Общество21 ноября 2007 1:00

Закрывшиеся в пещере считают свое убежище вторым Ноевым ковчегом

После майского конца света они выйдут наверх и будут плодить новый человеческий род

Районных милиционеров, смертельно уставших на охране пещеры с затворниками, сменили на новых, еще неопытных. Тем воспользовались журналисты. Пока одна репортерская группа отвлекала милицию, другая смогла пробраться к пещерной переговорной трубе и вызвать подземных жителей. Не теряя драгоценных минут, разговор сразу же завели о конце света, намеченном затворниками, как известно, на май грядущего 2008 года. Голос из подземелья вещал, что конец действительно неизбежен и на то указывают многие знамения. Например, в последнее время ежесуточно в четыре часа утра ковш созвездия Большой Медведицы переворачивается кверху дном, и этот факт означает, что от Большой Медведицы в сторону планеты Земля несется большая комета, которая и положит всему конец.

К сожалению, на этой безрадостной ноте милиционеры разгадали журналистский маневр и прервали переговоры.

Поскольку в пещере, как ведомо, сидят и люди ученые, есть даже микробиолог, доктор наук, то журналисты отнеслись к сказанному очень даже серьезно. В три часа ночи в маленькой и переполненной гостиничке поселка Беково зазвонили будильники. Операторы стали наводить объективы камер в звездное небо, благо погода была безоблачной. Но ни в четыре утра, ни в пять и ни даже в шесть небесный черпак - Большая Медведица, - к недоумению прессы, вверх дном так и не перевернулся.

Пациентам психбольницы позволено выражаться лишь непечатно

Эта история меня навела на мысль - посетить Пензенскую психиатрическую больницу имени К. Р. Евграфова. В стенах данного учреждения, как известно, содержится лидер подземной общины - Петр Кузнецов. С ним-то мне и хотелось потолковать. Однако не тут-то было. Право пациента Петра на свободу слова ограничено заместителем главврача господином Василием Сапетиным, вопреки всем уставам позволяющим нынешним пациентам данных больниц свободно общаться хоть с прессой, хоть с прокурором, хоть с самим президентом.

По необъяснимой особенности здешней психбольницы к Петру Кузнецову запросто подпускают телевизионщиков, и он охотно им раздает интервью, а вот газетчикам, по мнению замглавврача Сапетина, к нему подходить нельзя.

- Дело в том, - пояснил мне замглавврача, - что мы должны хранить тайну в отношении наших пациентов. Вот вы напишете, и вас спросят: откуда «Комсомолке» стало известно, что Кузнецов находится в психбольнице? И окажется, что тайну его пребывания здесь выдали сами врачи!

В этот момент я, право же, сам почувствовал себя пациентом господина Сапетина.

- Так его ж уже показали из вашей больницы по всем каналам!

- А он и сам не возражал против показа, - пояснил господин Сапетин. - Всякий наш пациент имеет право на встречу с прессой!

- Так в чем же дело?!

- А может, он не захочет с вами встречаться? - был ответ.

- Так пусть он сам мне и откажет во встрече!

- Не-е! - улыбнулся врач. - Это все не так просто!

В этот момент, как специально, пришла телегруппа одного из ведущих каналов и замглавврача без разговоров повел их... на интервью с Петром Кузнецовым!

- Но почему им можно, а мне нельзя?! - не понимал я.

- Так они - телевидение, - пояснил доктор, - а вы в газете напишете, и потом правозащитники с нами судиться будут: зачем разгласили тайну о человеке, пребывающем в психбольнице? А по телевизору пусть говорит. Вы ж понимаете разницу между печатным и непечатным словом...

Психбольных становится все больше

- Тогда я пошел писать фельетон о вашей лечебнице! - сказал я в сердцах.

- Ну и пишите, - равнодушно ответил доктор.

Пришлось расспрашивать телевизионщиков, что там было.

По их словам, Петр считает себя посредником между людьми и Богом. Постоянно крестит себя, все углы и пищу. Сейчас его цель - встретиться со Священным синодом и донести правду о грядущем конце света. Пока еще есть время спастись, но для этого Небо велит нам, грешным, обратиться к заповедям и жить строго по библейскому уставу. Почему конец света намечен на май? На то указывают священные писания и, в частности, Новый Завет, если его правильно расшифровать и сделать сложные математические выкладки. Люди, которые зарылись в пещере, - это очередной Ноев ковчег. После майского апокалипсиса в живых останутся только они и еще небольшое количество праведников в разных странах. От них пойдет новый род человеческий, но уже более нравственный, качественный. Самому Петру, скорее всего, не удастся спастись. Но он сознательно не полез в пещеру, поскольку его миссия на Земле - до последней минуты пытаться вразумить всех заблудших и падших. Поэтому он готов денно и нощно принимать журналистов, пользуясь правом на свободу слова.

За день пребывания в Пензенской психбольнице я досыта побеседовал с разными докторами, от которых узнал, что число психических заболеваний на душу населения с каждым годом растет как по Пензенской области, так и по стране в целом. В данном случае, по мнению докторов, налицо признаки бредового расстройства - очень серьезного и часто опасного заболевания.

МНЕНИЕ АВТОРА

Это не лечится

Бредовое расстройство - это когда человек теряет самокритичность, не способен принять даже самое здравое мнение оппонента (что мы наблюдаем в разных теледуэлях, теледебатах) и, уверовав в личную правоту, доводит ее до гиперидиотизма.

