Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-2°
Общество17 октября 2006 22:00

«Комсомолка» нашла в тайге три бесхозные ядерные бомбы

Корреспонденты «КП» обнаружили их в Пермской области, где в 70-х годах проводился эксперимент по повороту северных рек
По периметру объекта «Тайга» стоят такие предупредительные знаки. В отсутствие людей это место облюбовали хищники. Нашим корреспондентам - слева Стешин, справа Коц - пришлось взять с собой карабин.

По периметру объекта «Тайга» стоят такие предупредительные знаки. В отсутствие людей это место облюбовали хищники. Нашим корреспондентам - слева Стешин, справа Коц - пришлось взять с собой карабин.

Проект «Тайга»

35 лет назад таежную глушь Чердынского района Пермской области сотряс мощнейший ядерный взрыв. «Гриб» от него видели жители близлежащих сел за десятки километров.

Это было одно из 715 (!) ядерных испытаний в мирных целях на территории СССР. В 70-е годы великие умы великой державы часто посещали идеи о том, как обмануть природу. Ученым разных мастей не давала покоя мысль о поворотах северных рек, чтобы наполнить тот или иной пересыхающий водоем на юге СССР. В 1971 году все было готово для воплощения в жизнь самого амбициозного проекта, получившего кодовое название «Тайга».

Задумка на бумаге выглядела вполне убедительно - река Печора соединяется с руслом Камы, впадает в Волгу и наполняет катастрофически мелевшее тогда Каспийское море. Однако какими же средствами прорыть канал между этими Печорой и Камой? Тут на помощь народному хозяйству и был призван мирный атом. Атомщики предложили разорвать водораздел двух рек ядерными взрывами. ЦК КПСС, почти не раздумывая, секретными постановлениями одобрил проект - и работа закипела.

Слайд-шоуВидео 1: Чем ближе к Ядерному озеру – тем холоднее. Протоки уже схватило льдом.Видео 2: Ядерное озеро постепенно становится живым. Вот только вода в нем – неземная, бирюзовая…

Видео 1: Чем ближе к Ядерному озеру – тем холоднее. Протоки уже схватило льдом.

Видео 2: Ядерное озеро постепенно становится живым. Вот только вода в нем – неземная, бирюзовая…

К весне 71-го все было готово для первых испытаний. В 120-метровых шахтах, соединенных друг с другом лабиринтом толстенных электрокабелей, покоились и ждали своего часа ядерные заряды. Наконец время «Ч» настало. 25 марта была нажата кнопка «Пуск». Что произошло дальше - доподлинно неизвестно, документы до сих пор не рассекречены, но эксперимент был свернут моментально. Хотя еще почти десять лет там, на таежных болотах, еще оставались военные и техника. По одним данным, во время эксперимента сработали три бомбы, по другим - только две. В результате выброса грунта на месте лесной опушки образовалась огромная воронка, которая позже заполнилась водой и превратилась в красивейшее озеро с водой неземного цвета.

Всю эту информацию мы почерпнули из Интернета, выискивая новости об испытаниях в Северной Корее. В итоге наткнулись на совсем уж невероятные сведения. Во время испытаний по проекту «Тайга» не сработал и был утерян как минимум один ядерный заряд. Косвенным подтверждением этого специалисты считают небольшой островок посреди озера. Возможно, это шахта несработавшего заряда. По другой информации, полученной от человека, работавшего на этом объекте около пяти лет, в лесу нас ждали еще как минимум три мегатонных сюрприза во вполне боевом состоянии.

«Негоже в разгул террора атомным бомбам по тайге валяться!» - схватились мы за голову и, несмотря на приближающуюся зиму, начали собираться в командировку.

