2018-02-21T14:25:45+03:00

Пришла весна, запели птицы, а нам приспичило жениться!

Как наши корреспонденты искали себе жен
Поделиться:
Комментарии: comments4
- Нам ждать не годится, ведь брак - не пустяк. - Хочешь жениться - спроси меня как!- Нам ждать не годится, ведь брак - не пустяк. - Хочешь жениться - спроси меня как!
Изменить размер текста:

(Окончание. Начало в номерах за 29 и 30 марта)

МЕШКОВ и СНЕГИРЕВ по заданию редакции отправились на вечера знакомств и к свахам, чтобы найти свою вторую половину. Раздобыв телефоны претенденток, они приступают к самому главному - знакомствам.

Улица подбитых фонарей (Снегирев)

Заветный клочок с телефонами лежал на столе. Отчего-то я волновался. Поплевав через правое плечо, я крутанул телефонный диск.

Первой подняла трубку балерина Криволапова. Я проговорил заранее заученный текст:

- Здравствуйте. Меня зовут Юрий. Я от Марии Магдаленовны. Когда мы можем увидеться?

Трубка помолчала с минуту. Потом нежный голос ответил:

- Сегодня я не могу, у меня спектакль. Завтра репетиция. Давайте послезавтра в пять на Остоженке у памятника Энгельсу. Вы будете на машине?

- Да. Мой номер 234. Иномарка. - Потом замялся и добавил: - Корейская.

- Это ничего. Я подойду к машине. До встречи! И пожалуйста, не тратьтесь на цветы.

Да, в общем, я и не собирался...

Потом я позвонил Тане - симпатичной блондинке без вредных привычек. Таня обрадовалась мне как родному:

- Я сейчас встретиться не могу. Я в Лобне. У сына день рождения. Потом надо в «пятидневку» за дочкой. Давайте послезавтра в пять у памятника Пушкину. Вы меня узнаете?

Что, они сговорились? Постойте! Какая Лобня? Какой сын? Какая дочка? Я же внятно объяснил свахе, что мне нужна москвичка и никаких детей!

Я объяснил Тане, что послезавтра не могу, обещал звонить и вежливо попрощался. Тут же набрал номер свахи, чтобы предъявить рекламацию. Но то номер был безнадежно занят, то никто не подходил. «Определитель!» - догадался я и бросил это безнадежное дело. С горя набрал Светлану-переводчика.

- Я сейчас говорить не могу, - прошептала Света. - Давайте сегодня в пять у Пушкина. Потом все объясню! - В трубке послышался посторонний мужской голос, срывающийся на крик, звук затрещины, шум падающей трубки и короткие гудки.

...Света не опоздала. На ней были симпатичное пальтишко из дорогого бутика и темные очки.

Я повел ее в ближайшее кафе, но и там она очки не сняла. За дымчатым стеклом от «Гуччи» угадывался банальный, тщательно припудренный фингал.

- Еле вырвалась! - разоткровенничалась Света. - Он у меня такой ревнивый! Ничего, что я буду на «ты»?

Девушка Света знала себе цену. Как выяснилось, еще не расставшись с предыдущим кадром, она затеяла поиски нового. И в этом кровавом тендере должен победить сильнейший. Света приехала с подругами покорять Москву из глубинки. Подруги быстро стали любовницами олигархов и теперь катаются по доверенности на «Мини» и живут на съемных квартирах в самом центре.

- Понимаешь, я так не могу, - рассказывала Света. - Найдет олигарх новую любовницу, отнимет машину, выгонит с квартиры. Работа любовницы очень нервная. Тут нужен брак, и только брак! А потом уж можно пожить для себя...

Год назад Свете достался фирмач из Лондона. На удивление холостой. Но зарплата у него оказалась мизерной - 2,5 тысячи долларов в месяц. На них он снимает дорогую квартиру в центре и по праздникам делает Свете небольшие презенты. Остальные деньги аккуратно пропивает в пабах.

- Эти иностранцы такие жадные! А мой еще и ревнивый. - Света инстинктивно дотронулась до своего свежепоставленного фингала. - Правда, обещал в Лондон свозить, познакомить с мамой, - тараторила Света. - Как думаешь, повезет?

- Не повезет.

- Вот и я так думаю. А ты не олигарх?

- Замечен не был.

- Ну тогда хочешь, будем дружить? Хотя какая дружба? Ты же мне квартиру снимать не будешь... Ну мне пора! Мой бойфренд волнуется. Я ему сказала, что к маникюрше иду. Надо еще в метро ногти накрасить. Пока!

