Общество

Спелеолог-любитель открыл в заброшенной каменоломне самую длинную пещеру в Подмосковье

Корреспонденты «КП» отправились на место и спустились под землю вместе со специалистами
Андрей Пожидаев и Дмитрий Альбов вместе исследуют уникальную пещеру.

Андрей Пожидаев и Дмитрий Альбов вместе исследуют уникальную пещеру.

Фото: Иван МАКЕЕВ

- Самое главное, - говорю, - чтобы крыс не было. Я их ужас как боюсь.

Фотокор «КП» Ваня Макеев глянул на меня с умилением, почти по-отцовски. Надо же, такой большой - и крыс боится.

Спелеологи тактично промолчали, очевидно, жалея меня, как барчонка.

Мы переоделись в одежду, которую не жалко. И, словно сотрудники «Мосводостока», по очереди начали спускаться в дыру, похожую на дренажный колодец. Уже через минуту возникло ощущение, что мы в холодильнике (может, поэтому тайны нашей истории могут храниться так долго). Но, на самом деле, мы спускались в одну из заброшенных каменоломен Домодедовского района, где накануне произошло настоящие открытие. А именно - обнаружена самая длинная пещера в Московской области, причем естественного происхождения. Карстовую полость заметил 29-летний участник Ступинского спелеологического общества «Тетис» Андрей Пожидаев. И не просто заметил, а самостоятельно прорыл. Она была забита песком и глиной. И имела смешную длину - в два или три человеческих роста. Теперь же после мучительных и кропотливых раскопок подземный коридор растянулся на 158 метров. Для какого-нибудь горного Крыма это тоже немного. Но для Подмосковья - настоящий рекорд.

Один из первых снимков открытой пещеры. Андрей Пожидаев раскапывал её маленьким совочком.

Один из первых снимков открытой пещеры. Андрей Пожидаев раскапывал её маленьким совочком.

Фото: Личный архив

ОЙ, ВАНЬ, ГЛЯДИ КАКИЕ КАМУШКИ

А теперь представьте первобытную кромешную тьму, сквозь которую пробираются четыре человека с налобными фонарями, напоминающими фары. Один из них, согнувшись в три погибели, тяжело дышит. Это я. Второй - тот самый открыватель Пожидаев, которого чуть позже мы еще обо всём расспросим. Третий - Иван Макеев с огромным рюкзаком за спиной (ох, как он с ним намучается! но такова участь фотографа - у него одних объективов штук пять-шесть, не говоря уже о всяких вспышках, микрофонах, штативах и прочих примочках). И четвертый участник экспедиции (самый опытный среди нас) Дмитрий Альбов. Он старший научный сотрудник химического факультета МГУ им. Ломоносова и при этом член Российского союза спелеологов. Подземные пространства изучает много лет. И тоже открыл несколько пещер. Одна из них находится в Хорватии (необычайной красоты - со сталактитами-сталагмитами и подземным озером). И четыре в Северной Осетии.

Кости летучей мыши Андрей нашел в пещере на глубине 10 сантиметров. Ученым предстоит сделать радиоуглеродный анализ чтобы установить точный возраст находки.

Кости летучей мыши Андрей нашел в пещере на глубине 10 сантиметров. Ученым предстоит сделать радиоуглеродный анализ чтобы установить точный возраст находки.

Фото: Личный архив

- Эта каменоломня перестала функционировать в начале двадцатого века, - говорит Альбов. - Поначалу (совсем давно) камень добывали открытым способом - по берегам рек. Но позже порода в этих местах себя исчерпала, люди научились долбить штольни. И добыча перекочевала под землю. Вот по этому коридору тележки с камнем и катились. Осторожнее, голову…

Идти гусиным шагом больше не было сил. И я пополз на четвереньках. Там, где когда-то обвалился потолок, пришлось вообще пробираться по-пластунски.

Вход в пещеру. Зажигалка наглядно показывает масштаб.

Вход в пещеру. Зажигалка наглядно показывает масштаб.

