Олег Царев: В Крыму однозначно всеобщая поддержка России. Разочаровавшихся нет

Олег Царев: В Крыму однозначно всеобщая поддержка России. Разочаровавшихся нетОлег Царев: В Крыму однозначно всеобщая поддержка России. Разочаровавшихся нетФото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Политик, выбранный спикером парламента Новороссии, рассказал в эфире Радио «Комсомольская правда», почему покинул Донбасс и уехал жить в Крым [аудио]

00:00
00:00

Рыбка:

- Добрый вечер. Приветствую всех. В Крыму отключили свет. У нас был запланирован сеанс связи по скайпу с нашим коллегой Исраэлем Шамиром и с Олегом Царевым, которые сейчас в Крыму. Здравствуйте, Исраэль.

Шамир:

- Здравствуйте. Нет большой нужды представлять нашего гостя. Наверняка многие из наших слушателей и так прекрасно знают Олега Анатольевича Царева. Это политический деятель старой Украины, который оказался сейчас на стороне России. Оказался в политической эмиграции. И начал новую жизнь в Крыму, где мы с ним сейчас беседуем в добром старом санатории им. Кирова.

Рыбка:

- Вы имеете в виду, что Олег Анатольевич проживает в Крыму? Его офис есть в Москве.

Шамир:

- Да, он проживает в Крыму. На Украине против него выписан ордер на арест. Если его там ждут, то ждут с явно нехорошими намерениями. Он мне рассказал замечательную шутку: слава богу, что я жду не на Колыме, а в Крыму. И, действительно, Крым теплее, чем Колыма. Но жизнь эмигранта все равно нелегкая. И тут ему, конечно, достаточно тяжело по всем параметрам. Но самое интересное, на мой взгляд, это то, что в течение недолгого времени Олег Анатольевич был практически альтернативным руководителем Украины, спикером парламента Новороссии – государства, которое так и не возникло. И одна из вещей, которая меня интересовала, это почему не возникла Новороссия, стоит ли сейчас разбирать полеты или об этом больше не стоит задумываться. Будет ли какое-то будущее у проекта Новороссия? Что будет дальше с русскими людьми на востоке Украины? И как дальше будет складываться судьба миллионной диаспоры украинцев, которые перебрались в Россию?

Рыбка:

- К нам присоединяется Царев.

Царев:

- Здравствуйте.

Рыбка:

- Вы были председателем парламента Новороссии. Вы себя уже в этом статусе не числите. Как вы себя аттестуете, кто вы теперь?

Царев:

- Это двойственная ситуация. С одной стороны, парламент не распущен. С другой стороны, деятельность его заморожена. И мы в долгосрочных отпусках – спикер парламента и депутаты.

Рыбка:

- Есть люди, которые тоже числят себя в составе парламента Новороссии?

Царев:

- Это 60 человек. Выписаны удостоверения, есть целый ряд нормативных документов. Подписано соглашение – союзный договор между Донецкой и Луганской республиками. Регламент парламента, приняты законы. Принят флаг Новороссии. И ряд законов.

Рыбка:

- Из крупных свершений, которые легализуют Новороссию, последнее – выдача документов, официальных паспортов ДНР. Вам известно об этом? Сколько людей получили эти паспорта?

Царев:

- Эта процедура только обкатывается. У людей большие опасения, что эти паспорта не будут позволять приезжать в Украину. Но и в другие страны, которые не признают ДНР и ЛНР. Будут ли они давать возможность приезжать в Россию?

Рыбка:

- Не было консультаций на эту тему с Москвой?

Царев:

- Этот вопрос, насколько я понимаю, еще до конца не урегулирован.

Рыбка:

- Как вы видите собственные функции, находясь в России? Вы регулярно проживаете в Крыму?

Царев:

- Да, это правда.

Рыбка:

- Чем занимаетесь?

Царев:

- Я последние два года провел фактически на войне.

Рыбка:

- Господин Шамир вас представил как человека, который не нуждается в представлении. Но в Яндексе до первой новости с вашим упоминанием придется пролистать несколько страниц. Вы как будто бы пропали.

Царев:

- Действительно, так и есть. Я сейчас не в активной политике. И больше занимаюсь детьми, семьей. Поверьте, семья, которая была вынуждена оставить дом, работу – моя супруга, и мы сейчас обустраиваемся на новом месте.

Рыбка:

- Вы трудоустроились в Крыму?

