашей слабости. Не хочу никого обидеть, но это свойство восточной политической культуры.

От нас ждали прямого военного ответа на провокацию

От нас ждали прямого военного ответа на провокацию

Эрдогана очень удивила жесткая реакция Путина. Он ожидал, что мы это проглотим. Почему? Потому что думал, что Россия находится в зависимом положении. Ощущение, что в Турции чего-то недопонимают. И дальнейшие шаги Эрдогана и его окружения только подтверждают определенную неадекватность. Например, заявление одного из турецких министров по поводу того, что они за семь дней могут оккупировать всю Россию... Это же бред! Или переговоры Эрдогана и крымско-татарского лидера в изгнании Джемилева о создании на территории Украины террористических организаций, которые будут нападать на Крым. Но это же невменяемость, если честно! Это не заявление политика страны, которая претендует на роль региональной державы.

Без иллюзий

- Еще одна цитата годовалой давности: в январе 2015-го Барак Обама заявил в обращении к Конгрессу: сегодня именно Америка является самой сильной в мире, в то время, как Россия изолирована, а ее экономика разорвана в клочья. Мы тогда, конечно, посмеялись. Но… доллар продолжает расти, рубль падать, а нефть дешеветь. И хотелось бы посмеяться, да не получается.

- Надо жить без иллюзий. Как говорил профессор Преображенский, разруха не в клозетах, а в головах. Случается в голове катастрофа, и это моментально отражается на внешнем контуре. Что-то в этом роде произошло, когда мы развалили СССР и совершили коллективное самоубийство. Притом, что к СССР можно предъявлять массу претензий, самоубийство все-таки можно было не совершать…

Теперь возвращаясь к вашему вопросу: катастрофы с Россией вообще произойти не может. Это слишком большая и богатая страна, чтобы в ней произошла катастрофа по объективным причинам. Она может произойти только по субъективным. Если постоянно внушать людям, что мы разорваны в клочья и что дальше идти некуда – катастрофа и произойдет. А вовсе не потому, что доллар дорожает. Были периоды в жизни нашей страны гораздо более неблагоприятные с точки зрения экономики, но она выдерживала. А бывали времена, когда экономика была ничего, но катастрофа случалась и страна разваливалась. В 1917-м году, например, не было никакой экономической катастрофы. И в 1991-м не было. Случилось массовое изменение общественного сознания. Я призываю к тому, чтобы не поддаваться катастрофическим пугалкам, потому что они реализуются только тогда, когда мы этого захотим сами и начнем действовать в логике саморазрушения. Ни дешевеющая нефть, ни дорожающий доллар не являются признаками разорванной в клочья экономики. Цель всей этой политики западных санкций - добиться социального недовольства, взрыва протестных настроений, смены власти и внешнеполитического курса. Или мы предоставим им такую радость, а потом сами будем расхлебывать последствия этого ложкой, как было в 90-е - или не предоставим. Экономика сама не взорвется. И если на нас не упадет метеорит, никуда не исчезнет. Нет сейчас никакой катастрофы. Есть определенные трудности, снижение жизненного уровня, но и только. Вы видите голодных, падающих на улице?

Если постоянно внушать людям, что мы разорваны в клочья и что дальше идти некуда – катастрофа и произойдет. А вовсе не потому, что доллар дорожает Фото: REUTERS

Если постоянно внушать людям, что мы разорваны в клочья и что дальше идти некуда – катастрофа и произойдет. А вовсе не потому, что доллар дорожаетФото: REUTERS

- Пока нет. Но с мест уже приходят сообщения о том, что задерживаются зарплаты.

- С этим надо конкретно разбираться. Есть претензии к экономическому блоку правительства, в котором сидят люди, религиозно верящие в догмы либерального рынка. Они пытаются совместить эту веру с реальностью разных геополитических вызовов, которые стоят перед Россией, но они не совмещаются. Задача наших политиков – найти разумный компромисс, потому что для России не подходят шаблоны.

