Звезды

Деми Мур: «Когда я впервые поговорила с Брюсом Уиллисом, мне показалось, что он какой-то придурок!»

11 ноября актрисе исполняется 58. Публикуем отрывки из ее новой книги - откровенных мемуаров
11 ноября актрисе исполняется 58 лет.

11 ноября актрисе исполняется 58 лет.

Фото: EAST NEWS

11 ноября актрисе исполняется 58 лет. Накануне в издательстве «Эксмо» вышла книга «Наизнанку: моя настоящая история» - очень откровенные мемуары, в которых она рассказывает о своем трудном детстве, изнасиловании, которое пережила в 15 лет с согласия матери, о своих мужьях и голливудской карьере

Деми Мур и ее младший брат Морган появились на свет в непростой семье. Очень молодой (на момент рождения Деми и папа, и мама едва вышли из подросткового возраста: мать только что окончила школу, отец был на год младше). И с очень своеобразным отношением к жизни.

«У обоих моих родителей , если можно так выразиться, было наплевательское отношение к честности. Мне кажется, что папа испытывал небывалую радость, когда мог кого-то одурачить… Сейчас, в век сотовых телефонов, электронной почты, видеозвонков и инстаграма, ничего не может исчезнуть, а вот в семидесятых — легко. И папа в этом преуспевал. Если мы жили в одном месте достаточно долго и нам приходили счета на оплату, папа писал «умер» рядом со своим именем на конверте и возвращал письмо на почту. Тогда микроволновки казались чудесным изобретением, и папа решил приобрести такую печку в компании Sears. Когда приехал доставщик, он велел Моргану забрать заказ. Потом компания потребовала оплаты, но папа отказался платить, поскольку подпись ребенка не имела юридической силы. Благодаря такому способу и своеобразной креативности папы у нас дома появилось много вещей».

Веселый жулик и азартный драчун, Дэнни Гайнес не был настоящим отцом Деми: мать, Джинни, забеременела ею во время предыдущего, очень короткого и неудачного брака. От самой девочки, впрочем, это скрывали - она узнала правду случайно и уже подростком.

Семья жила в постоянных переездах из одного американского городка в другой: как только у папы появлялась любовница, мама хватала вещи и перевозила семью на новое место. Так она избавлялась от «проблемы». Но вскоре появлялась новая проблема: Джинни во время стирки обнаруживала на трусах Дэнни чей-то рыжий волос, закатывала скандал и устраивала очередной переезд. Деми и ее младший брат меняли по две-три школы в год. И в каждой девочке приходилось бороться за уважение одноклассниц.

У Деми вскоре начался нефроз, очень неприятное заболевание почек - и сейчас, размышляя о нем, она склонна списывать его на психосоматику: возможно, подсознательно ей хотелось заболеть, потому что тогда отец начинал больше внимания уделять семье.

Потом ее мать, устав от измен мужа, придумала новый способ его удержать: пыталась покончить с собой. То есть на самом деле умереть она не хотела - скорее привлечь к себе внимание. Можно представить, какой эффект это производило на детей.

Самый невероятный и мрачный эпизод случился, когда Деми было 15 лет. У ее матери появился приятель, владелец приличного ресторана в Лос-Анджелесе. Он водил Деми обедать за столиком постоянного клиента, забирал ее на машине из школы, а потом однажды просто изнасиловал у нее дома (матери в этот момент рядом не было). Вскоре после этого он задал ей вопрос: «Каково это — быть шлюхой своей матери за пятьсот долларов?»

«Останется тайной , приняла ли Джинни эти пятьсот долларов в качестве платы за разрешение меня изнасиловать. Возможно, ситуация была еще хуже: под предлогом дружеской помощи он дал ей немного денег в качестве ссуды, чтобы снять новую квартиру, — правда, насколько я знаю, она уже отплатила ему тем, что сама занялась с ним сексом. Но сомнении нет: она дала этому человеку ключи от квартиры, где жила со своей пятнадцатилетней дочерью».

