2

Эксперт - о версии крушения Ту-154 над Черным морем: «Пилот ошибся и вместо шасси убрал закрылки»

Обломки самолета выкладывали на специальной площадке в Сочи. Фото: Алекс ДелавегаОбломки самолета выкладывали на специальной площадке в Сочи. Фото: Алекс Делавега

В эфире Радио «Комсомольская правда» разбираем основные версии катастрофы [аудио]

Эксперт - о версии крушения Ту-154 над Черным морем: «Пилот ошибся и вместо шасси убрал закрылки»

00:00
00:00

В прямом эфире Радио «Комсомольская правда» независимый технический эксперт Юрий Антипов и летчик Андрей Красноперов высказывают и обосновывают две совершенно разные версии причин падения Ту-154 в Черное море. Пытаемся разобраться, что же случилось на самом деле.

Афонина:

- В настоящее время продолжается расследование крушения Ту-154. А ранее в СМИ появлялась информация, что авиалайнер рухнул в море из-за перегрузки и ошибки второго пилота. Официальные представители Минобороны России генерал-майор Игорь Канашенков накануне призвал не обвинять кого-либо и выдумывать выводы по крушению самолета до завершения расследования.

Поскольку появляется все новая и новая информация, сейчас мы пригласили в нашу студию независимого технического эксперта Юрия Антипова. Юрий, приветствуем вас!

Антипов:

- Добрый день всем!

Афонина:

- Так же в студии находится журналист «Комсомольской правды» Евгений Сазонов.

Сазонов:

- Здравствуйте!

Афонина:

- И мы сейчас дозвонимся до Краснодара, где наша краснодарская редакция внимательно следит за тем, какая появляется информация. Ведь по-прежнему сейчас сотрудники, в частности, охранники сочинских санаториев обнаруживают при осмотре территорий пляжей необычные предметы, которые прибивает к берегу. Предметы отправляются на исследования. И есть варианты, что это именно останки того самолета.

Есть какая-то информация оперативная сейчас, что происходит в Сочи?

Сазонов:

- Оперативно продолжают собирать обломки. Все, что находят, стараются предоставить расследователям. Плюс основные части самолета были подняты.

В основном мелкие обломки, части обшивки, внутренности самолета. Если подтвердится сегодня информация о находке, которая может пролить свет на то, что случилось, мы поговорим и о ней.

Афонина:

- Что это за находка, корреспондент из Краснодара Ольга Сухова нам расскажет. Ольга, здравствуйте!

Сухова:

- Добрый день! На данный момент обломки самолета начало выбрасывать волной на берег. И недавно один из охранников адлерского санатория, когда обходил территорию, у них так положено, наткнулся на некие обломки. Как он говорит, он сказал, что нашли оплавленный вентилятор, пружину предположительно от кресла и части человеческой кости. Но так как охранник не специалист, что за вентилятор, из какой части самолета, он пояснить не смог. Все обломки забрала полиция, потому что вызвали полицию, она все сфотографировала и забрала. Фотографии полиция не дает. Минобороны снимки не предоставляют. А вот этот охранники фотографии не сделал, к сожалению.

Мы связались с одним из пилотов, который частенько связались на Ту-154. Он говорит, что выбросить на берег именно вентилятор лопасти самолета не может, потому что они тяжелые и волна к берегу такие вещи не прибьет. Скорее всего вентилятор мог быть из каких-нибудь блоков самолета. Но тоже вопрос, почему он оплавленный. Если пожара на борту не было, оплавиться никакие части самолета не могли. Вполне возможно, говорит пилот, что, может, просто это какой-то мусор в море. Но в силу последних событий сейчас все выброшенные на берег обломки, все вещи тщательно просматривает полиция и Минобороны. После экспертизы скажут, действительно ли это обломок от самолета или какой-то просто мусор.

Афонина:

- Есть вопросы к Ольге?

Антипов:

- Все достаточно подробно рассказано.

Афонина:

- Юрий, есть какие-то предположения?

