2015-02-04T03:32:44+03:00

Пожар в «Комсомолке»

Сгорел весь шестой этаж, где располагалась московская редакция «Комсомольской правды»
Поделиться:
Комментарии: comments92
Изменить размер текста:

видео 1 видео 2 видео 3 видео 4 видео 5 видео 6 видео 7 Хроника ЧП 10.00. В «Комсомолке» начинается обычный рабочий день, идет планерка - обсуждается план ближайшего номера. 10.30. Кто-то заметил клубы серо-черного дыма. Позвонили «01». Дым рвался из центра коридора в левое и правое крыло редакции «КП». В считанные секунды дым достиг самых дальних кабинетов. Ковролин на полу горел, как дорожка из пороха. По пути к выходам журналисты забегали к коллегам, чтобы предупредить их. Многие не верили, что все так серьезно - казалось, пожар быстро потушат и жизнь редакции вернется в рабочее русло. «Мы перезвоним вам через 15 минут!» - говорили журналисты, вынужденные прервать телефонный разговор. 10.42. Все на улице. Издалека слышатся сирены, но ни пожарных, ни «Скорых» еще не видно. Улица «Правды» всегда забита машинами, и проехать по ней нелегко даже без ЧП. Задрав головы, все с тревогой наблюдают, как на балконе седьмого этажа мечутся в дыму несколько человек. Это сотрудники столовой. Раздаются крики: «Спасите нас! Мы горим!» Все это жутко напоминает пожар во Владивостоке. Подъезжает первая пожарная машина. За ней - вторая. 11.15. Мешала чья-то легковушка - пожарные в секунды отволокли ее в сторону. Сотрудников столовой спасли в два приема. Одна женщина отравилась угарным газом, ее увезли в Склиф, у другой от пережитого случился гипертонический криз. 11.30. Первая группа пожарных спустилась к машине сменить кислородные баллоны. - Ну как там? - бросились мы к ним. - Интерьер сделан из горючих материалов, - рассказывают они. - Дыма очень много. - А что загорелось? Нас часто инспектора проверяют, штрафуют курильщиков! - Все что угодно могло полыхнуть. Чайник, например… 12.05. Лопнули стекла в вестибюле на шестом этаже. Из окон рвалось пламя. 12.10. Редакция возобновила работу над номером в офисе «Экспресс газеты». 12.20. Из открытых окон здания вырывается дым. И из стены фасада тоже - стена треснула. 12.30. В центральном холле рухнуло перекрытие между шестым и седьмым этажами. 14.00. Пожар в центральной части здания потушили. В редакцию поднялся главный редактор «Комсомольской правды» Владимир Сунгоркин. Ему нужно было оценить масштаб бедствия, чтобы представить, как нам жить дальше. - Зрелище печальное, - рассказал он потом коллективу. - Все вокруг в копоти, сгорел архив номеров с 1925 года. Сгорели компьютеры, документы. Хорошо, что огонь не добрался до Голубого зала. Это главный зал «Комсомолки». Здесь заседает редколлегия, проходят «Прямые линии» читателей с известными людьми, здесь собраны подарки - от космонавтов, президентов, других гостей редакции. 14.42. Пожар все еще тушат. Мельком наблюдая за почти апокалиптической картиной из окна приютившей нас «Экспресс газеты», журналисты «Комсомолки» пишут заметки в этот номер. Газета по-прежнему будет выходить ежедневно - всем пожарам назло. Эдуард ВОРОТНИКОВ, Светлана ОЛИФИРОВА Известие о пожаре восприняли как глупую шутку… Как люди обычно узнают, что их здание горит? Трезвонит сигнализация или запах дыма в комнате… Всего этого не было. Просто в кабинет зашел охранник и так обыденно сказал: «Мы горим». Все это восприняли как глупую шутку. Рабочий день только начался. Надо готовить материалы в номер. - Я еще по телефону не договорил, - отмахнулся от него рукой мой коллега Эдик Воротников. А когда выглянули в коридор, перед нами стояла стена черного дыма. Еще несколько минут - и спаслись бы не все. Но Бог миловал. Все живы - и это главное. Мы через день бываем на пожарах. Но нам было страшно. Когда ты пишешь, как горит кто-то другой, это одно. А когда твоя редакция - не дай Бог кому-нибудь такое пережить. Что загорелось в нашей редакции, сейчас сказать трудно. Основная версия МЧС - короткое замыкание. Об этом говорят и очевидцы. Электрический щит возле фотоотдела рванул как тротиловая шашка. Перед редакционным зданием толпа людей. Кто-то в тапочках, кто-то в легких кофточках. Подъезжают первые пожарные машины. «Скорая». Все смешалось. Горит шестой этаж. Дым валит через крышу и окна. Температура такая высокая, что плавится стекло. Сквозь копоть