С позиций вокруг блокированного Османа по позициям боевиков долго бьет артиллерияС позиций вокруг блокированного Османа по позициям боевиков долго бьет артиллерияФото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН
2016-08-24T01:40:14+03:00
Комсомольская правда
37

Сирийская армия начала наступление к южным границам

Военкоры «КП» Александр Коц и Дмитрий Стешин стали очевидцами работы штурмовых групп в поселении Осман, на южном фронте Сирии — боевикам отрезают снабжение из Иордании [фото, видео, обновляется]

Белый джип Красного полумесяца резко тормозит у приемного покоя центрального госпиталя Дераа. Когда-то это был очень красивый и не бедный городок на юге Сирии. Медики подбегают к распахнутым задним дверцам и вытаскивают окровавленного бойца. Бережно кладут на каталку и увозят внутрь. Из тех же дверей двое санитаров медленно выкатывают на улицу такую же каталку со скрипящими колесами... С завернутым в белую ткань маленьким телом. По очертаниям, девочке не больше пяти лет. Ее аккуратно поднимают и кладут в ряд упакованных в саван погибших. Она — пятнадцатая жертва Дераа за этот тяжелый, не по-зимнему длинный день...

Рутинный обстрел

Дераа был одним из первых городов, поддержавших митингами, погромами и поджогами «арабскую весну» в Сирии. Мы приезжали в этот город в 2012 году, сразу после того, как желающие освободиться от «тирании» и «диктатуры» спалили дотла местную прокуратуру. Стоящая недалеко от иорданской границы Дераа не могла не стать центром контрабанды — такова участь многих приграничных городков и поселков. И в рядах борцов с «режимом» оказалось немало тех, кто на обугленных камнях с превратившимися в пепел уголовными делами, решил начать новую, свободную от претензий нынешней власти жизнь. Город теперь разрушен чуть больше, чем наполовину. Восемьдесят процентов контролирует армия, остальное — под «союзом» из полутора десятка группировок, по сути - банд, сколоченных по криминальным или религиозным интересам. Плюс окрестные поселения, превратившиеся в мощные укрепрайоны боевиков, стоящие на стратегически важных направлениях.

Город теперь разрушен чуть больше, чем наполовину Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Город теперь разрушен чуть больше, чем наполовинуФото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Мы мчимся по дороге, которая на протяжении многих километров прикрыта с опасной стороны земляными валами. Они защищают от стрелкового оружия, но воронки от разорвавшихся мин мы даже не объезжаем, «перепрыгиваем» их на скорости. Впереди, почти у горизонта, встают дымы от мощных разрывов. Гул уходящего самолета перекрывает рев мотора. Под Дераа начинается крупномасштабная операция сирийских войск, цель которой — штурм деревни Осман, примыкающей к городу.

Стоит она на старой, но стратегически важной трассе, которая идет от таможенного терминала на границе с Иорданией до самого Дамаска. Боеприпасы и снаряжение для боевиков по ней возят не особо таясь. Без контроля над трассой победы на южном фронте не будет. Оставив маленький Осман в тылу, продвигаться дальше на юг бессмысленно.

Под Дераа начинается крупномасштабная операция сирийских войск Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Под Дераа начинается крупномасштабная операция сирийских войскФото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

К штабу подъезжаем под шелест летящих снарядов, взрывающихся где-то в Дераа. При этом по городу ходят люди, ездят машины, гоняют на велосипедах дети... Зимой 2015-го, в Донецке, такое соседство смерти и будничной рутины удивляло. Первые пару дней. А потом к такому привыкаешь, выставляя блоки в голове. Жить в постоянном страхе несколько месяцев — непосильный психологический груз. Здесь же люди живут войной уже почти пять лет. И обстрелы со стороны Османа для них давно стали неизбежной рутиной. Как для Киевского района Донецка. Или Октябрьского.

Бригадный генерал Али Асаад, руководящий операцией, начал разговор официально, это было похоже на доклад. Но в конце чуть расчувствовался, и мы все это заметили...

Без контроля над трассой победы на южном фронте не будет Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Без контроля над трассой победы на южном фронте не будетФото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

- Спецподразделения 15 дивизии сирийской армии, согласно приказу командования, приступили к наступательной операции в городе Осман. Сегодня утром наши подразделения замкнули кольцо у западной части города, заняли стратегические позиции на трассе Осман-Тафас-Ядуде. Таким образом, террористы в городке оказались под огнем со всех сторон. После чего штурмовые отряды приступили к исполнению своих задач — продвижение с юга на север города. Наши группы идут в наступление с трех сторон и уже контролируют 15 объектов в городе. С Божьей помощью мы в ближайшие дни полностью зачистим город. И не остановимся, пока не освободим все поселения провинции Дераа. Мы искренне благодарны России за ее помощь в виде воздушных ударов по боевикам. Они помогли нашей армии на земле. Я еще раз хочу подчеркнуть нашу искреннюю благодарность российскому народу, президенту и армии, которые были с нами на протяжении всей войны. День и ночь, плечом к плечу. Помогая нам, спасти родную Сирию от террористов. Спасибо вам большое.

