2018-04-02T12:15:44+03:00

Иваном Васильевичем мог стать Никулин, а Милославским - Миронов

Поделиться:
Комментарии: comments4
Иван Грозный (Юрий Яковлев), а таким царь мог быть в исполнении: Георгия Вицина (слева) или Евгения Евстигнеева (справа).Иван Грозный (Юрий Яковлев), а таким царь мог быть в исполнении: Георгия Вицина (слева) или Евгения Евстигнеева (справа).
Изменить размер текста:

У замечательного фильма «Иван Васильевич меняет профессию» в этом году юбилей - ровно 20 лет назад, в марте, режиссер Гайдай закончил работу над картиной, которая за первый год проката в кинотеатрах собрала рекордные шестьдесят миллионов зрителей. А кто мог бы оказаться на месте полюбившихся нам актеров? Фотопробы к неувядаемой комедии нашей рубрике, как обычно, предоставил архив «Мосфильма».

Евстигнеев? Никулин? Вицин?

Пьесу о том, как управдом попадает в эпоху Ивана Грозного, Михаил Булгаков написал еще в 1933 - 1934 годах и обошел с ней чуть ли не все театры Москвы. Никто не рискнул ставить такую «крамолу». Его жена Елена Сергеевна Булгакова в 1935 году пометила в дневнике: «В Реперткоме читали пьесу, искали, нет ли в ней чего подозрительного. Так ничего и не нашли. Их фраза: а нельзя ли, чтобы Иван Грозный сказал, что теперь лучше, чем тогда?»...

Уже после смерти писателя сценарист Владлен Бахнов и режиссер Леонид Гайдай на основе двух булгаковских вариантов написали сценарий к фильму и 24 мая 1972 года начали собирать съемочную группу. В это время Рязанов предложил Гайдаю снимать комедию «Приключения итальянцев в России» - с поездкой в Италию. Но Леонид Иович предпочел не бросать «Ивана Васильевича».

В главных ролях он хотел видеть Юрия Никулина (Иван Васильевич) и Андрея Миронова (Милославский), «спевшихся» на «Бриллиантовой руке». По официальной версии, Никулина не отпустил на съемки «Союзгосцирк». По другой - он сам отказался от роли, решив, что фильм все равно не выпустят в прокат «перестраховщики».

В «цари» метили восемь актеров. Среди них талантливейший Евгений Евстигнеев, пробы которого не удовлетворили худсовет. Георгия Вицина не взяли, потому что он ассоциировался со знаменитой троицей. Евгений Лебедев, по мнению Гайдая, был прекрасным царем, но не убеждал как управдом. А Юрий Яковлев на первых же кинопробах смог блестяще «раздвоиться» на царя и жалкого Бунша.

Миронов? Невинный? Юматов?

С утверждением Яковлева появились проблемы с Мироновым: дуэта у них не получалось. На фоне «бархатной» игры Юрия Александровича проходимец Миронова показался худсовету слишком артистичным и излишне утонченным. Не устроили и пробы на Милославского замечательных актеров Юматова, Никоненко, Буркова, Невинного. Кстати, мой звонок Невинному поразил его дочь: «С чего вы взяли, что отец пробовался на Милославского? Есть фотопробы? Вот как! Нет, он этого не помнит».

Предпочтение было отдано Леониду Куравлеву.

Видов или Демьяненко?

На роль изобретателя Тимофеева, который сконструировал «машину времени», пробовались два актера - уже известный Шурик - Александр Демьяненко и Олег Видов. Возможно, Гайдай хотел «забыть» про Шурика из «Операции «Ы» и ввести нового героя, но потом все же остановился на любимом актере...

Гундарева? Гвоздикова? Селезнева?

Роль Зиночки, жены Тимофеева, «примеривали» три Натальи: Гундарева, Гвоздикова и Селезнева. Гундаревой (возможно, из-за ее пышных форм) предложили попробоваться на царицу Марфу Васильевну. О Селезневой высказывались мнения, что зритель знает ее как «хорошую девочку Лиду» из «Приключений Шурика», и это может помешать. И все же повезло именно ей.

