2018-02-21T18:06:04+03:00

Джульетто Кьеза: «Мы все в опасности, пока не узнаем правду об 11 сентября»

Политолог, журналист, автор десятка книг, депутат Европарламента Джульетто Кьеза приехал в Таллин, чтобы представить свою новую книгу «Zero» - о подоплеке террористической атаки в Америке 11 сентября 2001 года
Поделиться:
Комментарии: comments4
Изменить размер текста:

Уезжал Джульетто Кьеза из Эстонии потрясенным. Не потому, что в стране, где 30 процентов населения - русскоязычные, не нашел в ресторане меню на русском языке. А потому, что в том же самом магазине, где презентовалась его книга, увидел другое издание – книгу «Эстонский легион» в словах и картинках». Вместе с диском песен, которые пели эстонские солдаты, воевавшие в СС, перед тем, как стрелять в бойцов Красной Армии, и фотографиями белокурых девушек, несущих цветы парням, на пилотках которых сверкали узнаваемые молнии...

«Это ужасно! Это не может продаваться в Европе!» - говорил европейский депутат, не веря своим глазам. Вечером того же дня ему пришлось не верить и собственным ушам – когда 89-летний Герой Советского Союза Арнольд Мери рассказывал, как его судят за «геноцид» эстонского народа.

Но в момент нашего интервью Джульетто Кьеза ничего этого еще не знал. Он рассказывал о теории информационных войн. А получилось, что столкнулся с практикой.

Кризис начался восемь лет назад

- Работая собственным корреспондентом, вы прожили в Москве двадцать лет. Кем Вы себя теперь ощущаете – русским, итальянцем?

- Скажу так: я – человек мира. Я не могу считать себя русским, потому что я – итальянец, но без России вся моя судьба и все мое мировоззрение были бы совершенно иными. Я оказался в Москве в 1980 году, когда Брежнев был еще жив. А потом видел всех генеральных секретарей: Андропова, Черненко, Горбачева. Затем появился Ельцин - не генсек, но что-то похожее. И наконец Путин. Жизнь в России дала мне ощущение пространства, которое не могло появиться, живи я в Италии. Тогда Москва была крупнейшим международным центром, и сегодня масштаб России, ее мощь позволяют смотреть на мир по-другому. Если хотите, то моя книга и фильм о событиях 11 сентября уходят своими истоками именно в то время.

Работая в Москве, я начал размышлять над тем, как западная пресса описывала процессы, предшествовавшие разрушению Советского Союза. Это были сплошные фальсификации. Информационные войны существовали всегда, и в этом деле Запад намного превосходит Россию, как до этого - Советский Союз. У России нет никакой стратегии в борьбе за идеи. Имидж России был и остается очень плохим. И поэтому, когда, например, началась война в Южной Осетии, российская сторона немедленно была представлена как вражеская.

Когда разрушался Советский Союз, все западные газеты тоже описывали ситуацию исключительно в интересах Запада. Но я жил в Москве и видел происходящее своими глазами, а в газетах читал совсем другое! Я понял, что врут они, а не я. Тогда я и начал изучать, как функционирует западная система массовой информации.

- И к какому выводу пришли?

- К тому, что события 11 сентября придумали люди, прекрасно знающие, как работают СМИ. Смешно думать, что такой примитивный человек как Усама Бен Ладен и его 19 террористов могли провернуть столь блестящую телевизионную операцию. Это был самый большой спектакль, который три миллиарда человек во всем мире смотрели в прямом эфире. И уже через три месяца после случившегося Запад знал «правду» о том, кто это сделал. Весь мир занялся борьбой с терроризмом, а глобальный (по сути, американский!) финансовый кризис был отложен на восемь лет.

Мы в опасности!

- И кто же, по-Вашему, был режиссером этого спектакля? Если верить Вашей книге - люди из администрации Джорджа Буша?

- Вне всякого сомнения Бен Ладен тоже участвовал в этом деле. Но он работал не самостоятельно. В операции принимали участие несколько десятков человек, имеющих американские, саудовские и пакистанские паспорта. Это был альянс, некий суперклан.

Сомнения у меня были с самого начала. Интересно было наблюдать, как практически все средства массовой информации мира вскоре после события о нем забыли. Никакого анализа, никакой проверки. Подумайте минуту: мог ли один человек в Афганистане и 19 террористов, которые даже не умели говорить по-английски, совершить такую гигантскую операцию? Захватить 4 самолета, узнать секретный код и войти в воздушное пространство Белого дома?

Я рассуждаю как простой журналист, который обязан анализировать детали. Пойдите на улицу и задайте вопрос: сколько башен рухнуло 11 сентября? Мы этот эксперимент проводили несколько раз. Даже очень информированные люди отвечали: две. На самом деле рухнули три башни - но в официальном докладе о третьей не говорится ни слова. Она рухнула сама собой вечером того же дня, хотя не было ни одного самолета, который бы на нее упал.