Шамир:

- Олег не занимается сейчас активно политикой, как он сам говорит. Тем не менее, он был одним из самых активных участников событий, которые происходили два года назад. Тема огромная, неподъемная. Почему не удался проект Новороссия? Почему не удалось освободить его родной Днепропетровск? Почему Харьков не освободился? Почему в конце концов Олегу Анатольевичу пришлось оказаться в Крыму? В качестве поворотной даты предлагаю 22 февраля – день, когда был съезд в Харькове. После этого многие руководители будущей Новороссии решили поддержать киевскую хунту.

Царев:

- Я считаю, что было несколько поворотных дел. Возможность остановить Майдан была до утра 19 октября. Это ночь, когда была последняя возможность для того, чтобы навести порядок на Майдане. А 20-го числа были захвачены оружейные склады на Западной Украине… В Харькове, во Львове, в Тернополе. И с этим оружием 20-го числа уже Майдан штурмовал… Уже ничего сделать было нельзя. Что касается возможности сохранить большую часть Украины, большую по населению, то эта возможность сохранялась достаточно долго. Я думаю, здесь можно назвать окончанием более-менее мирной возможности создать Новороссию, это президентские выборы и признание Петра Порошенко многими государствами, в том числе Россией, легитимно избранным президентом Украины. В Харькове, да, был съезд. Съезд показал, что достаточно сложно консолидировать… Тем не менее, в каждой области был свой актив людей не сдавшихся, активных, которые продолжали борьбу. Хочу сказать, что возможности поднять Юго-восток сохранялись достаточно долго. В каждом районе, в каждой области были руководители, назначенные Януковичем. Милиция, вооруженные силы, служба безопасности, администрация, областные советы. Все это были чиновники и депутаты, которые понимали, что при смене власти они потеряют власть. И никто не собирался защищать эту власть.

Рыбка:

- У нас не историческая программа. Эти воспоминания ценны для вас, для ваших соратников, для многих из наших слушателей. Но этими данными они владеют. Обратимся к обстоятельствам более свежим хронологически. Давайте обратимся к Минским соглашениям. Минские соглашения и судьба того, что подразумевается под Новороссией, они соотносятся? Или вы противник тех договоренностей, которые были достигнуты в Минске?

Царев:

- Тот, кто был на Донбассе в тот момент, когда мы стояли на краю катастрофы, когда были жуткие обстрелы, когда Луганск практически был в окружении, если вы помните, первый конвой туда не мог проехать в Луганск, потому что не было подъездов, тот… никогда не был противником Минских соглашений. Любое соглашение, которое приводит к прекращению войны, огня, - это благо, его надо поддерживать. Другое дело, что это соглашение фактически поставило под вопрос существование нашего парламента и перспективы самостоятельности Донецкой и Луганской республик.

Рыбка:

- Вы считаете это неоправданной жертвой? Перспектива существования парламента, тех руководящих органов, которые возводились и налаживались, то, что от этого в рамках соглашений придется отказаться?

Царев:

- Если это вопрос, то я отвечу, что вы не правы. Я максималист.

Рыбка:

- Стоящая это жертва или нет? Стоило держаться за те формирования, которые…

Царев:

- Я по жизни максималист. И я всегда был сторонником борьбы за всю Украину. Ведь в слово Новороссия вкладывали каждый по-своему. Так уж устроена политика, я занимаюсь давно политикой, для того, чтобы не оттолкнуть все категории, мы не уточняли, что подразумевается под этим термином. Многие подразумевали – прорусская Украина. Или часть Украины. Некоторые считали – 8 областей, включая Кировоградскую, Харьковскую, Днепропетровскую, Запорожскую, Херсонскую, Николаев, Донецк, Луганск. Вот восемь регионов, которые исторически входили в Новороссию. Донецк и Луганск входили немножко в другой регион, это вообще была исторически Кубань. Историческая часть России. А вот Новороссия – это были другие области. Кроме Донецка и Луганска.

Рыбка:

- Вы имеете представление, которое можно сформулировать кратко: что такое Минские соглашения?

Царев:

- Минские соглашения – это возможность политическим путем прекратить противостояние на Украине.

Рыбка:

- Как оцениваете их реализацию на нынешнем этапе?

