Экономика30 апреля 2007 2:00

Почему бастуют русские рабочие на иностранных заводах

Питер становится опять столицей стачек
Социалисты из Ярославля приехали поддержать стачку на «Хейнекен» и привезли с собой революционное знамя.

Социалисты из Ярославля приехали поддержать стачку на «Хейнекен» и привезли с собой революционное знамя.

Колыбель трех революций, похоже, вновь обретает в России славу столицы забастовок и стачек. Не успели труженики завода «Форд», что во Всеволожске под Питером, отпраздновать победу над менеджерами-капиталистами («КП», 22 февраля 2007 г.), как «эстафетную палочку» классовой борьбы приняли пивовары «Хейнекена» и рабочие компании по розливу кока-колы. 28 апреля возле проходной «Пивоварни Хейнекен» профсоюз провел пикет.

Западные капиталисты едут в Россию за дешевой рабочей силой, а она вдруг стала качать права. Чего же хотят российские работники иностранных предприятий? Грозит ли России профсоюзная революция? И до какой жизни этот протест может довести современный пролетариат? Чтобы ответить на все эти вопросы, корреспондент «КП» и отправилась в город революционной славы.

Менеджер, делиться надо!

У питерской «Пивоварни Хейнекен» в нос ударяет плотный запах солода. Здесь варят любимое многими россиянами голландское пиво.

В пятницу, 13 апреля, профсоюз «Пивоварни Хейнекен» объявил итальянскую забастовку. Это значит, что рабочие должны делать строго только то, что прописано в инструкции. Закончилась какая-то деталь, ну и черт с ней. Сиди и жди, пока не поднесут. Как правило, производство падает на 30%. По всем правилам водители-погрузчики должны ездить по заводу не быстрее 5 км в час. А до забастовки приходилось гонять 30 - 35 км в час.

Как утверждают лидеры профсоюза пивоваров, вялотекущий бунт организовали после того, как руководство компании не удовлетворило их требования. Список запросов у бунтовщиков не блещет оригинальностью - 30% прибавки к получкам, 13-я зарплата, надбавка за вредность...

С Валерием Соколовым, одним из лидеров профсоюза, я встретилась у проходной пивоварни. Фирменная куртка «Хейнекен» и бейсболка «Зенит» - Валерий болельщик, спортсмен и просто активист. А по штатному расписанию - водитель-погрузчик.

- Все наши требования справедливы и экономически обоснованны, - с ходу заявил Соколов генеральским голосом.

С таким басом и харизмой военными парадами командовать, а не баранку крутить!

- По подсчетам наших экономистов, товары и услуги, которыми мы пользуемся, в прошлом году подорожали на 30 - 35 процентов - вот настоящая инфляция, - блеснул познаниями Валерий. - И зарплаты должны поднять на столько же. Наше руководство хвалилось цифрами: объем продукции с 2003 года вырос в 8 раз! Нам никто в 8 раз зарплату не повышал.

Требования профсоюза понятны, и под ними могли бы подписаться все работающие россияне. Ну покажите мне человека, довольного своей зарплатой?!

По стопам «Форда»

- В общем, по стопам фордовцев идете? - спрашиваю я.

- С ними дружим, они нам профсоюз помогли организовать. Их пример многому нас научил, и не только нас.

История о том, как лидер профсоюза питерского завода «Форд» Алексей Этманов съездил в Бразилию по обмену опытом, стала уже мантрой для всех российских профсоюзников новой волны в борьбе за свои трудовые и социальные права. Можно даже сказать, перефразируя старый гимн: «Этманов нам путь осветил!» Рабочие «Форда» свою борьбу с капиталистами выиграли. Теперь жажда справедливости «воздушно-капельным путем» передалась рабочим «Хейнекена». А воздух в Питере для подобных эпидемий крайне благотворный...

- Пойдем до конца, - чуть ли не в один голос заявили подошедшие к нам мужики в куртках «Хейнекен». - Терять нам нечего, если что, начнем настоящую забастовку!

Солью на открытую финансовую рану для рабочих стало заявление гендиректора завода Олега Бокова о том, что средняя зарплата на пивоварне 31 630 рублей.

- Мы со всеми переработками получаем 18 тысяч, - негодует водитель-погрузчик Игорь. - Это же какая должна быть зарплата у менеджеров, чтобы в среднем получалось больше штуки баксов!

18 тысяч по стране - зарплата не самая маленькая. Так ведь и завод преуспевающий, и работать приходится все больше!- отбиваются забастовщики.

Незаменимых нет

Когда началась забастовка, руководство пивоварни «Хейнекен» комментировало ситуацию неохотно: мол, никакой забастовки и нет вовсе, отгрузки идут по плану, а ответ на требования будет через месяц.

