Звезды18 мая 2005 18:13

«За неделю до смерти Наташа Гундарева попросила у всех прощения»

Рассказывают медсестры и сиделки актрисы, которые провели возле нее последние четыре года
Гундарева-десятиклассница.

Гундарева-десятиклассница.

В воскресенье утром, 15 мая, в больнице Московской патриархии ушла из жизни любимая народом актриса Наталья Георгиевна Гундарева. 28 августа в этом году ей исполнилось бы 57 лет.

Четыре года перед смертью она болела, вела закрытый образ жизни под надзором врачей. Но мы помним Наталью Георгиевну жизнерадостной, энергичной, неунывающей, как ее героини: селянка Катя в фильме «Вас ожидает гражданка Никанорова», гусарская девица Жужу в ленте «О бедном гусаре замолвите слово» и множество других.

Все, кто знал Гундареву, рассказывают, что она жила и работала на пределе всех сил, пытаясь преодолеть любые трудности. О ее последнем самом трудном испытании, увы, связанном с тяжелой болезнью, нам рассказали люди, которые ухаживали за актрисой все эти годы.

Актриса с детства

Наталья Гундарева родилась в Москве. С детства была пухленькой, озорной, кокетливой и рано начала мечтать о театре. Но родители - оба инженеры - посчитали эту профессию несерьезной. Поэтому Наташа сдала два вступительных экзамена в МИСИ, но в последний момент передумала и отнесла документы в Театральное училище имени Щукина. С первого раза не поступила, женщинам-экзаменаторам не понравилась ее полнота, сказали: «Сначала похудейте, а потом приходите»... На следующий год так и не похудевшая Наташа стала студенткой «Щуки».

В Щукинском ходит байка: будто второкурсницей Гундарева на экзамене по мастерству настолько ярко сыграла Домну Платоновну в лесковской «Воительнице», что ректор Б. Захава восхищенно вскричал: «Я уже сейчас готов выдать ей диплом!»

По окончании училища Гундарева получила приглашение сразу в четыре театра, но выбрала Театр имени Маяковского - раз и навсегда...

Актриса говорила, что одной из ее любимых ролей была буфетчица Надежда в фильме «Здравствуй и прощай».

Сценарист картины В. Мережко вспоминал: «Гундарева нас поразила. В ней не было того, к чему мы привыкли в наших начинающих исполнительницах. Ни инфантильности, ни нарочитой утомленности... Гундарева притягивала к себе веселым оптимизмом, очень задорной женственностью, нескрываемым напором свежих творческих сил».

Гундаревой нравились роли простых русских женщин. Позже сетовала, что ей в кино стали предлагать все больше костюмные роли королев, эксплуатируя ее внешние данные, а не талант. Зато в театре она всегда считалась актрисой номер один, примой.

Наталья Георгиевна никогда не давала себе поблажек.

«Нас еще в театральном учили играть так, будто завтра ты умрешь! Так я и играла - словно умирать собралась», - признавалась актриса. Как-то она сказала, что и детей не завела, хотя со здоровьем все было нормально, потому что театр ей их заменил.

Врачи не исключают, что тот первый инсульт летом 2001 года стал следствием большого переутомления, сильных перегрузок актрисы и появившейся гипертонической болезни.

Болезнь

Первый инсульт 19 июля 2001 года застал актрису на даче. Она резала овощи к обеду и, как сама потом вспоминала, у нее вдруг потемнело в глазах, словно куда-то провалилась. Ее, лежавшую на полу, обнаружил муж, актер Театра имени Маяковского Михаил Филиппов, вызвавший «Скорую». Десять дней актриса пролежала в коме - срок критический, обычно после такого люди полностью не восстанавливаются. Но врачи сделали все возможное, и Наталья Георгиевна уверенно шла на поправку. Спрашивала врачей, когда ей разрешат вернуться в любимый театр.

Коллеги с нетерпением ждали выздоровления примы. Руководство Театра им. Маяковского заговорило о том, чтобы сделать спектакль с ее закадровым голосом. Худрук театра Арцибашев предложил Гундаревой должность своего помощника... 28 августа 2002 года, через год после инсульта, врачи разрешили народной актрисе отпраздновать ее день рождения...

«Наташа обращалась к знахарям!»

Поздравляющих в день рождения было великое множество. Зная, что Наталья Георгиевна большая сладкоежка, друзья задарили ее тортами. Осталось столько, что потом их раздавали. А через день Наталья Георгиевна, ее муж и сиделка втроем уехали на дачу. Как рассказывают, весь день у актрисы было прекрасное настроение, вечером она стала садиться на высокую кровать и на глазах у мужа села мимо (видимо, в это время что-то случилось с сосудами), потеряла сознание. Это был ее второй инсульт, после которого речи о кардинальной поправке уже не шло. Врачи говорили: Наталья Георгиевна живет, и уже это счастье. О возвращении в театр нечего было и думать.Но это от актрисы скрывали. Она до конца верила, что еще сыграет на сцене, и эта мечта грела ее. Она боролась, терпела все медицинские процедуры, занималась лечебной физкультурой, разрабатывая мышцы ног и рук (после двух инсультов она была частично парализована), заново училась ходить. «Сделала целью - выздороветь непременно! А у нее такой характер - чего захочет, добьется своего,» - рассказывают медсестры.