Антипов:

- Сразу скажу, что эксперт не вправе предполагать. Он вправе оперировать теми фактами, которые реальны, присутствуют на месте в данном случае крушения. И именно ими я и оперировал, когда написал свой технический анализ по причине крушения. То, что охранник, нашедший обломки и скажем условно, человеческую кость, он, естественно, не специалист. Но ошибиться в том, что внешний вид вентилятора и он оплавлен, это может понять даже простой человек. Поэтому надо дождаться идентификации этого вентилятора. Если подтвердится, что это техническая деталь с погибшего борта, тогда то, что я написал в своем техническом анализе на примере тех фотографий обломков, которые мне удалось найти, которые я смог получить благодаря вашей газете в очень хорошем качестве, тогда это все выстраивается в один общий ряд. И подтверждает тот вывод, который я сделал в своем техническом анализе.

Сазонов:

- Мы напомним, что на сайте КП есть статья Юрия Антипова и Николая Варсегова о версии, что могло произойти на борту самолета. И с подробной расшифровкой фотографий.

Мы возвращаемся к выводу, к которому вы пришли, проанализировав фотографии обломков, что, скорее всего, на борту мог произойти взрыв.

Антипов:

- Я не буду называть это взрывом, не буду называть источник этого взрыва. Это может быть взрывное устройство, детонация перевозимого груза и не имеет ничего общего с терактом. Просто опасные груз, не в нужное время, так скажем, пришел в действие. Это может быть еще какой-то источник повышенного давления. Но то, что нижняя часть грузового отсека подверглась высокому давлению, после которого до удара о воду самолет начал разрушаться сообразно тем фактам, которые я обнаружил, для меня это очевидно. И не только для меня, но и для тех, кто ознакомился с моим материалом.

Сазонов:

- Что конкретно вы увидели на фотографиях?

Антипов:

- Расследуя эту катастрофу, я обратился к работникам «Комсомольской правды» по той причине, что среди снимков, которые я увидел по этой катастрофе, один снимок меня очень заинтересовал. Он практически тогда для меня раскрыл причину крушения лайнера, но мне не хватало качества изображения, которое я увидел на снимке в интернете.

Большое спасибо за помощь «Комсомольской правды». Если не было такой помощи, скорее всего, мой технический анализ не состоялся бы. Там есть разные виды этого обломка. Когда я изучил этот обломок, мои первоначальные подозрения подтвердились. И была уже чисто техническая возможность представить это на бумаге.

Этот обломок, думаю, видели все. Это правая часть фюзеляжа в районе второй двери в салон. Он представляет собой составную часть. На этом обломке находятся и иллюминаторы, и часть фюзеляжа, которая находится ниже пола.

Благодаря представленной фотографии я изучил разные ракурсы этого обломка, но стало сразу понятно, что этот обломок захватывает обшивкой и грузовой отсек, и часть пассажирского салона. Этот обломок перегнут пополам вдоль образующей самолет, то есть, на уровне пола он, как на шарнире, загнулся вверх и ударил своей поверхностью, которая из грузового отсека, ударил по верхней части, которая находится на уровне иллюминаторов. То есть, он перегнут вдоль. Как на шарнире. Вот мы открываем дверь. Так дверь ударила по стене. Так нижняя часть ударила по верхней. Причем, верхняя часть не деформирована практически абсолютно. Поэтому отрыв произошел именно нижнего куска.

Края нижнего куска не деформированы, как было бы при ударе о воду. Почему я сделал вывод, что он открылся и сделал такое круговое движение наверх, открыв в неположенном месте, раскрыв грузовой отсек? Потому что все детали, выступающие на этом куске, в нижней части, сделали свои отметки на верхней части. Например, оторванная заклепка подняла обшивку алюминиевую на этом куске. На верхней части в районе иллюминаторов, напротив по оси вращения, на фюзеляже есть вмятина. И таких моментов я могу привести очень много, тем более, качественное фото мне позволяет сделать такой анализ

Афонина:

- Наши радиослушатели пишут: «Эксперт прав. Только при взрыве летчики не успевают подать сигнал бедствия». Ну, вот, мы видим, что уже сейчас наши радиослушатели склоняются именно к этой версии.

Нечто произошло в грузовом отсеке. Вы придерживаетесь этой версии.

Антипов:

- В грузовом отсеке. Мы наблюдаем те разрушения фюзеляжа, которые характерны для большого внутреннего давления. Сам фюзеляж сделан из профилей, которые усиливают конструкцию, то есть, мы алюминиевую обшивку изнутри укрепляем лонжеронами, шпангоут. Продольные лонжероны имеют прогрессирующую деформацию на тех кусках, которые я видел, на изгиб наружу, увеличивающуюся в сторону пола.