Бредовые расстройства очень разнообразные. Они проявляются в пику времени. В послевоенный период многие на полном серьезе считали себя родными детьми Ленина, Сталина. А когда космические корабли начали бороздить просторы Вселенной, в «психушки» повалили люди, которые получали в мозг сигналы от космонавтов. Терешкова, Савиных, Армстронг... В то же время могие страдали от инопланетян. Последние времена отмечены бредом ревности по сценариям мелодрам. Вплоть до того, что восьмидесятилетние старцы смертельно ревнуют своих сверстниц к двадцатилетним юнцам, похожим на героев из сериалов. Немыслимо обострился бред спасителей родины, точно знающих, как сделать Россию процветающим государством. С каждым годом все обостряется и бред религиозный.

Бредовое расстройство может овладеть вами в любом возрасте, но чаще проявляется до 35 - 40 лет. Эта болезнь по-своему заразная. И всякая сильная личность, охваченная бредовым расстройством, подчиняет своим идеям наиболее слабовольных, особенно слабоумных. Тем-то и объясняются массовые помутнения разума сразу у группы людей, готовых идти за своим гуру хоть в огонь, хоть под землю.

Бредовое расстройство не лечится, поскольку механизм его неизвестен. Его можно лишь временно приглушать психотропными препаратами. А посему пензенский случай представляется специалистам достаточно сложным, и работать с ним надо очень тонко и грамотно, так как есть повод всерьез волноваться за жизнь детей, заточенных фанатиками в пещеру.

КОНЦЫ СВЕТА

Люди регулярно пребывают в ожидании Судного дня

ПРОГНОЗЫ НА БУДУЩЕЕ

КСТАТИ

Человеческая натура на протяжении тысячелетий остается неизменной. На глиняной ассирийской табличке, датированной 2800 годом до н. э., археологи прочитали такую надпись:

«...У меня чувство, что мир доживает последние дни. Повсюду царит взяточничество и коррупция...»

Кто из нас сейчас бы не подписался под этими словами?

Николай ВАРСЕГОВ

СООБЩАЕМ ПОДРОБНОСТИ

Пятеро сектантов сначала рыли катакомбы под Ростовом

Но передумали там прятаться и отправились к братьям по вере в Поволжье

В Новочеркасске - райцентре в Ростовской области - теперь только и разговоров, что об их земляках, замуровавшихся в пещере под Пензой. В Поволжье уехали супруги Виталий и Вера Недогоны и трое их детей.

- Жить под землей, спасаться от конца света Виталий начал собираться еще в Новочеркасске, - говорит теперешняя хозяйка дома Недогонов Ираида Александровна. - Даже начал копать в своем полуразвалившемся сарае катакомбы. Да недостроил - получилось только что-то типа погреба. А ведь собирались делать большое подземелье, чтобы было где хранить припасы и самим жить...

- Виталий этот вообще странный был, - рассказала подруга Веры Марина Дударева, супруга старосты местной православной церкви. - Едва только обосновались у нас, он сжег свой паспорт - говорил, мол, не нужен он мне. Я еле-еле уговорила Веру и старшего их сына Сергея оформить себе новые документы. Виталик домочадцев своих избивал, дети его страшно боялись.

Поначалу Виталий ходил в церковь. Но лет семь назад перестал. Время от времени выпивал. А вот Вера посещала храм даже вопреки приказам мужа не ходить туда.

- Мы с ней подругами были, - продолжает Марина. - Семья у них неблагополучная, жили очень бедно. Я им деньгами помогала - долгов у Недогонов накопилось много: и за свет, и за воду, и за газ. Примерно за год до отъезда в Пензенскую область у Веры начали появляться странные мысли. Она приходила, рассказывала про какую-то свою знакомую Лену, которая общается со старцами, про листовки и брошюры, подаренные ей этой женщиной. Один раз даже принесла с собой какую-то бумажку, где призывалось избавиться от всех документов, содержащих цифры, - ИНН, паспорта и т. д. Потом Вера неожиданно исчезла и не появлялась почти год. А затем, примерно за месяц до отъезда в Пензенскую область, пришла - вся в черном, младшие дети тоже в черном облачении. Рассказала, что собирается прятаться «под землю от всего мирского». В начале мае семья Недогонов продала свою хату. По воспоминаниям соседей, незадолго до этого Виталий часто ходил по улице, пугая всех предсказаниями.

- Скоро наступит конец света, моя семья спасется, а вас всех ждет погибель! - вещал он...

- Старшая их дочь, Оленька, не хотела ехать, упиралась, - говорит соседка Анна Иванова. - Она-то все уже понимала... Однажды вечером к дому подъехал фургон, и он принялся таскать туда свои запасы. Вещи и мебель-то они всю оставили, зато увезли с собой с тонну крупы, огромное количество растительного масла, еще каких-то припасов.

С тех пор от них нет ни слуху ни духу. Правда, летом видели в храме старшего сына, двадцатитрехлетнего Сергея.

- Да вот к друзьям приехал повидаться, «в мир» ненадолго вернулся, - рассказывал тогда молодой человек. - Живем мы хорошо, молимся. Сестры в школу больше не ходят, потому что мама сказала, что им этого не нужно больше.

Подруга матери больше всего переживает за Юленьку, младшую дочь Недогонов:

- Девочку мне по-настоящему жаль. Ведь она болеет, у нее неврологическое расстройство, обмороки часто бывают. Ей постоянный присмотр врача нужен, и как она там выживет, я не знаю...

Александр СЕВЕРСКИЙ («КП» - Ростов-на-Дону»)