Фото: Иван МАКЕЕВ

Вслед за крысами появился еще один страх - застрять между камнями. И, шмыгая носом, объяснять потом как Винни-Пух:

- Это всё потому, что у пещеры слишком узкие щели…

На самом деле, такое случается довольно часто. У спелеологов даже шутка такая есть. Если кто-нибудь замешкался в узком месте, значит, пора бежать за шпротами (чтобы полить маслом застрявшего человека - его бока, например).

Но, к счастью, обошлось. И я дополз до очередного привала.

И, смахнув рукавом пот со лба, выдал:

- Километра три, наверное, прошли…

Оказалось, двести метров.

Окаменевшие останки древних морских обитателей здесь на каждом шагу.

Окаменевшие останки древних морских обитателей здесь на каждом шагу.

Фото: Иван МАКЕЕВ

НЕ ПЕЩЕРНЫЙ Я ЧЕЛОВЕК…

Многие журналисты, узнав об открытии Андрея Пожидаева, сделали акцент даже не на пещере, а на останках древних животных, которые якобы были найдены. На самом деле, здесь как раз никакой сенсации нет. По словам Дмитрия Альбова, все эти белые камни - известняк - по определению спрессованы из скелетов различных организмов (возраст около 300 млн лет). Начиная от микроскопических (фузулинид, например) и заканчивая морскими ежами и моллюсками. То есть удивляться в каменоломне окаменелостям также странно, как дивиться воде в океане. Хотя обнаружить на стене фрагмент раковины морского ежа, которому миллионы лет, действительно, приятно. Вверху, на земле, поразглядывать такое можно только в интернете.

- Именно это в изучении пещер меня и привлекает, - говорит Андрей Пожидаев, наш проводник (мне кажется, отними у него фонарь, и он всё равно дойдет до той самой пещеры, хотя каменоломня, в которую мы спустились, это огромный лабиринт общей протяженностью под два десятка км). - Неизвестность, да еще такая древняя, притягивает. Соприкасаешься с историей. В прямом смысле…

Пикеты - специальные метки по которым измеряется пещера.

Пикеты - специальные метки по которым измеряется пещера.

Фото: Иван МАКЕЕВ

Любителей побродить по каменоломне уйма - и это хорошо видно там же, в потёмках. Рисунки на стенах, указатели, пустые бутылки. Есть даже отдельные гроты, приспособленные для ночевок. Со спальными выемками, кухонным столом, масляной лампой и настольными играми. Продукты можно приносить с собой любые. С температурой воздуха плюс семь ничего не испортится.

Увы, но многие туристы ведут себя неосторожно, злоупотребляют спиртным, мусорят. А потому точный адрес каменоломни мы решили не указывать. Чтобы в открытую пещеру не ломанулись искатели приключений. Застрять в ней очень легко.

Андрей начинал исследовать пещеру в одиночку, а теперь знает здесь практически каждый уголок.

Андрей начинал исследовать пещеру в одиночку, а теперь знает здесь практически каждый уголок.

Фото: Иван МАКЕЕВ

Я, например, когда ее увидел, потерял дар речи. Диаметр входной дыры примерно как у крышки стиральной машины. И дальше сразу поворот - узкий как лисья нора.

То, что мои габариты, мягко говоря, не спелеологические, было понятно заранее. Но даже Ване, худому как спиннинг, вряд ли пролезть в такую пещеру.

Однако... Куда деваться? Надо пробовать. Зря, что ли, целый километр тащились в полуприсяде.

И только свет жалобных фонарей разрезает звенящую пустоту пещеры.

И только свет жалобных фонарей разрезает звенящую пустоту пещеры.

Фото: Иван МАКЕЕВ

ТАК ВОТ ТЫ КАКОЕ, ЧУДИЩЕ КРАСНОГЛАЗОЕ

- Перед тем, как оставить меня одного, расскажи, Андрей, как ты вообще нашел эту пещеру…

Мной, честно говоря, овладела легкая тревога. Но я ее тщательно скрывал. Мне предстояло остаться одному в этом забое. И ждать возвращения отряда часа полтора. На глубине 20 метров под землей. В гробовой тишине. И темнотище, гнетущей и безрадостной.

