Политика

Им скомандовали «быть жесткими». А они поняли - жестокими: откуда ярость у белорусских силовиков

Почему они относятся к демонстрантам как врагам, а к журналистам — как виновникам всех бед
Белорусским силовикам была команда быть максимально жесткими с протестующими.

Белорусским силовикам была команда быть максимально жесткими с протестующими.

Фото: REUTERS

Самое простое объяснение – белорусских силовикам была команда быть максимально жесткими с протестующими. Они это восприняли, как максимально жестОкими. И команда была на блокировку работы журналистов. Чтобы лишить людей возможности получать новости. Попытаться заткнуть все неподконтрольные информационные потоки, которые не рассказывают о рекордном намолоте зерна, о небывалых надоях молока. Потому что, если посмотреть местные белорусские СМИ, то важнее новостей на самом деле нет. Вот открытие новой фермы, молокозавода и рекордный намолот зерна...

Дана команда с журналистами поступать жестко. И они делают это так, как считают правильным. А правильным считают избивать журналистов, унижать их, забирать у них флеш-карты. Просто, по беспределу. Избили в ночи наших журналистов «Комсомолки», которые сидели в машине. Репортеры были в жилетках, они были аккредитованы, с удостоверениями, и все равно это оказалось не поводом, чтобы не получить по горбу пару палок.

Порой силовики просто выхватывали из толпы случайных людей.

Порой силовики просто выхватывали из толпы случайных людей.

Фото: REUTERS

В этом всем, наверное, еще и психология, потому что белорусский омоновец – это, как правило, сельский человек, из глубинки, из неблагополучных семей. Для людей в районе, где зарплаты в сто долларов, служба в органах – это такой трамплин, с помощью которого они могут вырваться отсюда. А еще бывают люди, которые в детстве плохо учились, над ними издевались, у них зародился какой-то комплекс. А тут - получай кусочек власти и самоутверждайся за счет тех же журналистов.

Знаете, что поражает? Когда нашим журналистам «Комсомолки» говорят – я вот из Гомеля, у меня вчера был день рождения, позавчера была годовщина свадьбы, а я из-за вас, гадов, здесь должен быть, вместо того, чтобы за столом с семьей сидеть... Как будто журналисты виноваты, что он здесь.

И ладно, если бы только журналисты сталкивались с несправедливостью по отношению к себе. Но это же проецируется и на простых граждан Белоруссии.

Белорусы выходят на акции против жестокого обращения полиции с гражданами

Белорусы выходят на акции против жестокого обращения полиции с гражданами

Фото: REUTERS

Например, люди видят, как под их окнами избивают людей, они начинают кричать «Позор», а омоновцы в ответ стреляют травматическими патронами по окнам жилых домов.

Или избивали омоновцы под окнами дубинками человека лежащего, а с верхних этажей на них в ответ полетела деревянная дверь… Это тоже не повод стрелять по окнам жилого дома. Это повод зафиксировать этот балкон, подняться туда и задержать человека, который кидает дверь. Но не стрелять в мирном городе по окнам. Я просто не могу уложить это в уме.

Когда они выстраиваются шеренгой вдоль дороги и начинают поверх машин палить из помповых ружей по другой стороне улице, где собрались их противники. Что это такое?

Силовые приемы применялись и против журналистов.

Силовые приемы применялись и против журналистов.

Фото: REUTERS

А когда они бегают и палками сшибают зеркала машин? Бьют стекла? Кто им дал на это право? Кто будет потом платить за ремонт этой машины?

То есть, они ведут себя, как реально какие-то полицаи, которые приехали усмирять народ. Причем, они его за народ не считают, потому что у них, помимо всего прочего, еще и жесткая идеологическая установка. Их, как мне рассказывали, в подразделении накачивают, что против вас не белорусы, против вас радикалы, провокаторы, западные наймиты или российские наймиты, которые за деньги шатают нашу государственность. Они перед собой видят не человека, а объект, который несет опасность.

При этом они очень скованы обязательствами перед государством, потому что с ними заключается сразу контракт на 3-5 лет, выплачиваются подъемные, но если ты увольняешься раньше, то должен возместить все расходы на тебя государству. То есть, если ты приказ не выполнишь – подавлять жестко – тебя уволят, и ты будешь долго платить. Поэтому они, конечно, держатся зубами за работу и выполняют все приказы.

Я не поддерживаю протестующих. Есть разные протестующие. Есть радикалы, которые на улицах Минска прыгают на ОМОН, закидывают коктейлями Молотова и стреляют из фейерверков, а потом на улицах кричат «Сегодня – Минск, завтра – Москва»... А есть совершенно другой контингент. Это обычные минчане - кто учитель, кто на фабрике работает, кто инженер. Это не радикалы. Они выходят просто показать, что они есть, они хотят, чтобы их точку зрения уважали. Они не совершают никаких противоправных действий, они просто стоят, хлопают, бывает, прокричат «Милиция с народом». А милиция за то, что они хлопают, берет и упаковывает их. Я видел лично своими глазами. Вот ни за что. Просто стоят люди, подъезжает микроавтобус, оттуда вылетают черные человечки в балаклавах, хватают людей, сажают и увозят. А люди просто стояли, хлопали в ладоши...

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

В Минске включили интернет: минус $170 миллионов за три дня

Что показал поствыборный блэкаут в Белоруссии (подробности)

КСТАТИ

Тихановскую хотели убить соратники?

По Минску гуляет зловещая версия о том, что из экс-кандидата в президенты Белоруссии хотели сделать сакральную жертву (подробности)