Вспоминает Н. Селезнева:

«...Леонид Иович, окинув меня взглядом, сказал: «Вам в кадре нужно будет раздеться, - я кивнула. - А как у вас с фигурой? Вроде бы не очень...» « У меня не очень?» - возмутилась я и мгновенно сбросила с себя сарафан. Гайдай улыбнулся: «Вы утверждены!» Потом он говорил, что я сделала это легко и раскованно, но вместе с тем - «целомудренно, именно так, как ему было нужно...»

Наталье Гундаревой не повезло и с ролью царицы. Спор у нее выиграла актриса Нина Маслова, чью игру посчитали более выразительной. И все же, признаюсь, я любовалась многочисленными фотопробами Гундаревой, на которых она в царских сарафанах: то мила, то надменна, но всегда хороша!

Истории на съемках:

Леонид Гайдай всячески поощрял удачные предложения актеров.

Юрий Яковлев рассказывает, что это он предложил эпизод, когда из-под царского подола вдруг предательски выглядывают нецарские носки и ботинки.

Куравлев придумал вложить в руку своего Милославского пачку «Мальборо». Актер знал, что Гайдай очень любит эти заморские сигареты... Кстати, и ручку с раздевающейся девицей – реальный подарок режиссеру, привезенный из-за границы, - ради хохмы включили в фильм: Милославский дарит ее шведскому послу.

Владимир Этуш вспоминает, что в эпизоде, когда он жалуется овчарке на лестничной клетке: «Украли магнитофона - три... куртки - три», - его голос дрожал действительно от страха. Перед съемкой он поинтересовался: «Собака не цапнет, она ж без намордника?» И ему ответили: «Вообще-то может!»...

Наталья Крачковская натерпелась еще большего страха. Она должна была действительно перелезть к Ивану Васильевичу через балкон, хотя жутко боялась высоты. Гайдай пошел на хитрость: пообещал, что каждый ее шаг будет страховать бригада, подсаженная в малярную люльку этажом ниже, и посоветовал Крачковской не смотреть вниз. Наталья Леонидовна перекинула ноги через перила, все же посмотрела вниз и, не увидев люльки, потеряла сознание. К счастью, ее успели подхватить и втащить обратно.

Москву времен Ивана Грозного снимали в Ростове Великом - ростовский белокаменный Кремль в отличие от московского сохранился с дотатарских времен без переделок. После съемок киношники подарили «мосфильмовские» наряды музейным работникам, которые теперь встречают в этих одеждах гостей.

Замечания генеральной дирекции «Мосфильма»:

слишком длинна погоня за Жоржем Милославским (оставили только ее начало),

сократить пребывание царя в квартире Тимофеева (сократили Ивана Грозного, жарящего на кухне котлеты).

В эпизоде приема послов возглас Бунша: «Мир и дружба» заменили на фразу: «Гитлер капут!». В эпизоде «трапезы» на вопрос: «За чей счет этот банкет? Кто оплачивает это изобилие?» - следовал ответ: «Народ, ваше величество». В окончательном варианте появилось: «Во всяком случае, не мы!»

Убрали и концовку реплики Бунши: «Что за репертуар у вас? Соберите завтра творческую интеллигенцию. Я вами займусь». В общей сложности фильм был обрезан на 177 метров пленки.

«Щиты» цензуры

В ходе съемок картину «Иван Васильевич» закрывали дважды по идеологическим соображениям. Первый раз это сделал главный редактор Госкино Сытин, сказавший, что не позволит насмехаться над Иваном Грозным и выставлять его дураком. «Режиссер его убеждал: это даже не царь, это управдом под видом царя, - вспоминает сценарист Бахнов. - Нет, все равно: на царя падает тень...» Когда фильм был сделан, каждая из многочисленных инстанций убирала какую-нибудь хорошую шутку. Например, когда милиция допрашивает царя Иоанна Васильевича, у него спрашивают: «Где живете? Адрес, я спрашиваю?» - «Москва. Кремль». Кремль отстояли на первой инстанции, на второй, на третьей уже не смогли - «это ведь святые для каждого слова, а вы смеетесь»... Пришлось заменить на «палаты».

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также