Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-1°
Boom metrics
ТОЛЬКО У НАС31 марта 2003 16:02

Спецкор «Комсомолки» Дарья Асламова взяла интервью у Саддама Хусейна

Сегодня Дарья Асламова проснется знаменитой. Каждый журналист, работающий в Багдаде, мечтает встретиться с Саддамом Хусейном. Заявками на интервью с ним переполнено иракское Министерство правительственной информации. Но только нашей коллеге удалось сделать практически невозможное. Утром в мой номер отеля «Палестина» не по-военному учтиво постучали. Накинув легкий халатик и быстренько глянув в зеркало, я открыла. Стоявший на пороге молодой иракский военный строго вгляделся в меня: - Вы, вероятно, госпожа Асламова? - с мягким акцентом произнес он по-русски. - У вас десять минут, чтобы одеться.

Сегодня Дарья Асламова проснется знаменитой. Каждый журналист, работающий в Багдаде, мечтает встретиться с Саддамом Хусейном. Заявками на интервью с ним переполнено иракское Министерство правительственной информации. Но только нашей коллеге удалось сделать практически невозможное.

Напомним, уже три недели наш специальный корреспондент Дарья Асламова передает репортажи из прифронтового Багдада («Дрянная девчонка» в Багдаде», 11 марта; «Ожидая бомбежек Багдада, «живые щиты» занимаются любовью», 17 марта; «В эту войну никто носа не сунет в бомбоубежище», 20 марта; «В Багдаде перестали петь птицы», 24 марта; «В Багдаде «дрянную девчонку» приняли за шпионку», 25 марта; «Буря в пустыне остановила войну. На сутки», 26 марта с. г.).

Когда-нибудь мы расскажем о той нелегкой, в том числе по дипломатическим каналам, работе, которую пришлось проделать редакции, чтобы сегодняшний материал появился на полосе.

Утром в мой номер отеля «Палестина» не по-военному учтиво постучали. Накинув легкий халатик и быстренько глянув в зеркало, я открыла. Стоявший на пороге молодой иракский военный строго вгляделся в меня:

- Вы, вероятно, госпожа Асламова? - с мягким акцентом произнес он по-русски. - У вас десять минут, чтобы одеться.

Спорить было бесполезно. Пара железноглазых автоматчиков за его спиной смотрели совсем не дружелюбно. Пока я одевалась, посетитель успел рассказать, что зовут его Халед, что когда-то он учился в Москве на хирурга-стоматолога, но война сделала его, как и каждого иракского мужчину, - военным. Потом мы спустились в джип у отеля, где меня тщательно обыскали, а затем завязали глаза. Так, в полном безмолвии, мы с полчаса колесили по улицам. Затем меня аккуратно вывели из машины и, как инвалида, под руки повели по каким-то лестницам, извилистым коридорам, катали на лифте и, не поверите, эскалаторе. Когда повязка была снята, я оказалась в штабном кабинете с низким потолком, военными картами и аж тремя портретами Хусейна на стенах.

- Мы подумали, что вы не откажетесь взять интервью у нашего президента, - сказал Халед. - Извините, я не мог сказать этого раньше. Как вы понимаете, ради его и вашей же безопасности. Мы знаем, что ваша газета - самая большая в России, но у вас снова - не больше десяти минут. Я буду переводить...

Раскрылась дверь, и в кабинет неспешно вошли четыре охранника в новенькой песочной форме, а затем, к моему дикому удивлению, и сам Саддам. Невысокий, крепкий, «диктатор» был похож на обычного усталого араба, который почему-то надел генеральскую форму. Кивнув Халеду, он сел за стол и с интересом взглянул на меня.

- Спрашивайте...

- Господин президент, вам противостоит огромная и современная военная машина США и Англии. Многие считают, что обороняться военными методами - просто безумие. Как вы думаете защищать свою страну?

- Именем Бога, милосердного и сострадательного. Господь и великий народ Ирака вместе способны добиться победы. Безрассудный маленький Буш и его помощники совершили преступление, и оно будет наказано Господом. Думаю, эти дни волею Бога будут добавлены к вечной истории Ирака. Враги будут повергнуты и опозорены. Поэтому мы будем бороться с ними всеми возможными способами, пока не доведем их до такого предела, когда они потеряют свое терпение и всякую надежду добиться того, что они планировали и к чему их толкали сионистские преступники. Аллах Акбар, да здравствует Ирак!

- Скажите, что на самом деле происходит в Басре?

- Из-под Басры англичане и американцы бегут как крысы. Несут большие потери. Американцы уже решили хранить трупы убитых солдат в мобильных рефрижераторах в Ираке, а не отправлять домой. Боятся, что, когда Америка узнает цену военных действий, это приведет к буре антивоенных выступлений.

(В это время в дверь постучали и в кабинет вошел, видимо, штабной офицер с папкой. Разложив перед Саддамом бумаги, замер по стойке «смирно». Вероятнее всего, это была очередная сводка с фронта. Саддам на минуту отвлекся, но продолжил.)

Понимаете, американцы не готовы к такой войне. Они могут только пить колу в своих танках с кондиционерами.

- Как вы думаете, американцы будут штурмовать Багдад?

- Думаю, да. Но американские и британские войска мы встретим в Багдаде самой лучшей музыкой и самыми лучшими цветами. Кстати, вы знаете, что ваши конструкторы свои пушки и минометы называли именами цветов и музыкальных инструментов? «Василек», «Фагот», «Гвоздика», «Акация»... У России хорошее оружие. (Саддам усмехнулся.) К тому же наших офицеров неплохо учили советские инструктора. Они не забыли науку. И сейчас огромное количество солдат американской и британской армий отказываются воевать, встретив грамотный, ожесточенный отпор со стороны иракских войск. Знаете, один американец сказал, что мы воюем, как собаки. Но собаки честнее гадов, которые пришли через океан, чтобы бомбить женщин и детей.

...«Вам пора!» - сказал переводчик. Мы говорили восемь с половиной минут.