видны всполохи огня. На седьмом этаже горит столовая. На балконе в шоке мечутся четыре фигуры. Повара отрезаны дымом. В голове проносятся недавние кадры из Владивостока. В этот момент пожарные поднимают лестницы. Несчастные поварихи перебираются в люльку. Народ облегченно вздыхает. Женщины спасены. Трагедия не повторилось. В доме на улице Правды, 24, - еще несколько газет. Работа сотен журналистов парализована. Все топчутся на улице. Кто-то просит огонька: Наши фотографы в прострации. Годы работы по созданию одного из крупнейших фотоархивов страны пошли насмарку. В редакции сгорели тысячи дисков с фотографиями за десятки лет. Выгорела ценнейшая библиотека. Толя Жданов, фотограф из президентского пула, щелкает камерой скорее по инерции. На его глаза наворачиваются слезы. Чуть больше месяца назад у нас в редакции на «Прямой линии» был главный пожарный Москвы Виктор Климкин. После общения с читателями он в неформальной беседе посетовал, что сейчас для пожарных главная проблема - пробки и хамское отношение столичных водителей к машинам экстренных служб. Люди не понимают, что пропустить пожарных и «Скорую» - это святое. Вячеслав МАРКОВПосудомойщик столовой Николай Афанасьев: «Под нами уже трещал пол» 65-летний посудомойщик столовой Николай Афанасьев был последний, кого пожарные эвакуировали с балкона столовой 7-го этажа. Пожарные завели дрожащего мужчину в кафе, тут же к нему подбежали врачи реанимации, измерили давление, от медицинской помощи он отказался, а когда они ушли, журналисты поднесли ему рюмку коньяку, которую он с благодарностью опрокинул. - У меня жена в столовой работает, Людмила, - рассказал мне рабочий, - ее спустили по лестнице раньше, вроде бы она не пострадала, но куда увезли, не знаю. Мы, когда увидели дым, хотели побежать вниз, но туда уже невозможно было сунуться, дым забивал дыхание. А пол столовой под нами уже трещал, мы думали, еще чуть-чуть - и свалимся вниз. Тогда мы выбежали на балкон, и кассирша Татьяна стала кричать, звать на помощь. И тут мы почувствовали, что и пол балкона под нами трещит. Наш мясник Анатолий Демидов решил уже прыгать вниз. Я кричу ему: «Дурак, не смей!» Еле удержал. И тут сквозь дым мы увидели поднимавшуюся к нам лестницу с пожарными. Женщин спустили первыми, а я еще оставался в дыму на трещавшем балконе. Меня спасли последним. Там все осталось - пальто, деньги, но главное - живой остался. Жену бы еще найти... Лариса КАФТАНСпасли всех людей, отрезанных огнем Столовая издательства «Пресса» находится на 7-м этаже. Вчера утром на работу пришли десять человек - повара, мойщики посуды. - Дым мы заметили где-то в половине одиннадцатого, - рассказывает мойщица посуды Людмила Афанасьева. -Внизу кто-то закричал: «Пожар!» А у меня муж на кухне остался. Я только и успела крикнуть: «Спасайтесь!» и побежала с Таней вниз. Как только выскочили - за нашей спиной все вспыхнуло. Отрезанными огнем от выхода оказались восемь человек. Зажимая рты руками, в чем были - халатах, легких кофточках, - они выскочили на балкон. - Помогите! - кричали они. - Мы задыхаемся! И тут раздалась долгожданная сирена. Пожарные добрались до седьмого этажа. Когда выгружали последних четверых, пол на балконе дал трещину. - Тяжелопострадавших нет, но от сгоревшего пластика очень ядовитый дым. Из-за него в дальнейшем может появиться отек легких или развиться пневмония, - говорит врач-реаниматолог Юрий Константинопольский. - В лучшем случае - первое время может быть легкий кашель, слезоточивость и насморк. В больницу увезли двух женщин - одна надышалась угарным газом, у второй - Татьяны Юсуповой - подскочило давление до 260. Женщина все время допытывалась у врача Игоря Ганкина: - Ну почему вы так долго? - Не проехать к вам было! - с досадой оправдывался он. - Утро, час пик, пробки. И никто из водителей не пропускает! Ни нас, ни пожарных. И вот так всегда! Хорошо, что на этот раз успели и никто не погиб… Наталья БОРИСЮК ВОПРОС РЕБРОМПочему возник пожар? Основная на этот момент версия - неисправная электропроводка. На это указывают и показания очевидца, который первым заметил возгорание: - Когда я почувствовал дым, на часах было 10.23, - рассказывает фотокорреспондент «КП» Иван ТИМОШИН. - Вместе охранником вызвали электрика. Появившись, тот объявил, что загорелся электрощиток напротив нашего кабинета. Пожарные-дознаватели, занимающиеся расследованием этого ЧП, подтверждают: причиной пожара стало, скорее всего, короткое замыкание. Возбуждено уголовное дело. КСТАТИ До сих пор не нашлась буфетчица «КП» Евгения Карпова. Она заступает на смену в 10.00, но, когда последние очевидцы покидали горящее здание, буфет был заперт на замок. СПРАВКА Комплекс зданий ФГУП «Издательство «Пресса» на улице «Правды», 24, известное прежде как «Комбинат газеты «Правда», было построено в 1931 - 1937 годах по проекту архитектора П.