Ну, а в 16 лет Деми уже приняла сознательное решение жить с парнем на 12 лет старше ее. Впрочем, довольно быстро бросила его и ушла к музыканту Фредди Муру, за которого вышла замуж, как только ей исполнилось 18. Брак был коротким и неудачным. Но у Деми появилась новая фамилия. А еще она стала фотографироваться - сперва для каких-то непонятных журналов, выходивших в Японии, потом для более солидных. А потом стала самой настоящей моделью серьезного агентства Elite - и это открыло ей путь в Голливуд. Вернее, сначала были съемки в рекламе, потом - в мыльной опере «Главный госпиталь» (у нас о ней имеют представление только по фильму «Тутси», где она была блестяще спародирована), а потом начались и приглашения в кино.

Но с популярностью пришли и новые проблемы. Во-первых, Деми начала пробовать алкоголь (к тому моменту и мать, и приемный отец были горькими пьяницами). А во-вторых…

Деми Мур в фильме «Во всем виноват Рио»

Деми Мур в фильме «Во всем виноват Рио»

Фото: кадр из фильма

«ЕЩЕ РАЗ УВИЖУ, ЧТО ТЫ НЕТРЕЗВА - УВОЛЮ!»

Первый кинофильм с участием Деми назывался «Во всем виноват Рио», ее партнером был великий английский актер Майкл Кейн, съемки шли в Бразилии. И во время поездки туда Мур «чуть не сожгла себе ноздри» кокаином. «Его покупали мои бразильские друзья — они знали, где искать хорошие наркотики. Казалось, что все в Рио нюхали кокаин и пили — по иронии судьбы, за исключением меня. Я не пила, потому что знала, что не смогу себя контролировать, что это небезопасно для меня. Но при этом я даже не задумывалась о последствиях употребления кокаина».

И, разумеется, последствия не заставили себя ждать. «Мое легкое влечение к кокаину переросло в зависимость. Я никогда бы не подумала, что назову себя наркоманкой . Я получала порции кокаина от дантиста (…), позже я стала получать кокаин через моего бизнес-менеджера. Мне кажется невероятным, что человек, консультировавший меня по финансовым вопросам, ни разу не обратил мое внимание на то, сколько я трачу на наркотики, однако он и сам любил ими побаловаться. В конце концов я расторгла наше соглашение с ним, но не раньше, чем потратила большую часть своих денег».

Да и алкоголь стал играть в ее жизни все большую роль. «У меня был период, когда моя жизнь наполнялась бессмысленностью, я не помнила, как просыпалась, не знала, где нахожусь, долго вспоминала, должна ли идти на съемки через час или нет. Потом, конечно, приходилось кому- то звонить и просить, чтобы меня забрали. В общем, все было как в тумане».

Однако Деми получила очередное выгодное предложение - режиссер Джоэл Шумахер взял ее на роль в фильме «Огни святого Эльма». Играть было непросто - каждые два дня юная актриса употребляла примерно по три с половиной грамма «снежка». Шумахер в бешенстве ей сказал: «Если я еще раз увижу, что ты нетрезва - уволю!» Но вместо этого он организовал для нее курсы лечения в клинике для алкоголиков и наркоманов, которые удалось совместить со съемками. И у Мур все получилось. Хотя сегодня она признается, что если бы не страх подвести режиссера, отнесшегося к ней с такой симпатией, она бы, скорее всего, сорвалась.

Деми Мур в фильме «Огни святого Эльма»

Деми Мур в фильме «Огни святого Эльма»

Фото: кадр из фильма

«ЗА ПЛУТОВСКОЙ ВНЕШНОСТЬЮ БРЮСА СКРЫВАЕТСЯ РАНЕНЫЙ РЕБЕНОК»

В конце 80-х у Деми был роман с Эмилио Эстевесом, молодым и очень популярным в 80-е актером, братом Чарли Шина. Они уже разослали приглашения на свадьбу. Но Эстевес был ей неверен. Сначала, во время короткой размолвки, по-быстрому изменил ей со своей бывшей девушкой (и признался, только когда стало известно, что та забеременела). Потом Деми стали сообщать, что видели жениха с кем-то еще. Потом он уехал на съемки фильма «Слежка» в Канаду и перестал отвечать на ее телефонные звонки - возможно, снова закрутил роман. Она отправилась к психотерапевту, и та после нескольких сеансов сказала: «Если вы выйдете за него замуж, то разрушите свою жизнь».

