Общество

«Разрезали штаны, черным маркером написали номера - брат подумал, что их поведут на бойню»: как в Минске "воспитывали" задержанных

Минчанин уехал на встречу с друзьями, а попал в РУВД и изолятор на Окрестина, где его несколько часов избивали дубинками
Номера писали кому на одежде, кому на голове или на теле. Фото из личного архива.

Номера писали кому на одежде, кому на голове или на теле. Фото из личного архива.

Алексей не вернулся домой вечером 12 августа. Его задержали около станции метро Пушкинская, недалеко от стихийного мемориала, который люди устроили на месте, где недавно во время митинга погиб мужчина.

- Друзья Алексея, с которыми он встречался, рассказали, что к ним начал приближаться ОМОН и они побежали. А Алексей спокойно стоял. Мол, чего я буду бежать, если ничего не делал? Омоновцы сначала посоветовали ему идти домой, а потом передумали, вернулись за ним, закрутили руки за спину и отвели в автобус. Он несколько раз громко повторил: «Я не оказываю сопротивления!», - рассказывает Елена. - В автобусе его повалили на пол, потом один из людей в форме наклонился над ним со словами: «Ну все, тебе п…а!»

Девушка блондинка била дубинкой не хуже мужчин

Алексея отвезли во Фрунзенский РУВД, отвели в спортзал в цокольном этаже, где уже было около 30 человек, и всех уложили на пол.

- Брат говорит, что люди в темной форме и балаклавах велели повернуть всем головы влево и не сметь поворачивать в другую сторону – иначе будут бить, - продолжает Елена. – Всем разрезали на заднице штаны, а некоторым и трусы. Потом черным маркером написали - у кого на ногах, у кого на лысине, на одежде – номера. И усы нарисовали. Сказали: «У вас теперь нет ни имен ни фамилий, только номерные знаки». Брат говорит, когда поставили номера, он подумал, что поведут на бойню... Лежащих на полу людей начали лупить дубинками. Но не просто так. Спрашивали: «Кто лучший в мире президент?» Они должны были все хором ответить: «Александр Григорьевич Лукашенко». Их хвалили: «Молодцы» и снова били дубинкой. Спрашивали: «Будете писать заявление на избиение?» Они говорили: «Нет», а им снова: «Молодцы!» и снова удары дубинкой. Среди людей в форме была девушка блондинка, она била не хуже мужчин.

«Страшно избиты ноги – все синие, на руке и на спине гематомы»

В ИВС на Окрестина Алексея с другими задержанными привезли через несколько часов пыток и отвели в комнату для прогулок - примерно 7 на 4 метра, вместо потолка решетка, пол залит мочой и блевотиной. И на этом пространстве больше 100 человек - как селедок в банке. Ночь Алексей провел в ИВС, где постоянно были слышны крики, плач избиваемых людей.

- Когда одному из них вызвали скорую, брат попросил посмотреть и его ногу - нет ли перелома, - рассказывает Елена. - Врачи увезли его и еще пару человек в больницу. Он говорит, что доктора сами в шоке, как в страшном сне, и старались забирать избитых людей по максимуму взять, чтобы вывезти их из этого кошмара. Перелома у брата не обнаружили, и из больницы отпустили домой. Как был в разрезанных штанах, без вещей, без айфона - так и пришел. У него страшно избиты ноги – все синие, на руке гематомы, на спине. Врач говорит, повезло, что нет склонности к тромбозам.

Ноги Алексея синие от побоев. Фото из личного архива.

Ноги Алексея синие от побоев. Фото из личного архива.

«Я работала в этой системе, но такой жестокости не видела»

Елену очень возмутили слова замминистра МВД Барсукова о том, что в ИВС людей не избивают, не пытают.

- Меня это задело. Я знаю Александра Петровича. Он был моим непосредственным начальником, когда я работала в секретариате МВД, потом перевелась в ЦИП (центр изоляции правонарушителей) на Окрестина инспектором делопроизводства, - говорит Елена. - Хотелось бы обратиться к бывшему начальнику в присутствии СМИ, чтобы он подтвердил свои слова. Работая в системе, я такой жестокости, о которой рассказал брат, не видела. Это не укладывается в голове. Это же не война, когда одна страна напала на другую, а свои граждане издеваются над своими же! Я хочу предостеречь людей, чтобы они были осторожны в ближайшее время, увидев людей в балаклавах и форме! Они могут просто ждать какого-то намека, щелчка…