Сазонов:

- Что само по себе очень странно, потому что пол наиболее жесткий.

Антипов:

- Конечно. Пол является элементом жесткости самолета. Это, можно сказать, самый мощный лонжерон. Тем не менее, продольно изгибаются. И ниже пола они изогнуты наиболее сильно, то есть, давление избыточное было именно в грузовом отсеке.

Сазонов:

- Если переводить на язык, который понятен любому обывателю, что-то произошло в грузовом отсеке, что резко повысило давление. Это мог быть взрыв, да? Это давление вырывает часть обшивки.

Антипов:

- И загибает вверх. Эта обшивка куском ударяет по обшивке в салоне, как дверь распахивается. Только она распахивается вверх.

Сазонов:

- Достаточно сильное воздействие происходит изнутри.

Антипов:

- С отрывом заклепок, металла. Изнутри. И происходит удар по верхней части. Это движение, вырыв этого обломка совершенно не характерен при ударе о воду. Потому что по периметру этот кусок, той части, которая откинулась наверх, он не имеет никаких практически повреждений. Это не удар о воду.

Я анализирую временную зависимость. Когда это произошло. На этом же куске, чтобы было понятно для слушателей, есть дверной косяк, то есть, проем для двери. И я показываю, что дверь не могла покинуть этот проем. На куске двери этой нет. Дверь могла покинуть этот дверной проем, а в полете она закрыта, только в нижнюю часть. Предположим, самолет падает. И дверь под действия инерциальных сил уходит вниз. Но дело в том, что и нижний порог, угол нижнего порога, левый угол, он не нарушен. Дверь каким образом покинула дверной проем? Так вот, сначала произошло закидывание, отрыв и закидывание обшивки вверх вместе с нижним порогом. И только тогда дверь, не нарушая целостность, а по периметру идет пластмассовая окантовка, которая осталась целой, я ее внимательно осматривал при хорошем увеличении. Там нет никаких повреждений, которые бы говорили, что дверь ломало, и она выпадала наружу именно тогда, когда фюзеляж был целым.

Сначала откинулась обшивка из грузового отсека. И только потом появилась возможность, не нарушая дверной проем, двери покинуть проем вниз.

Еще один момент. Этот кусок не мог долго держаться на летящем самолете, пусть и с малой скоростью. Он, естественно, в процессе полета, несколько минут, секунд, он держался. А потом отвалился. И характерный загиб металла, с торца видно, что металл у этого обломка загнулся под углом 90 градусов. Причем, крашеной стороной. Это говорит о том, что этот кусок металла, обломок, не ударялся о другую конструкцию самолета. Он торцом уже упал в море и после этого те, кто искал, нашел кусок в море.

Сазонов:

- Я понимаю, что мы не будем домысливать. Но что могло происходить? Самолет взлетел. Происходит взрыв какой-то по непонятной причине. Вырывает кусок обшивки. Он бьется о верх. В самолете, говоря простыми словами, огромная дыра.

Антипов:

- Да, причем так как источник находился в грузовом отсеке, то разрушенным, по моему мнению, оказался и пол. Пол салона пассажирского, под которым произошел, давайте назовем так, взрыв. И брюхо или бок, как мы сейчас выяснили, он раскрылся. Поэтому летчики, не понимая, что произошло, они же не видят повреждения в грузовом отсеке, тем более, расположенном внизу. Естественно, принимают решение вернуться. Потому что ситуация непонятная.

Сазонов:

- Они понимают, что что-то идет не так. И идет очень плохо, да?

Антипов:

- Идет прогрессирующе. Потому что после этого момента, скорее всего, обломки тут же полетели, началась проблема с двигателями. Может, и с механизацией.

Самолет, полуразрушенный. Летчики не понимают. Самолет теряет мощности, может, часть из них выходит из строя из-за обломков, попавших после взрыва в заборник. Летчики начинают разворот, пытаясь спасти еще имеющий живучесть самолет. И уйти у берегу, где для них еще возможно было спасение. Я так думаю, это отдельная стезя, что они выпустили и шасси. Судя по гнутому штоку в гидроцилиндре шасси.