- Спустился в очередной раз в каменоломню и обратил внимание на это отверстие, - рассказал Пожидаев. - С виду и, правда, кажется, что оно очень узкое и человеку в него не пролезть. Но у меня получилось. Однако на четвертом метре я уперся в песок и глину. Ну и начал их разгребать. Сначала вручную. Потом, на другой день, уже с лопатой. В результате прорыл двадцать метров. И обнаружил карстовый колодец. Очевидно, что когда-то это был водный сток. Полез туда…

Очередная метка выглядит в свете фонаря как глаз доисторического чудища.

Очередная метка выглядит в свете фонаря как глаз доисторического чудища.

Фото: Иван МАКЕЕВ

- А куда ты девал песок и глину? - перебил я. - Выносил ведром каким-нибудь?

- Не, так бы я рыл несколько лет. Там по бокам есть пространство. И я его таким образом заполнял. Позже сообщил об этом коридоре друзьям из Ступинского спелеологического общества «Тетис» (руководитель - Дмитрий Гаршин). После чего работать стали сообща. Пригласили Дмитрия Альбова. Он в этой области известный эксперт. Дмитрий сделал топосъемку. И сообщил, что длина пещеры - 151 метр.

- Сегодня эта цифра увеличится, - добавил Альбов. - Потому что ребята продвинулись еще дальше. Для измерения у меня есть специальная лазерная рулетка.

Дмитрий Альбов измеряет лазерной рулеткой новую часть пещеры. Через специальное приложение в смартфоне позже она будет добавлена на карту.

Дмитрий Альбов измеряет лазерной рулеткой новую часть пещеры. Через специальное приложение в смартфоне позже она будет добавлена на карту.

Фото: Иван МАКЕЕВ

- А сколько лет этой пещере? - я готов был задавать вопросы до посинения, лишь бы не оставаться одному в этой темнице.

- Может, десятки тысяч лет, - ответил Дмитрий. - А, может, и сотни... Чтобы определить возраст, нужно найти в пещере какие-нибудь остатки органики и сделать радиоуглеродный анализ.

- А ее уже как-то назвали?

- Подмосковная.

- А как она образовалась?

- С помощью воды, которая долгое время размывала породу.

- А у таких же пещер в Подмосковье до недавних пор какая была максимальная длина?

- Не больше 30 метров.

- А где они расположены?

- Домодедовский район, Подольский, Рузский... Дело в том, что у нас между поверхностью земли и грунтовыми водами маленькое расстояние. И нет таких мощных потоков воды, которые размывали бы длинные пещеры.

Вода долгое время размывала породу и образовалась пещера.

Вода долгое время размывала породу и образовалась пещера.

Фото: Иван МАКЕЕВ

- А что вы сейчас будете делать?

- Я займусь топосъемкой. А Андрей будет искать продолжение. Там в самом конце полости (не больше метра высотой) вода же дальше куда-то стекала.

- Постарайтесь побыстрее…

- Конечно…

Через пять минут я остался один в кромешной тьме. Первым в дыру проскочил Андрей (ловко, быстро, как к себе домой). За ним попыхтел отчаянный Ваня. И замыкал цепочку Дмитрий, любезно согласившийся протащить и Ванин рюкзак.

Первое время я слышал приглушенные голоса. И было не так страшно. Но совсем скоро всё затихло. И я начал вздрагивать от каждой капли, упавшей с потолка. Я снял с головы фонарик и светил им, держа в руке. Прошел метров десять по камням и вернулся обратно. Чтобы не замерзнуть, решил приседать каждые десять минут. А потом попёрся в другую сторону и - не хуже морского ежа - чуть сам не окаменел ужаса. Возле правой стены на меня пялилось чудовище с кровавыми зенками. Я серьезно. Какой-то шутник вытесал из камня башку и раскрасил ее. О, суровый Аид! Не дай пропасть…

Фотокорреспондент КП Иван Макеев внутри пещеры. Передвигаться можно только ползком.

Фотокорреспондент КП Иван Макеев внутри пещеры. Передвигаться можно только ползком.

Фото: Личный архив

Спустя полтора часа я стал спокойным как пульс покойника. Вспомнил, что у меня есть телефон. Поставил в тетрисе очередной рекорд. Врубил музыку (в каменоломне шикарная акустика). И даже немного вздремнул (стоя - как в армии).