Царев:

- Мяч находится на стороне Украины. С этой точки зрения предъявить Донбассу или России что-нибудь чрезвычайно сложно. Наверное, я сам борец, я самбист. Владимир Владимирович очень хорошо использовал силу противника. Очень долго Петр Порошенко, украинская власть нагнетали русофобию на Украине. А сейчас им надо принять закон, который они в принципе не могут принять. Им сейчас приходится бороться против той силы, которую они сами создали, - против украинского национализма. Они не могут этого сделать. И в то же время предъявить что-нибудь России или Донбассу чрезвычайно сложно. Все говорят о том, что надо выполнять Минские соглашения, абстрактно, хотя по пунктам четко понятно, что выполнять должна Украина. Украина должна принять закон… о выборах на Донбассе. А Украина это не в состоянии сделать. Потому что такие настроения внутри Украины, внутри депутатского корпуса. И проголосовать это очень сложно.

Шамир:

- Олег, расскажите о вашем видении Крыма, того, что произошло в Крыму два года назад?

Рыбка:

- И про нынешний Крым, Олег Анатольевич, тоже выскажитесь.

Царев:

- В Крыму однозначно всеобщая поддержка России. Разочаровавшихся нет. Все сложности, которые возникли с отключением света, с недостаточно хорошей работой банковской системы, мобильной связи, вы знаете, когда уходил «Киевстар», то снимали вышки, ломали оборудование для того, чтобы мобильная связь была такая, как есть. Сейчас это все восстанавливается. Поэтому сегодняшняя поддержка крымчан однозначно не стала меньше, чем была во время референдума. Это показывает и соцопрос. Что касается остальной Украины, то действительно у очень многих русских на Украине на момент проведения референдума был целый коктейль чувств. С одной стороны – надежда, что по крымскому сценарию пойдут все остальные регионы Украины. С другой стороны – был страх того, что присоединением Крыма Россия ставит точку в поддержке русских на Украине. Поэтому была сложная ситуация. Получается, что сегодняшняя граница, которая есть между Крымом, то есть на границе Крыма между Россией и Украиной, она отделяет в том числе и русских, которые живут в Днепропетровске, Одессе, Запорожье, Харькове, от Российской Федерации и от Крыма.

Рыбка:

- А эти граждане, которые там живут, они не имеют возможности попасть на территорию Крыма, на территорию России? Их не пустят?

Царев:

- Очень сложный проезд. Люди, которые пересекают границу, говорят, что там стоят кордоны «Правого сектора». У нас ехала сотрудница, ей пришлось объяснять, почему баночка крема закрыта, вы везете ее на продажу. Невозможно вещи ввезти. Идет полный досмотр. Заглядывают в телефоны, смотрят, какие там есть контакты. И так далее. Все это создают психологический настрой, что люди просто боятся ехать в Крым.

Рыбка:

- Есть вопрос от слушательницы Натальи: «Идут слухи, что вся гуманитарная помощь – половина продана, половина поделена среди чиновников ДНР». Что можете сказать?

Царев:

- Первая гуманитарная помощь, которая приходила на Донбасс, она приходила через меня, через парламент Новороссии. Мы обустраивали процедуру таким образом, чтобы наши депутаты ее в руки не брали. Был распределительный центр, был организован документооборот таким образом, что депутаты и чиновники не имели доступа к этой гуманитарной помощи. Приходили люди к нашим депутатам на прием, получали бумажку о том, что они могут получить гуманитарную помощь, шли на склад и получали. И реально гуманитарная помощь частично попадала на базар. Потому что проверить, нуждается ли человек в гуманитарной помощи или нет, сто процентов невозможно. Это ведь разговор. Пришел человек, рассказал о своих проблемах, получил талоны на месяц вперед. Потом отошел на перекресток и продает эту гуманитарную помощь. Всегда, когда есть гуманитарная помощь, есть злоупотребления.

Рыбка:

- О нынешних поставках вы владеете информацией?

Царев:

- Я думаю, что эти вопросы надо задавать действующему руководству республики. В двух словах хочу сказать, как бы ни критиковали сейчас многие процессы, которые происходят на Донбассе, тем не менее порядка становится с каждым днем все больше.

Рыбка:

- Еще два сообщения от слушателей. «Олегу Цареву – самые добрые пожелания возрождения Новороссии. Мы верим и мы с вами», - пишет 09. Александр61 критично высказывается в адрес президента Путина, который завтра в Крым прилетает: «Считаю, что Путин предал Новороссию». Готовы комментировать такую короткую реплику от слушателя?

Царев:

- Я отвечу коротко. Без помощи России Донбасс бы не выстоял. Гуманитарной, политической помощи. Поэтому это утверждение не совсем правильное.