- С рабочими за спиной профсоюза начали вести беседы, эдакое промывание мозгов, - говорит профсоюзный лидер Соколов. - Мне на работу неожиданно принесли повестку из военкомата, хотя по идее должны домой. Просят явиться для уточнения паспортных данных. Я не удивлюсь, если мне там повесточку вручат на военные сборы. Видимо, хотят меня хотя бы на время убрать с завода? Но есть другие лидеры!

Второй профактивист Алексей Велеулов присоединился к нам после смены. На вид очень милый добряк, а в душе борец за справедливость...

- Мы боимся, что со временем условия работы станут только хуже, - объяснил он. - Нас всех могут вывести из штата завода и перевести в частные фирмы. Тогда руководство пивоварни не будет нести никакой ответственности и сможет быстро увольнять недовольных. Уже сейчас появились штрейкбрехеры, которые толком и с техникой справляться не могут.

Перед проходной, застенчиво улыбаясь, смолят дешевые сигареты пятеро узбеков.

- Ребят, а вы на пивоварне работаете давно? - спрашиваю я парня в телогрейке.

- Уже днэй десять. Ми из Узбекистана приехали. На машинах работаем. Грузим.

- А знаете, что рабочие завода забастовку объявили?

- Да слишали. Только не понятно почему? Чо им не хватает? - искренне удивляется парень по имени Рустам. - Плятят хорошо-о. 650 рублей за смену. Мы работаем по 12 часов 6 дней в неделю. Очень нас устраивает!

О Трудовом кодексе эти люди не слышали и слышать не хотят. Пашут как каторжные за вожделенные 15 600 в месяц и ноги готовы целовать начальникам - идеальные работники. И ведь не виноваты они ни в чем, просто жить всем хочется, и желательно хорошо. Вот только для одних лучшая жизнь - это 15 тысяч рублей в месяц, для других - миллионы долларов...

- А ви не из прокуратуры? - насторожились мои собеседники. - А нас не вигонят?

«Мы устроим реформы снизу!»

- Алексей, а вам зачем вся эта катавасия с забастовкой нужна? У вас двое сыновей, жена в детсаду работает, кредиты...

- Эх, вы знаете, я чувствую себя Коперником, - непонятно к чему припомнил астронома лидер профсоюза пивоварни. - Тот, кто всего боится, ничего не получает. Приходится каждый день доказывать это рабочим. У нас демократический строй в стране, а не рабовладельческий. Реформы будут, если начать их снизу. Вот и Путин говорит, что надо действовать самим. Для детей мы должны строить страну, в которой бы уважались права рабочего.

И ведь тоже не поспоришь. На многих российских предприятиях зарплата ниже, да и платят через раз, рабочие молчат в тряпочку, потому что уверены, ни на что в этой стране повлиять не могут...

Теперь у Алексея всегда с собой папка для документов - деловой человек. А в ней вся хронология общения с руководством завода.

- Вот посмотрите, мы просили руководство встретиться с нами 19 апреля, а они назначают нам на 26 апреля. Руководство в курсе, что в этот день мы будем в Москве на встрече с лидерами профсоюзов всех пивоварен России. Разве это конструктивный диалог? Как я понимаю, это попытка срыва встречи с коллегами!

Лидеры профсоюза Велеулов и Соколов работают в разные смены. Всего смен четыре. Два дня остаются без бдительного присмотра со стороны профсоюза.

- Я вчера не работал, а пришлось приехать, потому что рабочих уговаривали бросить бастовать, - рассказывает Алексей. - Сегодня нам пришло письмо от начальства, в котором нам объясняют, что мы должны находиться на заводе только в свои рабочие дни. Если мы хотим приезжать в другое время, обязаны писать записки, но все равно мы не должны бывать на территории, а можем находиться только в кабинете профсоюза. И это диалог?

Даже со стороны это больше похоже на ссору из разряда кто кого переплюнет - типа сам дурак! Профсоюз обещает прекратить забастовку в тот момент, когда руководство сядет за стол переговоров. И чем быстрее это произойдет, тем лучше для всех. Но стороны ушли в глухую оборону и выжидают. Переговоры перенесены на 4 мая. И вместо того чтобы раскуривать трубку мира, рабочие вынуждены нервно смолить папиросы, обсуждая, как переходить на настоящую забастовку. Уже не итальянскую, а русскую...

Есть ли жизнь после стачки?

За ответом я обратилась к законодателю профсоюзной моды, лидеру профсоюза завода «Форд» Алексею Этманову. По телефону он со мной разговаривал, как суперзвезда с поклонницей, надоевшей до чертиков.