Самолет начинает терять топливо. И это на расстоянии шести километров, это соответствует той схеме разлива масляного пятна, которое было обнародовано Минобороны на пресс-конференции. Хуже всего в этот момент, как я уже написал, ситуация в пассажирском салоне. Борт проломлен. Пол разрушен. И, скорее всего, пассажиры, находясь в креслах, стали выпадать из фюзеляжа. Все это происходило…

Тут многие пишут: как же так? 120 метров! Выпавшие, пусть даже в кресле, пассажиры, несущиеся к земле по вертикали с высоты 250 метров, но при этом мы не забываем, что самолет при этом летит со скоростью, как минимум, 350 километров, суммарный вектор при этом скорости удара о воду составляет гораздо больше, чем 400 километров в час. Как вы сами понимаете, ни кресла, ни ремни, которые пассажир привязан к нему, не в состоянии сохранить тело. И поэтому мы наблюдаем большое количество не тел, а фрагментов тел пассажиров.

Оставшиеся пассажиры, которые еще на направляющемся к берегу с помощью, думаю, героических усилий пилотов, пытающихся дотянуть до берега, полуразрушенный фюзеляж не в состоянии их сохранить. Потому что конструкция лайнера после первого взрыва была разрушена. Плюс аэродинамические силы разрывали его на том небольшом куске полета к берегу. Поэтому пассажиры тоже погибли. К сожалению, в этой катастрофе при таких условиях спасти уже никого невозможно.

Афонина:

- На связи с нашей студией летчик Андрей Красноперов.

Красноперов:

- Добрый день.

Афонина:

- Согласны ли вы с выводами, которые делает независимый технический эксперт Юрий Антипов?

Красноперов:

- Мне нравятся ваши теоретики. Мне кажется, они совершенно не имеют понятия о посадке самолета на воде. Фраза, которую он сказал: летчик выпускает шасси, инструкцию читайте. Никогда не садится самолет с шасси на незнакомую поверхность. Только на брюхо, о чем свидетельствует последняя посадка Ил-18, который летел на севере. Посадка только на брюхо. И те минуты, которые он говорит… Понимаете, самолет набрал 250 метров, скорость 360. Согласно официальным данным. Это всего 70 секунд. Разгоняется он до взлета секунд 10-15. Ему остается секунд 50 на все: убрать шасси, закрыть и все. О чем тут? Какие тут?.. А то, что повреждения, которые вы говорите, что дверь левая, самолет упал с траектории на правое крыло, свалился на хвост и правое крыло. Естественно, левая сторона остается цела. Потому что все повреждения имеет правая сторона. И то, что вы сказали, облом шасси, да, шасси бы обломились, правая стойка, не левая, потому что удар был на правую сторону. Шасси они просто не убрали, а убрали закрылки. И упал не потому, что взрыв, а потому что он свалился просто в штопор. На скорости 360 с выпущенными шасси, да руль высоты уже затенен крыльями. И никаких шансов у летчика нет. Нечем управлять ему. У него руль высоты не эффективен. Самолет просто падает на хвост. А высота 250 метров на скорости 350, представляете? Машина врезается в бетонную стену на скорости 200. Что от нее остается? А тут самолет, который сделан из алюминия. Практически он сложился как консервная банка. И все. Единственное, повреждения пришлись на правую сторону. И левая сторона осталась цела. Я чисто как теоретик говорю. Я не видел ваш обломок. Но говорю: левая сторона осталась цела, как вы сами это утверждаете. Он просто свалился на правое крыло.

Антипов:

- Я готов ответить.

Афонина:

- Пожалуйста, вы можете в диалоге существовать.

Антипов:

- Я ни коем образом не хочу подвергать сомнению знания по самолетной теории, тем более, сам признался, что он теоретик, этого комментатора.

Дело в том, что у нас в последнее время по разным происшествиям появляется очень много экспертов. И, к сожалению, мы начинаем путать понятие «специалист» и «эксперт». Приведу аналогию, которая всем понятна. Когда художник картину рисует, есть люди, которые готовят эти краски. И они прекрасно разбираются в химическом составе приготовления красок. Есть специалисты, которые готовят кисточки. Прекрасно знают. Но ни один из этих специалистов не может нарисовать картину, которую рисует художник, исходя из фактов, я имею в виду краски, кисточки в данном случае. И тот пейзаж, который перед ним, ни один специалист не может нарисовать. Но у нас почему-то принято, что люди, а иногда даже не специалисты рисуют такие радужные картины!