Рыбка:

- Завтра не рассчитываете получить аудиенцию у президента Российской Федерации?

Царев:

- Я с 30 лет народный депутат, у меня всегда было неприятие официальных мероприятий. Если была возможность где-нибудь не участвовать, я ее всегда использовал. Сейчас у меня есть такая возможность – не участвовать.

Рыбка:

- Наши слушатели высказывают поддержку Олегу Цареву. «Каким бы ни был выбор жителей Донбасса, мы его поддержим. Они заслужили спокойную жизнь», - пишет слушательница 78. Это поддержка Донбасса.

Шамир:

- Что было в Крыму два года назад? Какие были варианты судьбы Крыма?

Царев:

- Я уже говорил о том, что четыре созыва был народным депутатом Украины. Очень долго в украинской политической жизни. Даже находясь в Крыму, я полностью отслеживаю ситуацию, которая сейчас на Украине. Мне все время звонят друзья, политики, рассказывают о подковерных вещах, которые происходят на Украине. По Крыму существовало несколько сценариев. Начиная с первого референдума, который был в Крыму … Все понимали, что Крым – это больная точка на Украине. Здесь живут люди, которые всегда хотели присоединиться к России. Я читал некий документ, который ложился на стол Леониду Кучме и потом к Януковичу группой его советников, который предусматривал для Крыма, для того, чтобы решить эту ситуацию, добровольную передачу его, создать территорию – свободный город. Как Одесса была в царской России. Создать протекторат – русский, украинский. И в этом документе была прописана еще Турция, которая присоединялась к гарантии свободной зоны Крыма.

Рыбка:

- А с крымской стороны кто бы участвовал в этом соглашении?

Царев:

- В Крыму собирались создать некое правительство, которое будет по-настоящему крымским. А вот страны-гаранты – Россия и Украина в первую очередь – должны были гарантировать независимость Крыма. И были расчеты достаточно убедительные в том, что если Крым станет свободной экономической зоной, дать возможность создать здесь оффшорную зону, то все деньги бывшего Советского Союза, которые сейчас крутятся в Швейцарии, в Англии, на Виргинских островах, на Кипре, они были бы здесь, это был бы город-рай. Но Янукович и Кучма по этому варианту не пошли. Хотя авторы этой докладной записки писали о том, что лучше отдать Крым добровольно, тогда это убережет от конфликта, который окажет потом на жизнь Украины доминирующую роль, с далекими последствиями. Кстати, это была не единственная территория, с которой предлагали Украине добровольно отказаться. Был еще проект присоединения Галичины по речке Збруч.

Рыбка:

- У этих проектов были авторы?

Царев:

- Да, это мои хорошие знакомые. Называть я их не буду по понятным причинам. Некоторые из них находятся до сих пор в Украине. Проект отсоединения Галичины базировался на том, что Украина все равно разделенная страна. Те же люди, которые ходят в католическую церковь, в православную, есть Киевский Патриархат, Московский Патриархат, русский, украинский языки, воевали во время Великой Отечественной на разных фронтах. Есть цивилизационный конфликт. Причем русские, как сейчас на Украине, чувствуют себя оккупированными. Страна, в которой уничтожают историю, памятники, запрещают язык коренного населения, понятно, чувствуют себя оккупированными. И вот для того, чтобы убрать этот конфликт, предлагали отдать Галичину. Была контролируемая Партия свободы, которая контролировалась из администрации президента, было расписано, что в случае правильных команд они поднимут тему отделения. И после чего Украина проводит референдум, где отпускает Галичину. И остается та территория, в которой нет противоречий, которая может двигаться в сторону Российской Федерации, Таможенного Союза. И этот проект тоже не был реализован.

Рыбка:

- Вопрос от нашего слушателя Влада: «На Донбассе сейчас обострение. Царев в Крыму. Донбасс опять в огне. Что с этим можно сделать? Почему об этом не говорим?»

Царев:

- Да, действительно, сейчас обострение в Донбассе. И такого уровня обстрелы, которые идут последние несколько дней, бои под Ясиноватой, такого не было уже давно. Мое сердце вместе с Донбассом. Если будет принято решение возобновить проект, то все депутаты – 60 депутатов, я с ними поддерживаю самые плотные связи, мы готовы встать в строй и работать вместе на Донбассе.

Рыбка:

- Спасибо!

Поделиться:
Подпишитесь на новости:
 

Читайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ

Новости 24