После чего увидел, наконец, луч света из пещеры. Это был Андрей. Он благородно обогнал Диму и Ваню, чтобы побыстрее выбраться ко мне. Кто знает, может, у меня никтофобия открылась. Это боязнь темноты, если чё.

ПЛЮС СЕМЬ МЕТРОВ

Такое ощущение, что Ваня Макеев заново рождался на свет. Сначала из отверстия показалась голова с безумными от счастья глазами. Затем плечи. Туловище. Ноги…

- Ну ты герой, - говорю.

А тот в ответ:

- Паша, не думал, что когда-нибудь скажу тебе такое, но я так рад слышать твой голос.

Эмоции фотокора «КП» буквально захлестнули. Потому что человек выбрался из этой известняковой трясины победителем. Преодолел сам себя, испытав по пути приступ клаустрофобии. И это не для красного словца. А то, как было на самом деле.

- Казалось, что на меня навалилась планета всей своей массой, - орал мне на ухо Ваня. - Ты бы точно не пролез... Я двигался с огромным трудом. По сантиметрику…

Андрей и Дима улыбались, радуясь такой реакции. Они, конечно, привыкли к подобным путешествиям, но в новых, неизученных местах их тоже охватывает восторг. А вы представьте, если это веревочные переправы где-нибудь в горах.

- Это и спорт, и хобби, и научная деятельность одновременно, - говорит Альбов. - Одно дело заниматься физкультурой в спортзале, и другое - лезть в какой-нибудь колодец с лопатой наперевес. Вдобавок ко всему у тебя есть возможность сделать настоящее открытие. В моей родной химии это уже трудновато (там уже всё, считай, открыто). А вот в спелеологии - пожалуйста.

Подведем итоги.

Продолжения пещеры пока не нашли (но работы еще не закончены). А вот новую длину зафиксировали. Была 151 метр, а стала (на момент 28 июля 2020 года) - 158 метров.

P.S. И всё-таки одну крысу мы в каменоломне в тот день встретили. До выхода оставалось всего-ничего. Смотрю, бежит по камням, стерва. Хвост позади волочится как антенна от приемника. Я от этой мерзости, конечно, сморщился. А вот ребята смеялись.

Карта пещеры «Подмосковная». Вход обозначен стрелкой.

Карта пещеры «Подмосковная». Вход обозначен стрелкой.

ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ СЛОВАРИК

«Доброго!» - так и только так звучит приветствие спелеологов под землей (если кто-то скажет «здрасьте», значит, точно новичок в этом деле).

«Водокап» - место, в котором капает грунтовая питьевая вода (в нем часто оборудуют место для ее сбора с помощью полиэтиленовой пленки, например, и ведра).

«Шкурник» - очень узкий лаз, по которому ползешь и царапаешь собственную шкуру.

«Забутовки» - аккуратно сложенные стенки из остатков камней (отходы камнедобычи аккуратно складывали, чтобы не мешались под ногами, а также они стали служить подпорками для потолка).

«Грот» - большое подземное помещение (хоть природного происхождения, хоть искусственного).

«Забой» - место, где непосредственно добывали камень (то есть, по сути, тупиковая часть каменоломни).

«Комбез» - верхняя рабочая одежда спелеологов и подземных исследователей (кстати, лезть в узкий коридор в каком-нибудь пуховике не рекомендуется - в нем больше шансов застрять).

СПРАВКА «КП»

Добывать камень подземным способом в наших краях начали в средние века. Самые древние карьеры располагались на территории старинного села Мячково. Ныне к ним не подобраться, потому как сверху всё застроено частными домами. Да и сами входы давно обвалились. Белокаменный Кремль строился как раз из известняка, добытого в Подмосковье (каменоломен были десятки). Добычей в основном занимались зимой, когда крестьяне не были заняты в поле. И перевозили огромные камни чаще всего по замерзшим рекам (по льду удобнее, чем по дороге).

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Ещё 18 природных уголков Москвы взяли под охрану - и каждый из них по-своему уникален

В заказниках рядом со столицей водятся горностаи, лесные хорьки, мыши-малютки, зайцы, белки и лоси (подробности)