- Мне некогда с вами разговаривать, - отрезал он. - Я в Москву уезжаю, на слет профсоюзов.

Дав себя поуговаривать минут пять, Этманов все-таки ответил коротко на вопросы.

- Отлично нам живется после забастовки. Да чего вы все к зарплатам привязались?! Мы не за деньги бились, а за коллективный договор и право отстаивать свои интересы. Теперь руководство вынуждено с нами считаться - профсоюз силен и крепнет с каждым днем. Коллег с «Пивоварни Хейнекен» мы поддерживаем и, если что, придем на помощь. Но вы поймите, не во всех наших проблемах виновато начальство: в том, что в моем подъезде ремонта нет, мое руководство не виновато, а тоже проблема. И мы уже начали действовать. Недавно провели акцию против аварийного состояния дорог. Проехались с ребятами на машинах по всеволожским дорогам, как полагается, с флагами и лозунгами. Все наши требования направлены к местной администрации.

Выиграв одно сражение Алексей Этманов заговорил уже как политик на выборах: вроде все правильно, но как-то из области фантастики...

«Кока-Кола» тоже готовится к бунту?

Городской штаб профсоюзов агропромышленного комплекса расположен на улице с говорящим названием Галерная. Ольга Фуголь, председатель профсоюзов «пищевички», разводит руками:

- Наш технический инспектор нашел массу нарушений на «Хейнекен»: велел снять с производства несколько погрузчиков, потому что они не соответствовали технике безопасности. Сегодня он явился на завод, чтобы вручить письменные предписания о нарушениях, но его просто не хотели пускать. После скандала инспектора все-таки приняли, но в цеха пока не пускают.

У Ольги Михайловны голова идет кругом. Помимо забастовки на «Хейнекене» «Кока-Кола» проводит пикет, а в компании «Данон» забили тревогу: сотрудников сокращать собираются, профсоюз в панике.

- С самого начала иностранцы предлагали хорошие зарплаты, соцпакеты, а удержать на уровне заманчивые условия для работы не смогли. Со временем иностранных менеджеров меняют на российских. И, как я понимаю, ставят для них задачу: объемы производства наращивайте, а зарплаты не повышайте.

- Иностранцы пришли в Россию за дешевой рабочей силой, - дополняет начальницу заместитель председателя профсоюза «пищевички» Анатолий Новосельцев. - Они вложили много денег в производство, но Россия - огромный рынок сбыта! Из Европы перебрасывают часть заводов сюда, потому что там рабочая сила в три-четыре раза дороже.

Вскоре к нам подъехал и лидер профсоюза завода «Кока-Кола» Михаил Лещев. Требования у производителей капиталистического напитка практически те же самые: зарплата, вредность производства... И хотя пока в профсоюзе «Коки» около 100 человек, Михаил настроен решительно: не пойдут на уступки, будет думать о настоящей забастовке, ведь у фордовцев получилось, получится и у нас...

МНЕНИЕ РАБОТОДАТЕЛЯ

Генеральный директор ООО «Пивоварня Хейнекен» Олег БОКОВ: Мы всегда открыты к переговорам!

- О том, что на нашем предприятии идет забастовка, мы узнали из газет. Мы всегда являлись инициаторами конструктивного диалога. Но в этом случае поведение профсоюза мне кажется совершенно неэтичным и некорректным. В самой забастовке, которая на самом деле представляет собой микроскопическую акцию нескольких человек, участвуют не более 9 человек из всего профсоюза в одну смену, так что это не мнение большинства. Это просто удовлетворение личных амбиций отдельных членов профсоюзной организации, чтобы прославиться. По объему выпущенной и отгруженной продукции ничего не изменилось - пивоварня работает в обычном режиме.

Никаких штрейкбрехеров мы не приглашали. Водителей-погрузчиков из Узбекистана у нас нет. Приезжих рабочих на пивоварне используют для ручных разгрузок машин и вагонов, но и то редко.

Если работники хотят работать по правилам, мы только «за». Водители-погрузчики получают с переработками более 24 тысяч рублей, а средняя зарплата по заводу - более 31 тысячи.

Текучесть кадров на «Пивоварне Хейнекен» около 3 процентов в год. Из этого можно сделать выводы, что людей работа устраивает. С 2002 по 2007 год мы повысили зарплату в 2,2 раза, а объем производства за это время вырос в 1,5 раза!

Я регулярно встречался с лидерами профсоюзных организаций на пивоварне, поэтому непонятно появление угроз проведения так называемой итальянской забастовки, распространяемых ими через СМИ, если с момента представления требований мы еще не встречались. Встреча с представителями профсоюзных организаций назначена на 4 мая.