По поводу шасси. Согласен, что при посадке на воду… Эксперт – как чукча. Что вижу, то пою. И анализирую. Андрей, вы сказали про шасси. Согласен, что при посадке на воду шасси должны быть убраны. Но вы посмотрите на обломки основных шасси. Это те, которые под крыльями находятся. Там гидроцилиндр, из него шток вышел. Гидроцилиндр прямой, а шток гнутый. Это говорит о том, что в момент удара о воду, по крайней мере, шасси были выпущены. По какой причине выпущены? Летчики, может, пытались дотянуть до аэродрома родного, с которого они только что взлетели. Им оставалось буквально пара-тройка километров. И они выпускали и тянули самолет.

По поводу того, что вы сказали, как самолет приводнялся. После того, как произошло разрушение в районе передней правой двери, часть груза и пассажиров, она вывалилась. И тут же практически мгновенно самолет потерял центровку. И этим самым объясняется возглас пилотов, потому что закрылки в момент взлета-посадки очень сильно отвечают за положение самолета в воздухе. И после этого, как мы знаем, самолет мог задрать свой нос вверх, потому что в передней части самолет лишился груза. Произошла разбалансировка. И тот свидетель, который был найден, сотрудник береговой охраны, он говорил, что на его глазах самолет ударился в воду с сильно задранным носом вверх, что неестественно. Он сразу обратил на это внимание. Просто это звенья одной цепи.

Если теперь повторится ситуация с тем, что мы нашли все-таки на пляже в Сочи оплавленный вентилятор, как я говорил, все выстраивается в стройную шеренгу.

Красноперов:

- Просто человек не понимает. Я объясняю. Летчики перепутали: вместо шасси убрали закрылки. Он правильно говорит, шасси выпущены. Никто не будет шасси выпускать, садиться на вынужденную. Они просто не убрали. А судя по обмену, который был, они говорят: стойки, стойки, закрылки, мы падаем. И фактически это подтверждает то, что у самолета выпущены шасси, закрылки убраны. Понимаете?

Правильно. Самолет на критических углах. Он просто свалился. Причем тут взрыв? Вы сами говорите, что и я говорю. Шасси выпущены. Летчики никогда не будут сами шасси выпускать. Они не знали, что шасси они не убрали. Командир произвел нормальный взлет. Радиообмен отсутствует. Они просто взлетают. А последняя секунда – эта фраза звучит, что я сказал.

И дальше – падение самолета. Все. На правое крыло. Срыв в штопор. Он не собирался тянуть на аэродром. Он никогда не дотянут, 250 метров до аэродрома. В данной ситуации что бы сделал я? Просто убрал бы штурвал от себя. Но раньше. На 250 метров, когда самолет падает на хвост, уже дело бесполезное.

Афонина:

- Андрей, это роковая ошибка? Недостаточная подготовка? Просто не очень понятно. Летчики-то были…

Красноперов:

- Смотрите. Один летчик убрал вместо шасси закрылки. И этим аэродинамические характеристики самолета уменьшил, подъемная сила меньше у него. Второй производил штатный взлет. И до последнего не понял, что у него произошла замена: вместо шасси убрались закрылки. И когда это поняли, самолет на скорости 360, он же летает на этой скорости, он не падает. Но если углы не критические. Там даже прибор специальный есть: критические углы атаки. Красный сектор, зеленый сектор. Дело в том, что на подготовке наших летчиков они на нее не смотрят. Они смотрят на скорость и все. Скорость да, 360.

Сазонов:

- Андрей, ваше мнение, что все-таки ошибка летчиков?

Красноперов:

- Абсолютно. Причем здесь взрыв? Был удар на правое крыло. И вся левая сторона цела, все двери вылетели, может, от удара о воду, динамический удар. 360 скорости и о воду. Представляете?

Сазонов:

- Я просто в защиту нашего авиаэксперта…

Антипов:

- Ой, меня не надо защищать! Я к этому абсолютно спокойно отношусь, потому что любое мнение имеет право быть. Но все то, что говорил Андрей, во-первых, вызывает неуважение к тем летчикам, которые были. Получается, что за детский сад за штурвалом? Во-вторых, разброс обломков. В-третьих, вспышка в небе, под которой потом началась поисковая операция. И много других моментов. Я не буду сейчас распыляться.

Афонина:

- Да и время, к сожалению, у нас заканчивается.

Спасибо!

Подпишитесь на новости:
2

Читайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