Таксист с дозиметром

На «ядерное» озеро можно было заехать через Пермь, но проводник ждал нас в столице Республики Коми - Сыктывкаре. Приключения начались в аэропорту - местные грузчики с размаху приложили один из рюкзаков о взлетную полосу. Дозиметр, закутанный в свитера, не выдержал такого обращения, и жидкие кристаллы индикатора брызнули во все стороны. Впрочем, новый дозиметр нашелся уже на следующий день. После часа утомительной езды на такси в поисках прибора по магазинам и комиссионкам водила поинтересовался: что ищут его клиенты? Узнав, что экспедиция «КП» на грани провала, радостно воскликнул:

- Ха! Да у меня дозиметр на антресолях валяется, - и продолжил полушепотом: - Тут лет 30 назад в Пермской области взрыв был атомный. Вот тогда и купил себе этот аппарат - фон радиационный дома измерять. Поехали посмотрим!

800 километров направлений

От Сыктывкара до Ухты мы проскочили незаметно, единственно - машину без остановки потряхивало на выбоинах. Но все познается в сравнении. Уже через час мы поняли, что дорога Сыктывкар - Ухта - это на самом деле автобан, качество которого мы просто не оценили спросонья, потому что дальше, на Якшу, была не дорога, а направление. Сорок километров мы ехали три с половиной часа, ухая в ямы и скребя днищем по камням и буграм. Водила развлекал нас рассказами о советском житье, когда на рыбалку и за грибами в ту же Якшу, куда мы пробирались «ползком», люди летали на самолетах, как птицы. Авиабилет стоил всего три рубля, и лететь нужно было чуть больше часа вместо двенадцати на машине.

После жуткого проселка мы внезапно выскочили на сто километров отличного асфальта. Солнце засветило ярче и опять померкло, когда приличное шоссе снова превратилось в изнасилованный грейдер.

- Граница районов, - пожал плечами шофер, объясняя эту дорожную аномалию, - уже десять лет не могут разобраться, кому эти два куска асфальтировать.

Экспедиция высадилась в Якше возле пожарной части. Огнеборцы растягивали рукава для просушки.

- А-а... На взрыв едете, - ухмыльнулся один из пожарных. - Дети-то есть уже? Помню я этот взрыв, в поселке Чусовом жил тогда, в 20 километрах от эпицентра. Так бабахнуло, что все окна повылетали. А через несколько лет все начали дохнуть от рака. Народ пачками ложился в отделение этой, как ее?

- Онкологии... - подсказываем мы.

- Да нет, в радиологию всех клали. Вот я и перебрался подальше - сюда, в Якшу. Помню еще, слюда белая с неба сыпалась. Как снег...

Поселок, по мнению местных, вымирает. Народ бежит на материк или успокаивается на кладбище. Кто остался, пьет хит сезона - «коктейль олигархов»: жидкость для розжига каминов «Искра». Впрочем, непьющие да работящие живут зажиточно - у детей есть компьютер, в семье имеются моторка и минимум две машины, спутниковая тарелка, снегоход для зимы, в хлеву мычит и телится скотина. Охотник-промысловик Леша Скворцов не пил и работы не чурался. И даже согласился забросить нас на «ядерное» озеро на своей моторке:

- Бензин привезли?

Мы только развели руками.

- Его минимум 80 литров нужно, чтобы добраться и вернуться. Ищите горючку, тогда поедем. Ближайшая заправка в 40 километрах, только мне машину жалко, она и так еле дышит.

Ночная Якша по интенсивности уличного освещения напоминала Москву перед фашистской бомбежкой - ни огонька. Только вдали - там и сям - сновали местные жители, светя себе под ноги личными фонариками. Начальника местного коммунального хозяйства мы нашли практически на ощупь и ошарашили вопросом:

- Скажите, а вы читаете «Комсомольскую правду»?

Начальник от неожиданности выронил ведро и губку - он как раз намывал свой шикарный джип. Долго бурчал, мялся, но спас экспедицию от топливного кризиса, отпустив горючее по госцене.

Со спокойной душой устроившись на ночлег в общаге-малосемейке, мы спустились в кафе. Здесь изрядно поддатые вахтовики-лесорубы заунывно пели про Владимирский централ и стыдливо тискали местных школьниц. Обделенный девичьим вниманием дровосек подсел к нам и обдал недельным перегаром:

- А вы кто такие?