Я не рассматриваю вариант ведения диалога при помощи забастовок. Серьезные вопросы должны решаться эффективно за столом переговоров, а не при помощи забастовок.

Дело не в том, пойдем мы на уступки или не пойдем. Важно понимать, что у нас есть своя кадровая политика: зарплаты на уровне рынка, ежегодный пересмотр зарплат. А это уже намного больше того, чего требуют профсоюзы.

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА

Дмитрий ШУСТЕРНЯК, генеральный директор «ФинЭкспертиза. Консалтинг»: С профсоюзами надо работать, а не бороться

- Бороться с профсоюзами все равно что бороться с ветром. Ведь профсоюз - это не что иное, как организованное стремление рабочих улучшить условия своего труда и повысить уровень жизни. Сами понимаете, что достичь совершенства в этом вопросе невозможно, желание иметь что-то лучшее у людей будет всегда.

Ничего странного, что такие движения появляются пока только на иностранных заводах в России. Там выше уровень квалификации и организованности рабочих - это первое. Второе - заводы прибыльны, и рабочие уверены, что западные хозяева могут себе позволить большие зарплаты для тружеников. Рабочие полуразвалившегося завода не будут бастовать, потому что понимают, что, если им прибавят зарплату, предприятие обанкротится совсем. И самое главное, на импортных заводах относительно небольшие штаты, но работники высококвалифицированные, и каждый выполняет свое дело. Для того чтобы обучить работника собирать эти машины или варить это пиво, работодатель потратил время и деньги. Поэтому риск, что недовольных просто уволят, гораздо ниже.

На некоторых российских предприятиях могут с легкостью разогнать несколько сотен неквалифицированных рабочих, потому что тут же найдут им замену. Поэтому высококвалифицированные рабочие знают себе цену и могут ее требовать.

Столкнувшись с забастовкой, руководство может выбрать несколько путей. Можно уволить зачинщиков. На очень короткий срок все затихнет. Но свято место пусто не бывает. И через какое-то время найдется другой, более жесткий и отчаянный лидер.

Можно пойти и на уступки. Но где гарантия, что завтра не появятся новые требования? Профсоюзное движение у нас молодое и не знает правил игры. О рентабельности предприятия работники только догадываются. Если профсоюз начнет «доить» свое предприятие по принципу «А что-то нам давненько зарплату не повышали!» - никто не выиграет: либо предприятие разорится, либо начнется сокращение.

В общем, ни кнутом, ни пряником проблему не решить. С профсоюзами нужно работать, общаться еще до появления претензий и требований. Более того, с организованным и грамотным профсоюзом легче договориться, объяснив экономическую ситуацию на предприятии.

Проблема в том, что подавляющее большинство директоров не готовы к решению проблем с профсоюзами. Они очень хорошие экономисты, финансисты, но не всегда могут грамотно управлять кадрами. Раньше это было не очень важно: надо было прежде всего привлекать инвестиции, наращивать производство. А рабочие с удовольствием шли на любые зарплаты. Сейчас ситуация меняется. И если сейчас руководители не примут профсоюзы как явление и не научатся с ними работать, пожара забастовок не избежать.

И не стоит бояться, что профсоюзы отпугнут иностранцев, желающих открыть в России филиалы своих предприятий. Ведь они могут опоздать занять свою нишу на перспективном российском рынке. Да и опыта работы с профсоюзами у иностранцев больше.

Так что проблема не в том, что в России зарождаются новые независимые профсоюзы, а в том, что к их акциям никто не готовится. Это то же самое, что говорить: холодная зима в России - это проблема. Нет, это объективная реальность, а если никто не строит теплые дома, вот это уже проблема.

ОТВЕТ НА ПИКЕТ

Официальная позиция руководства компании «Кока-Кола ЭйчБиСи Евразия», Санкт-Петербург: Зарплаты регулярно растут в мае

- Сейчас происходит всплеск активности профсоюзов на других предприятиях, и наш профсоюз не желает быть в стороне. Пикеты и забастовки, на наш взгляд, не улучшат инвестиционную привлекательность региона.

Ежегодное повышение зарплаты, которое традиционно произойдет в мае, профсоюзы пытаются использовать как свою заслугу. В последнее время участились пикеты и забастовки именно на предприятиях с иностранным капиталом. На таких предприятиях профсоюзные лидеры чувствуют себя более защищенными с точки зрения социальных гарантий, понимают, что здесь они не будут ущемлены по оплате труда и другим условиям. На иностранных заводах, где работодатель не будет использовать незаконные нецивилизованные методы взаимодействия с профсоюзами, с помощью профсоюзной деятельности подчас реализуются политические и другие личные амбиции.