Экономика должна быть экономной (Мешков)

Через час меня обрадовал телефонный звонок брачного агентства «Удача». Ура! Меня выбрали! Вернее, выбрали музыканта, которым я представился. Со мной согласились встретиться 30-летняя экономист Жанна и 35-летняя вдова Ольга, мать очаровательного мальчугана 9 лет. Из двух зол выбирают меньшее. Зачем нам мальчик? Я, шалый повеса, с внутренним ликованием выбрал Жанну, хотя уже не помнил ее облика, мелькнувшего предо мной на фотографии альбома. Я позвонил ей. Разговор был краток, как доклад двух сверхсекретных агентов. Имя, время, место, особые приметы. Все! Никакой лирики! На свидание я (все-таки музыкант!) пришел с тремя беззащитными белыми розами, эмблемами одиночества. Как себя вести музыканту с дамой сердца, которую я еще не видел? Куда ее пригласить? В «Макдоналдс»? В Мавзолей? В кинематограф? Я все забыл! Крещендо моего сердца отдавалось в ушах. В томлении и тревоге всматривался я в лица проходящих девушек. С кем? С кем мы сегодня будем делать джагу-джагу и слушать Стравинского и Карлхайнца Штокгаузена?

- Александр? - прошелестело справа пианиссимо, словно дуновение ветерка в ушко. Я осторожно оглянулся. То, что я увидел, превосходило мои ожидания. Передо мной стояла уменьшенная копия Кайли Миноуг в кожаном пальто. Где-то в районе паха я почувствовал сильное сердцебиение. Она пристально рассматривала меня. Какой тут «Макдоналдс»! В «Яръ»! В нумера! Я живо представил ее в своих железных объятиях, и комуз моего сердца взвыл от восторга. Зашли в ближайшее кафе, теплое и уютное. Я заказал ей бычью печень в маринаде с морошкой, а себе бутылку хереса «Амонтильядо» и сырок «Новость».

- Вы в самом деле музыкант? - недоверчиво спросила Жанна, всматриваясь в мое лицо, пытаясь найти какие-то признаки артистизма (оттопыренные уши, сизый нос). - На чем играете?

- На карнае, - ответил я серьезно. - У меня карнай дома, XVII век, работы мастера Хабибулина. Кстати, что мы сидим тут непродуктивно, поехали ко мне, я вам сыграю какую-нибудь фугу.

Однако мой хитроумный тактический ход, способный сокрушить эстетические чувства даже глухой суженой, с треском провалился.

- У меня всего час, - с затаенной грустью сообщила она. - Я должна завтра сдать последнюю главу диссертации своему научному руководителю.

Моей примитивной чакре был нанесен сокрушительный удар. Я был сломлен, ошарашен эрудицией этой незаурядной личности. Мои чувственные желания показались мне жалкими и незначительными в сравнении с величием чаяний Жанны. Через пять минут у Жанны заверещал мобильный.

- Алло, мама! Я в кафе. (Шепотом мне: «Какое это кафе?») Да я недолго! Ну, ма-а-а-ам...

Мы были под бдительным колпаком мамы. Ни о какой ночной игре на карнае и совместном любовании рассветом с балкона не могло быть и речи. Дамы из брачных контор к вопросу семьи, частной собственности и капитала относятся слишком серьезно. Несокрушимый авторитет нашей мамы встал глиняным колоссом на нашем пути. Разговорились. (А что оставалось делать?) Перешли на «ты». Я кратко обрисовал ей либретто своей жизни, бессовестно приукрасив его мелизмами и форшлагами литературных ассоциаций. Жанна, как оказалось, тоже уже вкусила прелестей уз Гименея. Расстались, потому что черствый муж Николай видел в ней только хозяйку, а не личность. Прослушав подробный пересказ содержания ее диссертации на тему весеннего сползания депозитной маржи в дисфункциональный угол коитального гиперкатексиса (или что-то в этом роде), я откровенно заскучал.

- У меня совершенно нет времени! - театрально заламывая руки, говорила Жанна. - Какая личная жизнь? До защиты диссертации я буду занята круглые сутки! А это будет в конце мая.

После того как выяснили, что поехать ко мне нет ну никакой возможности в ближайшие полгода, я понял, что мы играем с ней в разных тональностях, поцеловал будущее светило отечественной экономики в круглую научную щечку и посадил в вагон метро. Она помахала мне ручкой. Наделенный незаурядной способностью все схватывать на лету, я понял, что, скорее всего, с кандидатским званием ее поздравит другой, более достойный избранник.

В лапах Терпсихоры (Снегирев)

С Интернетом у меня не заладилось с самого начала. Моя откровенность сыграла злую шутку. Рост и вес, который я честно указал в анкете, распугал всех претенденток. Несмотря на то, что посещения моей страницы перевалили за сотню, я не получил ни одного привета. Ничего, они еще об этом пожалеют!

...Ровно в пять я припарковал свою машину возле памятника классику марксизма Фридриху Энгельсу. Через десять минут появилось видение чистой красоты. Балерина Криволапова была стройна и изысканна, как Волочкова, только пониже ростом. Из-под норковой шубы выглядывали стройные ножки в итальянских сапогах. И эти ножки уверенно направились к темно-синей BMW, стоящей впереди меня. Беззвучно опустилось стекло. Балерина стала переговариваться с пассажирами «бумера». «Уведут», - пронеслось в голове. Я набрал по сотовому свою избранницу. Она выпрямилась, достала мобильный.

