2016-12-17T01:24:49+03:00

Как Россия и Япония будут вместе хозяйствовать на Курилах

«Комсомолка» задала экспертам главные вопросы об итогах русско-японских переговоров
Поделиться:
Комментарии: comments489
Премьер-министр Японии Синдзо Абэ и Владимир Путин во время посещения школы дзюдо в Токио.Премьер-министр Японии Синдзо Абэ и Владимир Путин во время посещения школы дзюдо в Токио.Фото: REUTERS
Изменить размер текста:

В пятницу завершился визит Владимира Путина в Страну восходящего солнца, ставший уже четвёртой встречей российского лидера с японским премьером Синдзо Абэ за текущий год. Самый острый вопрос — подписание мирного договора и решение территориального спора вокруг южных Курил — предсказуемо отложен на перспективу. Но в сфере экономики прорывные заявления всё же последовали:

«Мы говорили о том, чтобы сделать из этих островов зону совместного проживания, совместного процветания», — сказал журналистам японский премьер-министр. «Мы вместе с господином Абэ поддержали инициативу совместной хозяйственной деятельности на южных Курилах», — почти в тех же выражениях поделился планами Путин. Но чем же станет такое «совместное хозяйствование»? И не поставит ли оно под сомнение принадлежность островов России? Об этом «Комсомолка» поговорила с экспертами.

1. Что такое «совместное хозяйствование»?

Андрей Фесюн, востоковед, доцент Высшей школы экономики:

Это очень любопытная формулировка, учитывая, что несколько лет назад японский парламент принял закон, согласно которому южная оконечность Курильского архипелага (острова Итуруп, Кунашир, Шикотан и группа островов Хабомаи — ред.) является «исконно японскими территориями, находящимися под незаконной оккупацией». То есть сейчас любая деятельность японского бизнеса в данном регионе де-юре считается преступлением. Поэтому Абэ и пообещал разработать некий, как он выразился, «международный закон». А без новой юридической базы никакое «совместное хозяйствование», боюсь, не начнётся.

Сергей Катырин, президент Торгово-промышленной палаты РФ:

Подобная деятельность вполне вписывается в концепцию ускоренного развития российского Дальнего Востока и вообще продвижения наших интересов в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Полагаю, серьезный импульс получит экономическое сотрудничество и в других районах Дальнего Востока (помимо южных Курил). Не будем забывать о возможном доступе к японским финансовым ресурсам, так нужным нашему бизнесу, о новых технологиях, которые могут прийти в нашу страну.

На Курилах открыты руды цветных металлов и ртути, месторождения нефти и природного газа, можно заниматься аквакультурой (искусственным разведением рыбы, водорослей и прочей водной живности — ред). Разумеется, Японии, не имеющей серьёзных сырьевых и энергетических ресурсов, всё это может быть интересно.

2. Чьими станут острова при «совместном хозяйствовании»? Не умалит ли это суверенитет РФ?

Андрей Фесюн:

— Суверенитет России над Курилами не может быть умалён никоим образом. Даже если там начнут присутствовать японские (или чьи-либо ещё) компании. В ходе визита Путина ни одна из сторон не сказала ни слова об изменении российской принадлежности островов. Более того, Москва неоднократно заявляла на самом высоком уровне, что наша позиция по этому вопросу остаётся неизменной. В остальном на Курилах можно будет вести любую разрешённую законом деятельность, к чему и готовы приступить японские бизнесмены.

Дмитрий Стрельцов, заведующий кафедрой востоковедения МГИМО:

— Безусловно, никак не умалит. В итоговых официальных документах по встрече Путина и Абэ сказано: совместное хозяйствование «ни в коей мере не ставит под сомнения базовые позиции сторон по курильской проблеме». И мнение России — Курилы достались нам по итогам Второй Мировой войны, которые не подлежат пересмотру.

3. Подобные прецеденты «совместного хозяйствования» уже были?

Денис Фомин-Нилов, кандидат исторических наук, доцент, и.о. ректора Государственного академического университета гуманитарных наук:

— До Первой мировой войны принадлежность арктического архипелага Шпицберген оспаривалась между Норвегией и Россией. В 1920 году при участии международного сообщества был подписан Парижский трактат, согласно которому Норвегия обладает «полным и абсолютным» суверенитетом над Шпицбергеном. Но при этом каждая страна-участник этого договора (включая и нашу) имеет право заниматься здесь любой законной экономической деятельностью. Что и происходит — например, с 1931 года на архипелаге добывает полезные ископаемые советское, а потом и российское предприятие «Арктикуголь». Впрочем, не сказал бы, что такая схема стала идеальной: между Осло и Москвой периодически возникают серьёзные трения, особенно когда последняя пытается нарастить присутствие на островах. Да и у нас многие до сих пор считают, что это не Шпицберген, а открытый поморами русский архипелаг Грумант.

Итого: «Это может стать прорывом»

Сергей Катырин:

Решение Путина и Абэ по Южным Курилам — это ключ не только к решению хозяйственных вопросов на территории островов. Речь идет о более широком экономическом сотрудничестве России и Японии, которое ранее тормозилось всем известными спорными моментами. Пожалуй, можно с определенной долей осторожности говорить даже о прорыве, о начале нового этапа в наших отношениях, и не только в экономическом плане, но и в политическом. Сделан важный шаг. Нужно, чтобы и последующие были политически и экономически чётко выверенными.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Владимир Путин: Нужно прекратить исторический пинг-понг Курилами

Совместная хозяйственная деятельность на Курильских островах должна стать шагом к принципиальному сближению России и Японии и началом работы над мирным договором. Это была одна из основных мыслей, прозвучавших на пресс-конференции Владимира Путина и Синдзо Абэ по итогам двухдневного визита российского президента в Страну восходящего солнца (подробности)

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также