А. Голосова. Скромная по своей архитектуре «коробка» состоит из огромного прямоугольного 8-этажного редакционно-издательского корпуса и пониженного производственного блока. ОФИЦИАЛЬНОВиктор КЛИНКИН, главный государственный инспектор по пожарному надзору Москвы:- Пожарные сработали на пять с плюсом - Первый пожарный расчет приехал через 10 минут после вызова. Здание уже было охвачено огнем. Оно построено в 1932 году, перекрытия деревянные, между ними пустоты. Огонь распространялся стремительно, быстро потушить его было невозможно. Но мы сработали максимально оперативно, cделали все что могли. На месте работали 50 пожарных расчетов, 8 подъемников, поливали из 25 стволов. Пожару присвоена третья степень сложности из пяти. Мы эвакуировали 10 человек. Пострадали трое наших ребят, их придавило плитой. Но я с ними говорил, держатся молодцом. Остальные тушили огонь по шесть часов кряду, спускались еле живые, все в копоти. Они молодцы, сработали мощно, по пятибалльной системе - на пять с плюсом. Наталья БОРИСЮК Пожарных кормили хот-догами 2000 пылающих квадратных метров здания «Пресса» тушили 200 пожарных, еще несколько десятков милиционеров дежурили в оцеплении… Для спасателей развернули несколько пунктов питания. Сначала подвезли бутерброды. Затем ухитрились привезти ларек с горячими сосисками и чаем. Уставшие пожарные вмиг налегли на еду. Миловидная девушка не успевает нарезать бутерброды. Ближе к вечеру к редакции подогнали мобильный пункт питания, и пожарные, чередуясь, смогли перекусить горячим борщом и кашей. Вячеслав МАРКОВ ВОПРОС ДНЯА к вам в беде приходили на помощь?Людмила Артемьева, актриса: - Ну, конечно. Кстати, не только друзья. А как иначе? А «Комсомолка» жила, живет и будет жить. Оно не может сгореть. Любить вашу газету не помешают ни пожар, ни наводнение… Олег Митволь, зам. главы Росприроднадзора: - Однажды меня сбил автомобиль, и совершенно посторонний человек в течение тридцати минут, пока не приехала «Скорая», зажимал мне открытую рану на голове. Юрий Стоянов, житель «Городка»: - Постоянно. Кто как не люди могут помочь в критической ситуации. Бывает, и собаки помогают, когда плохо - подойдешь, погладишь, и становится лучше. Акира Комото, шеф бюро японской газеты «Иомиури» в Москве: - Восьмилетним мальчиком я был в Советском Союзе вместе со своим отцом-журналистом. Мы отдыхали на Черном море. И я начал тонуть. Меня спас русский мужчина. Я не знаю, как его зовут, но этому человеку я обязан жизнью. Алексей ПАНИН, актер: - Меня всегда выручали незнакомые люди. Или мама. Но я заметил, что помощь всегда приходит от тех людей, которые тебя вообще не знают. В прошлом году я лежал в больнице, и мне помогали совершенно незнакомые люди. Олег ГАЗМАНОВ, певец: - Сначала ответьте: все живы?! Слава Богу. Теперь на ваш вопрос… Во всех трудных ситуациях я привык рассчитывать только на себя. Какие-то потрясения у меня, конечно, бывали. Ну, стукнули машину. Я думаю: «Да и ладно, с ней, с машиной». Хотя… когда мне кто-то пытался помочь, я был искренне рад. А вообще все богатство не в недвижимости, в машинах и прочем, а в людях. Ваши журналисты целы, и это самое главное. Мстистлав Запашный, гендиректор «Росгосцирка»: - Когда я в 1961 году в Японии упал с 18-метровой высоты, получив двенадцать переломов, меня спасла японская полиция: не дожидаясь «Скорой помощи», отвезла меня в больницу. Эти секунды спасли мне жизнь. Александр Адабашьян, актер, режиссер, сценарист: - По большому счету, слава Богу, не горело. А в мелких ситуациях всегда выручали друзья. Они у меня отличные. Анастасия Волочкова, балерина: - В моей жизни было много ситуаций, когда меня поддерживали, и не только друзья. Когда меня выгнали из Большого театра, причем совершенно ни за что, и