- Это я! - чуть не закричал. - У меня машина серебристая! Пройди пять метров назад.

Криволапова захлопнула мобильник. Прищурилась и увидела меня. Зачем я выходил из машины со своим ростом в метр шестьдесят пять! На лице воздушного создания промелькнула тень сомнения. Но она все-таки опустилась на переднее сиденье. Я все-таки вручил ей алую розу (пусть знает, что мы не жадные) и глупо сострил, что к цветам ей, наверное, не привыкать. Машина тронулась. Мы молчали. Разочарование, которое читалось на ее лице, действовало на нервы. В голову лезли скабрезные анекдоты и дурацкие термины «батман», «плие» и «же не манж па сис жур».

- При вашем театральном окружении неужели трудно найти спутника жизни? - начал я робко.

- Видите ли, Юрий, - ответила балерина, - наши танцовщики интересуются только собой или другими танцовщиками. Быть одинокой и непонятой - удел балерины. Мерси за розу. Вы не обидитесь, если я попрошу остановить машину. Я спешу. Вы мне очень понравились. Расстанемся друзьями, я вам позвоню. - И вышла возле метро с моей розой и частичкой моего разбитого сердца. Через час, когда рана затянулась, я дозвонился до свахи.

- Это ничего! - обрадовалась Мария Магдаленовна. - Раз такая гордая, пусть в девках сидит. Не расстраивайтесь. У меня еще три девушки появились. В вашем вкусе. Подъезжайте прямо сейчас. А то разберут!

И я надавил на газ.

Китайский гамбит (Мешков)

На мой почтовый ящик в Интернете уже пришло два письма. Одно от 50-летней владелицы турагентства, которая почему-то прислала мне изображение своей пушистой киски (имеется в виду домашнее животное), второе письмо пришло от праздной 19-летней панкушки Яны. Победила молодость. К тому же недостаток витаминов спровоцировал у меня весеннее обострение педофилии. Мы с Яной сговорились встретиться на следующий день в китайской чайной.

Яна ждала меня в китайском узорчатом платье и очень хотела походить на китаянку. У нее в языке был пирсинг, такой маленький шарик, которым она постоянно играла, посасывала, чавкала и чмокала. Играла китайская музыка. Дух великого Мао витал над моею головой, постоянно ее задевая. Чай был в пять раз дороже пива. После общения с экономистом я все соизмерял с тающей на глазах мошной.

- Кушать не мешает? - спросил Яну про шарик.

- А-а! - покрутила головой Яна. Она работала в чайном магазине и мечтала жить в Китае. (Это при ихнем-то перенаселении!) Мы два часа сидели возле чифирбака и выпили пару галлонов зеленой жидкости.

- А поехали ко мне! - предложил я, чтобы внести некоторое разнообразие в жизнь своего мочевого пузыря. - У меня пятилитровая бутылка виски! - выдвинул я козырь, способный разбить самое черствое девичье сердце.

- Не... - играя шариком, сказала Янаа. - Мама будет ругаться.

Я за эти два дня возненавидел всех женских мам, мешающих своим одиноким дочкам включить меня в круг своих сексуальных интересов.

- А зачем тебе эти приключения? Ты замуж-то собираешься? - спросил я на прощание свою новую знакомую.

- Не-а! - Яна звонко пососала шарик. - А че дома делать? А так веселее...

И вновь продолжается бой!

Первые неудачи вовсе не повергли нас в уныние. Более того, они разбудили в нас дремлющий инстинкт охотников - продолжателей рода. При всей противоречивости полученных уроков одно для нас стало очевидным: искать надо, искать интересно, увлекательно и прикольно. Кто знает, может, через месяц-другой знаменитый марш Мендельсона-Бартольди заиграет уже в нашу честь. Но мы об этом напишем отдельно...

...С утра мы уже по привычке открываем почту в Интернете и читаем новые письма. Снегирев извлек урок из прошлого и теперь в интернет-анкете представляется высоким блондином (причем уже сам в это поверил), получает охапки страстных сообщений и задолбал сваху своими возросшими требованиями. А Мешкову теперь постоянно приходят SMS от китаянки. Чаю просит! Так что жизнь прекрасна!

ЧАС РАСПЛАТЫ

Сколько это стоит?

Будьте готовы к тому, что поиски будущей жены влетят вам в копеечку

1,5 - 3 тысячи рублей - поиск невесты через агентство или сваху.

800 - 1500 рублей - посещение вечера знакомств в ночном клубе.

150 - 500 рублей - скромный букетик цветов на первое свидание. Последующие букетики лежат на совести ухажера.

1,5 - 3 тысячи рублей - скромный ужин при свечах.

Помножьте эту сумму минимум на 6 претенденток. А как же! Даже если смело предположить, что вам понравится первая кандидатка, не факт, что вы сразите ее наповал.

Итого на ухаживания уйдет месячная зарплата среднего москвича. Но вам надо еще кушать, пить и передвигаться по городу. Не каждый в финансовом плане готов к таким испытаниям любовью.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также