Бригадный генерал Али Асаад, руководящий операцией, начал разговор официально Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Бригадный генерал Али Асаад, руководящий операцией, начал разговор официальноФото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Экстремальный спринт

С позиций вокруг блокированного Османа по позициям боевиков долго бьет артиллерия, после чего к деревне выдвигаются штурмовые группы правительственных сил. Парни одеты и снаряжены незатейливо, камуфляжи разномастные. Но у всех есть «разгрузки», некоторые, сшитые самостоятельно или матерями. Никто не «вибрировал» под обстрелом. Оказалось, эти ребята не так давно брали Шейх-Мискин. Мы идем за ними, во втором эшелоне. Точнее бежим. Быстро бежим. Противный нарастающий свист самодельных реактивных снарядов придает олимпийское ускорение, близкие оглушительные взрывы разрывают нашу группу на две части. Одна остается под насыпью, вжавшись в землю, другая, вместе со «спринтерами» из «КП», прорывается вперед под двухэтажные бетонные домики, где уже закрепился первый эшелон. Взгляд выхватывает табличку на обочине — мы уже в Османе.

Спецподразделения 15 дивизии сирийской армии, согласно приказу командования, приступили к наступательной операции в городе Осман Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Спецподразделения 15 дивизии сирийской армии, согласно приказу командования, приступили к наступательной операции в городе ОсманФото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

- Наши штурмовые группы пришли вчера, работать начали ночью, - поясняет нам местный командир штурмовой группы Омар Бустани. - Официальный приказ о наступлении был отдан сегодня утром. Лично моя группа сегодня зачистила от боевиков три дома. Потери противника — десятки боевиков. Из моей группы никто не погиб и не ранен.

Камера предательски ходит в трясущихся после экстрим-пробежки руках. Сердце колотится так, что, кажется, его звук пропишется на микрофон. А вместе со стуком — жужжащие пуль на излете. Они вгрызаются в стену за нами прямо во время интервью. Бойцы даже не пригибаются. Просто показывают нам на свежие выбоины.

Парни одеты и снаряжены незатейливо, камуфляжи разномастные. Но у всех есть «разгрузки», некоторые, сшитые самостоятельно или матерями Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Парни одеты и снаряжены незатейливо, камуфляжи разномастные. Но у всех есть «разгрузки», некоторые, сшитые самостоятельно или матерямиФото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Через бойницу осматриваем сам городок. Боевики всего в 50 метрах, и это немного беспокоит нас. А бойцы, удивляясь неожиданным гостям, наливают мате в маленькие стопочки с железными трубочками и добродушно протягивают нам: «Спасибо, - говорят они по-русски с забавным акцентом. - Как дела?» «Мунтаз!» - отвечаем по-арабски. Восхитительно, мол. И, судя по громкому хохоту, наш прононс не менее забавен. В разгар веселья исламисты вдруг оживают и бьют из 120-мм миномета по потерянным позициям. Командир штурмового отряда Уильям Родуван что-то громко и сердито восклицает. По-русски это наверно звучало бы как «Не понял юмора!» Танкисты понимают командира, запрыгивают в свою старенькую машину, выгоняют ее из укрытия и прямой наводкой бьют по «юмористам» с той стороны. Оттуда огрызаются из крупнокалиберных пулеметов, и бойцы сирийской армии устраивают «карусель», в течение нескольких минут поливая свинцом из автоматов, сменяя друг друга. Практического эффекта от такой манифистации почти нет. Но под прикрытием неприцельного и плотного автоматного огня из-за бетонной стены выезжает зенитная самоходка «Шилка». Зенитка, буквально, разваливает дом с боевиками. Лейтенант слушает доклады по рации. Спрашиваем: как, по его мнению, идет наступление? Он воюет с ночи и может оценить происходящий бой в динамике:

- Они (боевики- авт.) здесь применяют артиллерию, хотя так бывает не всегда. Но мы к этому готовы. Все знают, что делать. Не все идет так гладко, как хотелось бы. Но мы вроде продвигаемся, не стоим. Наша группа уничтожили несколько складов боепитания.

Под прикрытием неприцельного и плотного автоматного огня из-за бетонной стены выезжает зенитная самоходка «Шилка» Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Под прикрытием неприцельного и плотного автоматного огня из-за бетонной стены выезжает зенитная самоходка «Шилка»Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Разведке сирийской армии давным-давно известно, что на юге страны, где бедные каменистые полупустыни, боевики снаряжены и снабжены бедновато. В отличии от своих братьев, воюющих под боком у доброй Турции.

Дом боли

Из операционной на носилках выносят только что прооперированную девочку. Она, утыканная трубками, еще не отошла от наркоза, глаза скользят по проплывающему темному коридору. В палате она вдруг твердо упирается осмысленным взглядом прямо в объектив. И во взгляде ее нет зла, только нечеловеческая усталость от боли.

Рядом на одной кровати сидят два мелких пацана с забинтованными головами.

- Мальчики были ранены в разных района города, - говорит мама одного из них, - Сегодня много раненых, места мало, их просто пока положили на одну кровать.