я была вся в растерянности, ко мне подходили люди на улице, выражали свое сочувствие и говорили слова о любви ко мне и моему творчеству. Мне очень повезло, что я смогла дать большой благотворительный концерт в Кремле, чего я никогда не смогла бы сделать без поддержки друзей. В такой ситуации, как у вас, очень важны единение и простые человеческие слова. «Комсомолка» всегда меня поддерживала, я вам очень благодарна за интерес ко мне и за все публикации, какой бы характер они ни носили. Если нужна моя помощь, я с удовольствием вам помогу. Чем угодно - может, станцую, может, скажу какие-то слова в вашу поддержку. Берегите себя. Там страшно! Пожарные признают: такого сложного пожара в Москве не было давно К вечеру стало ясно, что огонь придется тушить еще долго. По версии спасателей, это может занять всю ночь. - Пожар очень сложный, - рассказывает пожарный Сергей. - Здание старое. Очень много деревянных перекрытий. Возможно, что огонь еще заполыхает в другом месте. Но там было действительно страшно. Температура такая, что лопались стекла. Весь день пожарные посменно поднимались на крышу и пытались водой и пеной отрезать огонь от несгоревших помещений. - Огонь пожирает буквально все, - рассказывает спустившиеся с крыши сержант. - От центральной части здания (где и располагалась уникальная библиотека «КП». - Прим. ред.) не осталось ничего. Прогорела крыша. Рушатся стены. Проваливаются полы. Полный развал. В уцелевших кабинетах все покрыто жирным слоем сажи. Расплавленные остатки электроники. Не думаю, что здание можно восстановить. Сейчас проливаем этажи водой. Боимся повторного возгорания. ВИЗИТ Мэр Москвы пообещал журналистам сгоревших редакций новое помещение.Юрий ЛУЖКОВ: Это памятник истории и он будет восстанавливаться Вечером на место ЧП приехал мэр столицы Юрий Лужков - Этот объект - памятник истории, конечно, он будет восстанавливаться, - объявил Юрий Михайлович, - и существует необходимость вернуть ему первоначальный облик. Слоев рубероида на крыше здания было столько, сколько ему лет. Здание необходимо будет серьезно перетряхнуть - поменять деревянные перекрытия на железобетонные конструкции. Этот пожар - тяжелый случай: пострадали ценные архивы газет «Комсомольская правда», «Советская Россия» и «Трибуна». Библиотека «Комсомолки» имеет уникальную ценность. Мы постараемся быстро подыскать для редакций новые помещения, чтобы их работа не прекращалась ни на один день. Работу пожарных спасателей оцениваю высоко, они сработали оперативно. Благодаря их стараниям были спасены семь человек.

Спасибо всем, кто нас поддержал Вчера был как раз тот случай, когда можно с чистой совестью сказать: телефоны редакции не умолкали ни на секунду. Мобильные телефоны - ведь городские остались в пылающем здании Огромное спасибо читателям «КП», откликнувшимся на случившееся! Мы не всегда могли вам вчера ответить в этой тревожной суете, поэтому благодарим через газету. Спасибо - коллегам из «Экспресс газеты», в редакции которой мы смогли выпустить этот номер газеты, «Известиям», немедленно предложившим нам помощь, и вообще всем, всем, всем, кто еще раз доказал, что «Комсомолка» сильна не только журналистами, но и - читателями. Мы постараемся сделать все, чтобы газета выходила в привычном ритме. Так что «утонченный» выпуск - это, читайте, минутная задержка. О пожаре в редакции семья Николая Караченцова узнала из телевизионных новостей. Близкие Николая Петровича тут же связались с нами по телефону: - Как вы?! Живы?! Это самое главное! Держитесь, мы с вами. И Николай Петрович, и его супруга Людмила Поргина беспокоятся за сотрудников нашей редакции. Уж им, как никому другому, понятно, что такое экстремальные ситуации. Сам актер чувствует себя неплохо. Эти выходные провел дома, а в понедельник снова отправился в клинику профессора Виктора Шкловского, где проходит реабилитацию. Спасибо вам, дорогие, за моральную поддержку! Со словами поддержки к коллективу «КП» обратился вчера президент Чеченской Республики Алу Алханов: «Ребята, держитесь! Не вешайте носа. Если вам потребуется помощь, звоните! «Комсомолка» не раз помогала нам, и мы в трудную минуту готовы быть рядом с вами». Спасибо всем! Вы с нами, занчит, мы - с вами!

СМОТРИТЕ ФОТОРЕПОРТАЖ

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также