- На «ядерное» озеро едем, - чуть не поперхнулись мы окорочками.

- А, шахты вскрывать, - понимающе закивал вахтовик Сеня. Мы переглянулись - что за шахты? - Давно пора, а то фонят на всю округу. Пойдемте ко мне, «Льдинку» выпьем - для очистки от радионуклидов!

1000 микрорентген в час

Сославшись на усталость и недостаточную концентрацию стронция в костях, мы отказались от дегустации стеклоочистителя. Парень понимающе закивал:

- Я вам на завтра оставлю, в лодке греться будете, еще помянете меня добрым словом.

«Льдинку» мы, конечно, не взяли, но Сеню на следующий день вспоминали, спускаясь по реке Березовка до «лагеря подскока» к «ядерному» озеру. Сначала - через час после отправления, когда зарядил снежный буран. Потом еще через два часа, когда холод проник через три флисовые кофты, двое подштанников и пуховики. Затем еще через час, когда алюминиевая моторка, подобно ледоколу «Ленин», с грохотом таранила носом схвативший речку первый сантиметровый лед.

- Вот вам и «Льдинка», - смеялся Леха, кутаясь от снеговых зарядов в обрезанную армейскую шинель.

Мы в ответ барабанили зубами и уже не обращали внимания на очередной сорванный о топляк крепеж винта - шпонку, которая заменяется обычным гвоздем.

На берег у избушки-зимовья Алексея уже в сумерках вылезали, как троица из рефрижератора в «Кавказской пленнице». Сознание вернулось, когда печка была растоплена докрасна.

Утром к лодке мы подходили как к эшафоту, но полуторачасовая поездка до деревни Васюково показалась прогулкой по Неве. Видимо, сказалась акклиматизация. У деревни включаем дозиметр, он отсчитывает вполне нормальный природный фон.

- До озера-то еще пять километров по тайге идти, - объясняет наш проводник биолог Владимир Балибасов.

Полтора часа по болотам, и мы утыкаемся в проржавевший знак «Радиация. Опасно для здоровья». Поднимаем взгляд, а перед нами - здоровенное и необыкновенно красивое и спокойное озеро. Тишина - как в гробу. Вдруг ее нарушает назойливое пиканье дозиметра - 190 микрорентген в час. Это уже в 10 раз выше нормы. Обходим озеро по правой стороне. 250 мкР/ч, 320, 460...

- Сань, у меня что-то в горле першит, подойди сюда с дозиметром, - кричит с пригорка Дима Стешин. Такие же симптомы в местах повышенного уровня радиации мы чувствовали во время командировки в Чернобыль. Хотя многие и утверждают, что радиация не имеет «вкуса и запаха».

Прибор лихорадочно меняет цифры на дисплее и застывает на отметке 1002 микрорентгена в час. При норме максимум в 19 мкР/ч фон, конечно, сильно загрязнен, но для человека такая доза не смертельна. Если не находиться долго на таком «светящемся» пятне. Кстати, такого загрязненного показателя у нас не было даже на свалке радиоактивной техники в Рассохе в чернобыльской 30-километровой зоне безопасности. Неужели здесь и покоится потерянная ядерная бомба?!

Окончание в следующем номере.

Слайд-шоу Видео 1: Чем ближе к Ядерному озеру – тем холоднее. Протоки уже схватило льдом.Видео 2: Ядерное озеро постепенно становится живым. Вот только вода в нем – неземная, бирюзовая…

Слайд-шоу

Видео 1: Чем ближе к Ядерному озеру – тем холоднее. Протоки уже схватило льдом.Видео 2: Ядерное озеро постепенно становится живым. Вот только вода в нем – неземная, бирюзовая…

Видео 2: Ядерное озеро постепенно становится живым. Вот только вода в нем – неземная, бирюзовая…