- Тем не менее, есть две цифры, без которых россияне не садятся завтракать: цена барреля нефти и курс доллара… В связи с этим вопрос об окончательных снятиях санкций с Ирана. Это событие со знаком плюс или со знаком минус? Ну как Иран начнет сейчас продавать углеводороды, что еще больше подтолкнет мировые цены вниз?

- Это - плюс, по той причине, что Иран действительно заинтересован в хороших отношениях с Россией. И если у Ирана дела пойдут в гору, то и нам будет с этого выгода – и с точки зрения военно-технического сотрудничества, и строительства. У нас довольно много совместных проектов, и они не двигались, потому что не хватало финансирования. Что же касается нефти, то Иран в падении цен сам крайне не заинтересован. Это будет непростая ситуация. Но есть страны, которые попали в еще более тяжелый капкан - например, Азербайджан. Если у России кроме нефти и газа есть еще большой кусок экономики, то для экономики Азербайджана, Туркменистана и некоторых арабских стран, которые живут только на нефти, падение цен может стать катастрофой.

Люди верят не только в желудок

- Давайте добавим в наше политологическое блюдо немножко сахара. Что в прошедшем году заставило вас улыбнуться, а что удивило или потрясло?

- Это тяжелый вопрос, потому что меня давно ничего не потрясает и не удивляет… Если говорить о чем-то более или менее хорошем, то это, как ни странно, санкции, которые против нас вводят, расширяют и продлевают. Может, они сделают нас немножко более здравомыслящими и научат трезво смотреть на этот мир? На мой взгляд, эти санкции совершенно четко показывают, что наши иллюзии насчет якобы существующих на Западе правил игры совершенно бессмысленны. Надо смотреть на вещи реально, не приукрашивая картину и не демонизируя. В этом мире нас никто не будет жалеть. Так было раньше. Так будет дальше. Но в этом нет никакой беды. Может быть, все, что происходит, позволит нам перейти в какое-то новое качество. Нынешние санкции, по крайней мере, заставили нас заговорить о собственной экономике, а так мы много лет жевали жвачку, рассуждая про необходимость интеграции в глобальный рынок.

Мы все время страдаем от того, что нас не любят то те, то эти. Нам это и не нужно. Надо разумно двигаться вперед. Делай, что должно и будь, что будет.

- Не такой Вы, оказывается, пессимист, каким кажетесь, Сергей Александрович… Вот вам напоследок совсем неполитологический вопрос: в какой момент в 2015 году вы чувствовали себя счастливым?

- Это сильно сказано. Счастливым я чувствовал себя в детстве, классе в пятом. Бежал вниз, с четвертого этажа по лестнице. Светило солнце. Был май.

- А я - 9 мая, когда стояла на Тверской и смотрела на море людей с портретами дедов. И видела в их глазах нечто такое, что словами описать невозможно.

- День Победы действительно был грандиозный! Акция «Бессмертный полк» показала, что люди верят не только в желудок. Есть душа и есть память. Это, на мой взгляд, самое важное. Я не считаю себя пессимистом. Просто пытаюсь трезво анализировать настоящее, вспоминая, что вытерпели наши предки, благодаря которым, собственно говоря, и живем. Если мы лишимся воспоминаний и будем бесконечно все подсчитывать на калькуляторе, мы сойдем с ума.

- И все же: в какой момент уходящего года Вы чувствовали настоящую радость за себя и за страну?

- Я чувствовал, как минимум, удовлетворение по поводу нашей позиции по целому ряду внешнеполитических вопросов, потому что я считаю, что это возвращает нас к реальности. Огромная страна Россия не может вести себя, как какая-нибудь Литва. Или, не привели господи, Латвия или Эстония… И то, что мы возвращаемся к реальному собственному масштабу, это здорово.

Слушайте полную запись эфира на Радио «Комсомольская Правда».

Поделиться:
Подпишитесь на новости:
272
 

Читайте также

Новости 24