Для этого Наташа даже решила обратиться к знахарям и экстрасенсам. Муж пытался оградить жену от разных шарлатанов, но она поверила в нетрадиционные методы лечения и настаивала на своем. Ей уступали. Ведуньи «лечили» ее заговорами и травами. Экстрасенсы делали над головой пассы руками. Наталья терпела болезненные иглоукалывания. Приезжал лекарь с Тибета. По слухам, он посоветовал ей читать какую-то особую молитву, что некоторое время актриса и делала. Официальная медицина скептически отнеслась к подобным методикам - они не давали результата.

Когда же Гундаревой становилось лучше, она много читала, интересовалась новостями из театра. Как рассказывают медсестры, последние годы мало двигалась: не ходила, лежала либо сидела. На прогулки ее вывозили на коляске. Речь полностью не восстановилась. Голос изменился. Стал грубым, не ее. И она стеснялась этих изменений.

«Муж, Михаил Филиппов, ограничил круг ее общения. Актрисы из театра наведывались к Наталье Георгиевне, но их веселое щебетание расстраивало больную.

Постоянно навещали актрису лишь самые близкие друзья - один режиссер и две ее подруги, не актрисы. Она им доверяла», - рассказала нам преподаватель Гундаревой Евгения Галкина.

«Тут писали, что, мол, у мужа Гундаревой Филиппова появилась другая женщина, что он стал редко приходить к жене. Это вранье! Михаил Иванович дико переживал, он постоянно навещал жену, буквально падал от усталости, но был предан и все эти четыре года доказывал свою любовь и верность Наталье Георгиевне,» - говорили нам нянечки.

«Все четыре года за Наташей ухаживала сиделка Ира, ставшая членом семьи. Она привязалась к Наташе, всегда была готова хоть чем-нибудь порадовать ее, - рассказывают друзья. - Наташа любила разговаривать с ней, ласково называла Плюшкой. Они смешно подшучивали друг над другом, смеялись. И вроде бы на время забывалось о плохом... Из-за болезни у Натальи Георгиевны немного портился характер. Порой она обижалась на сиделку, если та на пять минут оставляла ее одну в комнате, на мужа, уезжавшего на съемки, но каждый час звонившего любимой жене по мобильному. От многих ролей он отказывался, чтобы быть с женой. Иногда Наташа из-за болезни могла покапризничать. Вдруг захочет, чтобы ей срочно принесли ее лучшую дорогую шубу и именно в ней вывезли гулять. Что поделать - она же женщина! Привозили шубу, старались предугадывать любые желания, переживая за дорогого человека».

Актрисе недоставало общения. Всю жизнь привыкла быть в центре внимания, а тут - осталась как бы отрезанной от мира. Поэтому она не любила долго находиться дома, настаивала, чтобы ее отвезли в больницу. Как она сама говорила, к ее «тусовке», ведь она подружилась и с врачами, и с медсестрами.

«Наталья Гундарева всегда помнила, что она - женщина, любила пококетничать, а личный врач Тимур Мансурович ей комплименты делал, называл любимой пациенткой. Здесь ей было комфортно, - рассказывают медсестры. - Иногда у Натальи Георгиевны как бы терялась ясность ума, она забывала, где находится, задавала странные вопросы, ей что-то чудилось... Зато, когда сознание возвращалось, много читала (особенно увлеклась Библией, ставшей ее настольной книгой), была весела, с легкостью разгадывала кроссворды».

Предчувствие беды

Последние несколько месяцев болезнь актрисы протекала ровно, без осложнений. Врачей беспокоила аритмия сердца - следствие малоподвижной жизни на лекарствах.

Гундарева иногда бывала резкой, раздражительной.

«Но неделю назад Наташа вдруг ласково обняла сиделку Иру и наговорила много добрых слов, призналась в любви, благодарила за ее терпение. Ира была растрогана до слез, - рассказывает подруга актрисы. - И у мужа Наталья Георгиевна вдруг тепло попросила прощения, что из-за ее болезни он столько намучился, словно бы... предчувствовала беду».

Седьмого мая родные забирали Наташу на дачу на праздники. Обычно это делалось, когда она чувствовала себя хорошо. И врачи разрешили пациентке на несколько дней сменить обстановку.

Потом Гундарева снова вернулась в больницу. Рассказывала медсестрам, что ей снится, будто она летает во сне.

«Случившееся обрушилось на нас внезапно, никто ничего плохого не ожидал! Накануне Наташу навещал муж, они побыли вместе, потом простились, все было нормально! - вспоминает подруга Наташиной нянечки. - Знаю, Наташа говорила, что боится умереть дома: мол, станет мне плохо, а вы не сможете оказать в нужный момент помощь. Она столько перетерпела боли и боялась. Боялась умереть в муках».

Смерть наступила внезапно: по одним данным, оторвался тромб, закупоривший легочную артерию, по другим - причиной смерти стал еще один инсульт. Официального заключения медиков пока нет.

«Сколько она мучилась! Просто - за какие грехи?! Такая добрая, отзывчивая, прямая, бесхитростная. Честная на редкость, - всхлипывает первая, любимая учительница Наташи по актерскому мастерству Евгения Галкина. - Такая настоящая русская душа! А какой талант от природы! Все с ней было. Так рано ушла! А мы-то все надеялись, надеялись...»

Эти тяжелые муки замечательной актрисы видели немногие. А мы запомним ее такой, какой она была до этой страшной несправедливой болезни, - ясной, солнечной, как будто излучающей живое тепло...