В конце 80-х у Деми был роман с Эмилио Эстевесом

В конце 80-х у Деми был роман с Эмилио Эстевесом

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

В общем, на премьеру «Слежки» они пришли уже просто в качестве «бывших», оставшихся друзьями. И так случилось, что на этой премьере Деми встретила главного мужчину своей жизни, Брюса Уиллиса.

«Поначалу Брюс показался довольно высокомерным. К тому времени его уже дважды номинировали на премию «Эмми» за телесериал «Детективное агентство “Лунный свет”» (в следующем месяце он получил премию), но я почти не смотрела телевизор и никогда не видела этот сериал. Единственное, что я знала из его работ, — один из рекламных роликов… Мы работали с TriStar Pictures, поэтому я решила поддержать разговор и сказала:

— Я слышала, у тебя хороший офис в TriStar.

Он мне резко ответил что-то вроде:

— Я там не появляюсь.

У меня сложилось впечатление, что он какой-то придурок».

Но после премьеры началась вечеринка в клубе, на которой Брюс был гораздо внимательнее.

«— Угостить тебя коктейлем? — спросил он, как только я вошла.

Я ответила, что не пью.

— Давай хоть минералки куплю, — предложил он.

До того как стать телезвездой , Брюс работал барменом в Нью-И орке, и в тот вечер красовался за стойкой бара, подбрасывая в воздух шейкер для коктейлей . В 1987 году это казалось чем-то крутым, сейчас бы это назвали странным. Он был так внимателен ко мне в течение вечера, что я была ошеломлена, позже узнав, что тои ночью у него было свидание с другой девушкой !

За мной никогда раньше так не ухаживали. Брюс был очень галантным — по-своему пафосным, но при этом настоящим джентльменом. Когда я сказала, что мне пора домой , он предложил проводить меня до машины. И был при этом так взволнован — как маленький мальчик, который не хочет пропустить грузовик с мороженым. Когда он захотел узнать мои номер, я почувствовала волну трепета, которую обычно испытывают школьницы. Он спросил, есть ли у меня ручка, потом проверил свои карманы, но ничего не нашел.

— Не уходи! — сказал он, побежав искать ручку, затем вернулся и начал писать на своей руке — такое я буду наблюдать не раз в последующие годы: Брюс всегда писал что-то на своей руке.

В тот первый раз я заметила, что у него дрожат руки — он выглядел таким уязвимым, и вся его дерзость куда-то исчезла (…) Это не было похоже на обычный подкат — Брюс был не из тех, кто хочет просто переспать».

Они оказались во многом похожими людьми, роман их развивался быстро, и свадьбу они сыграли через считанные месяцы. «Думаю, тем, кто не знает Брюса лично, сложно представить, что за его плутовской внешностью скрывается раненый ребенок. Поверьте мне, это так — я сразу же поняла, что он за человек. Мы оба не скрывали, что очень хотим иметь детей и собственную семью. И у нас было общее видение будущего».

Забеременела Деми в первую же брачную ночь - 21 ноября 1987 года, в номере лас-вегасского отеля.

Деми Мур и Брюс Уиллис

Деми Мур и Брюс Уиллис

Фото: Shutterstock

«ПОЖАЛУЙСТА, НЕ ЛЮБИ МЕНЯ»

За годы брака она родила Уиллису троих дочерей - Румер Гленн, Скаут ЛаРю и Таллулу Белль. Самая известная беременность Деми - вторая: во время нее она снялась для обложки журнала Vanity Fair в обнаженном виде и с огромным животом. Фотография Энни Лейбовиц произвела колоссальный скандал - некоторые моралисты называли ее омерзительной изощренной порнографией. Журнал в 1991 году даже продавали в запечатанном виде - видно было только лицо актрисы. Через двадцать лет, впрочем, эту обложку признали одной из самых удачных в истории печатной прессы.