- Мы играли во дворе, упала мина, - еле слышно вспоминает мальчишка. - Кусочек от нее попал мне в лоб и отскочил в затылок. Еще кусочек попал мне в руку.

Из операционной на носилках выносят только что прооперированную девочку. Она, утыканная трубками, еще не отошла от наркоза Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Из операционной на носилках выносят только что прооперированную девочку. Она, утыканная трубками, еще не отошла от наркозаФото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

В соседней палате еще двое детей, пострадавших от хаотичных обстрелов со стороны Османа. Парадокс в том, что те самые 20 процентов города, контролируемые террористами, начинаются прямо за забором клиники. От этого, с одной стороны, неуютно, с другой - надеешься, что боевики не будут бить по своему же переднему краю. Разве что случайно промахнутся, стреляя из изношенных стволов минами, выточенными в автомобильных мастерских. В городе еще есть люди, которые думают, что все это - нелепая случайность, ошибка. Но врачи, у которых все жертвы перед глазами, без перебоя принимали раненых и убитых с самого утра, сплошным потоком, прямо с улиц. Для ошибок и случайностей слишком велика частота совпадений. Возможно, это такой зверский способ «поднять» не самый лояльный к государству город.

- К половине четвертого дня к нам поступило 58 раненых гражданских, - рассказывает нам главврач клиники доктор Фарид Слейман аль-Асвад. - Ранения легкой и средней тяжести. 8 человек находятся в крайне-тяжелом состоянии, в реанимации. Раненые находятся под присмотром врачей и санитаров, им оказывается помощь. У нас в городе единственная государственная больница. Есть несколько частных клиник, но у них нет оборудования и возможности помочь людям с тяжелыми ранениями.

- Сколько за сегодняшний день погибших?

- На данный момент - 14 человек. Это только из мирного населения. У нас давно не было таких сильных обстрелов.

Врач вернулся в больницу, его ждали раненые. Тем более, прямо во время нашего интервью из машины вытащили мужчину в пыльном камуфляже. Навстречу ему из здания несли закутанное с головой тело ребенка — 15 жертву Дераа.

СМОТРИТЕ ФОТОРЕПОРТАЖ АВТОРОВ

Сирийская армия начала наступление к южным границам

РЕПОРТАЖИ АВТОРОВ ИЗ СИРИИ

Российский военный советник в Сирии мог погибнуть от удара турецкой артиллерии

Спецкоры "КП" Александр Коц и Дмитрий Стешин разбираются в обстоятельствах происшествия (подробности)

Турция прикрывает отступление боевиков

По сообщению военных источников, в последние два дня на севере Сирии, начались артиллерийские обстрелы командных пунктов правительственной армии со стороны Турции. Обстрелы ведутся с поразительной точностью (подробности)

Мэр, уехавший из США, командует ополчением в Сирии

Накануне переговоров в Женеве военкоры «КП» Александр Коц и Дмитрий Стешин вновь вернулись вСирию. Они провели день на передовой с бойцами ополчения системной оппозиции, воюющей на стороне правительственных сил (подробности)

Крупный теракт в Дамаске устроили к переговорам в Женеве?

За много километров до района Саида Зейнаб слышен вой сирен «скорой помощи» - врачи пытаются прорваться сквозь пробки в больницы. Город встал мгновенно — сразу же после взрывов были усилены меры безопасности, машины стали досматривать с непривычной тщательностью (подробности)

Сирийская армия начала наступление к южным границамВоенкоры «КП» Александр Коц и Дмитрий Стешин стали очевидцами работы штурмовых групп в поселении Осман, на южном фронте Сирии — боевикам отрезают снабжение из Иордании

Еще больше материалов по теме: «Гражданская война в Сирии»

Онлайн-трансляция

Вот так из пластилина,спичек и желудей делаются блокбастеры. Работа Александра Пушина

Our article translated be @southfronteng Palmyra: No Hint of a Ceasefire

Позиции под Пальмирой: первый день условного мира

@Mixail_Odessa это не Попов

Пальмира: первый день условного мира с помощью @YouTube

Первый день мира в Пальмире. Видео:

Пока нет. Вот репортаж

С кумом на Пальмире @ Palmyra, Syria

@ValarM__ это же мусульманская страна, какие поросята?))

@ElenaElenaOxara @MahiMarianna долго

Наш репортаж Пальмира: здесь перемирием не пахнет

@GrebSG @spacelordrock Спасибо, Кэп!

@spacelordrock А что не так? Не пойму.

Наш свежий репортаж с фронтов сирийского перемирия:

Горный лагерь Пальмира, секция Похудейка. Ободряющие пробежки по горам

Под Пальмирой, понимаешь, Распугали парни ДАИШ.

Скоро повесим репортаж о первом дне перемирия. Прожили его под Пальмирой

Про войну без политики. Страшно.

Тусим под Пальмирой, ждем, когда ИГИЛ начнет праздновать режим прекращения огня

@kykovner можно, приезжайте, ищите

Our article translated by @southfronteng #Aleppo’s “road of life” still blocked

Поделиться:
Подпишитесь на новости:
37

Читайте также

Новости 24