А потом Деми и Брюс расстались. Причины? Ничего необычного, ничего страшного. «Говорят, в браке супруг сначала видит в своем партнере любовника и лучшего друга, а со временем просто живет с ним по привычке. Именно это и произошло со мной и Брюсом. Только мы едва успели побыть парой , прежде чем стали родителями. В первый же год наших отношении страстное и мгновенное увлечение друг другом переросло в полноценную семью, но, когда реальность дала знать о себе, не знаю, действительно ли мы знали друг друга. Наша жизнь превратилась в согласование повседневных вопросов и регулирование рабочих графиков».

Они остались добрыми друзьями.

Гораздо больше шуму наделал второй брак Деми - с актером Эштоном Кутчером. Ему было 25, ей - 40. Он был восходящей звездой. Они повстречались на ужине у друзей, потом поехали на квартиру к актрисе и проговорили всю ночь. А потом вынуждены были расстаться - но обменивались СМС, как сумасшедшие. Об одной из из первых ночей она пишет: «что-то позволило мне в ту ночь испытать такую сексуальную близость, которой я никогда не испытывала раньше». Очень быстро она познакомила Эштона со своими дочерьми, а затем и с Брюсом Уиллисом - и все они прекрасно поладили. Даже появились на премьере «Ангелов Чарли-2» вшестером. «После развода остаться семьей можно, просто она приобретет новую форму» - сказала тогда Деми журналистам. Это стало главной новостью для таблоидов.

Отношения были чудесными, романтическими. Деми вскоре забеременела, и они уже придумали для будущей дочери имя, когда УЗИ показало, что ее сердце не бьется. Замершая беременность.

Деми мучительно, страстно хотела родить от Эштона ребенка. Но не получалось. Ей было за 40, но, согласно всем анализам и обследованиям, она вполне могла родить - просто зачатия почему-то не происходило, вот и все. Вся ее жизнь на несколько лет стала подчинена этой мысли.

Конечно, журналисты ничего об этом не знали: Эштон активно писал в соцсети, делился семейными фотографиями. Деми тем временем от отчаяния снова начала пить, а потом еще подсела на викодин - болеутоляющее, которое часто вызывает сильнейшую зависимость. И постепенно Эштон стал уставать. Ему захотелось расторгнуть брак. Деми снова прошла курс лечения (процедуру детокса она называла одной из самых мучительных в жизни), но уже ничего не помогало. «Каждое его действие говорило: «Пожалуйста, не люби меня». Но, к несчастью для нас обоих, я любила его».

Деми Мур и Эштон Кутчер

Деми Мур и Эштон Кутчер

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Все это длилось долго: Эштон не мог набраться сил, чтобы бросить жену, и, как в поговорке, «рубил собаке хвост по частям». Но в конце концов Деми увидела его абсолютно мертвый взгляд - и поняла, что все кончено. «Через неделю после моего сорок девятого дня рождения, 11.11.11, Эштон собрал вещи и ушел». За этим наступила очередная страшная депрессия, и новые проблемы с «веществами», и новая борьба с ними…

Мы всегда будем любить Деми Мур, но на данный момент она принадлежит истории кино, а не его настоящему. Пик ее славы, похоже, пройден в начале 90-х, когда она снялась в «Призраке» и «Непристойном предложении». Впрочем, вписать свое имя в голливудскую летопись у нее получилось, а это уже не так плохо. И, судя по этой книге, силы у 58-летней актрисы есть. Может быть, ее и ждет актерское возрождение - судьбы способна на самые разные повороты.

ПЯТЬ ЛУЧШИХ ФИЛЬМОВ

«Призрак» (1990)

«Несколько хороших парней» (1992)

«Непристойное предложение» (1993)

«Разоблачение» (1994)

«Солдат Джейн» (1997)