Еще пример. Вокруг Пентагона установлено 68 телекамер. Они что, не работали, когда самолет якобы врезался в здание? А где эти кадры? Короче, у нас больше чем достаточно улик, чтобы сказать, что нам врали.

Наш фильм «9/11. Отсчет с нуля» показали телекомпании ОРТ и «Аль Джазира», в общей сложности его посмотрели около 80 миллионов человек, но он так и не был показан ни в Европе, ни в Америке. Почему? Потому что фильм ломает табу. Если открыть этот ящик Пандоры, получится, что Америка - совсем не то, что нам говорили. Американское общество уже тогда было в кризисе. Он начался в 2000 году, когда был избран президент США. Но не тот, которого вы знаете. В 2000 году президентом Соединенных Штатов Америки был избран Гор, а не Буш. Восемь лет Америка жила с фальшивым президентом. Но почему Ал Гор согласился признать свое поражение? Потому что в Америке готовилось что-то грандиозное.

Битва гигантов

- Вы хотите сказать, что в 2001 году такое количество человек загубили лишь для того, чтобы отсрочить кризис?

- Не только я видел эти признаки. Читайте Пола Кругмана, который в этом году получил Нобелевскую премию. Он уже тогда говорил, что рано или поздно будет крушение американской финансовой системы. «Великую депрессию» 1929 года от мировой войны отделяли десять лет. Искушение выбрать короткий путь выхода из кризиса высоко и сейчас.

Идея однополярной системы мира умерла. Появились совершенно новые действующие лица: Китай, Россия, Бразилия, Европа. Всеми этими новыми гигантами нельзя управлять из Вашингтона. Вопрос стоит так: сможет ли Барак Обама создать идею управления миром, которая учитывала бы существование этих гигантов? Если сумеет - мы сможем избежать войны. Не сумеет – вероятность войны возрастет. Сможем ли мы противостоять интересам тех групп в Америке, которые выбрали для себя короткий путь, я не знаю. Я надеюсь на Обаму и надеюсь на Европу.

Война в Грузии показала, что и Россия отступать больше не будет. Я присутствовал, когда президент Медведев сказал во время встречи с Саркози: «События августа разрушили окончательно все наши иллюзии по поводу состояния дел во всем мире». То есть в России еще были иллюзии, что можно договориться. А сейчас этих иллюзий нет.

Я очень далек от политической позиции Саркози, но в этот раз должен признать: то, что августовский кризис закончился хорошо - его заслуга. Его и президента Медведева. Российский ответ был вынужденным: с самого начала было видно, что атака была начата со стороны Грузии. Я был в Цхинвале до войны и после войны, и все видел своими глазами. Европарламент принял по этому поводу ошибочные документы, я был одним из тех, кто голосовал против, и этим горжусь.

Приказано выжить

- Вам, как члену Европарламента, известно о том, в какие условия поставлены русские в Прибалтике?

- Известно. Я несколько раз пробовал поднять в Европарламенте вопрос о соблюдении прав человека в трех балтийских республиках. Дискуссии не получилось. Этот вопрос немедленно упирается в другой: отношения Европы и США.

- А какая тут зависимость?

- Никакой. Кроме вопроса о том, было ли правильным решение о расширении НАТО на восток. В Европе дискуссии вокруг этого не было вообще! Удивительно, но расширение НАТО происходило без объяснения европейцам, для чего это нужно. Варшавский договор прекратил существование, а другой военный альянс в это время расширялся. Против кого?

Говорили, что это проблема безопасности, но ясно видно, что НАТО расширяется конкретно в направлении России. А я, например, вхождение трех прибалтийских стран в НАТО считаю огромной политической ошибкой и для Европы, и для этих стран. Им никто не угрожает. Конечно, каждый может верить в существование марсианской цивилизации. Но думать, что Россия имеет планы атаковать прибалтийские страны – вне пределов разумного.

- Может быть, причина в том, что республики Прибалтики и бывшие соцстраны Восточной Европы видят себя «пятой колонной» США?

- Вы близки к истине: эти страны больше американские, чем европейские. Если европейские интересы совпадают с американскими, тогда все нормально. Но когда проявляются разногласия, появляется опасность для Европы.

- А в чем именно интересы Европы и Америки не совпадают?

- Например, по вопросу войны в Ираке. Американцы потребовали, чтобы все шли туда вместе с ними, и Европа разделилась на две части. Сейчас администрация США ведет прямые переговоры с Варшавой и Прагой о размещении в Польше и Чехии новых ракетно-радарных систем. Но если речь идет о европейской безопасности, то нельзя дискутировать об этом только с Варшавой и Прагой! Есть только одно место, где можно об этом говорить, и оно называется Брюссель.

Если же продолжать настаивать на принятии в НАТО Украины и Грузии, это приведет к очень сложному противостоянию между Западом и Россией, а также внутри этих стран. У американцев существует иллюзия, что мировоззрение людей можно поменять в течение одного поколения. Но это невозможно! И здесь Европа намного мудрее, чем Америка. Будущие проблемы безопасности не будут носить военный характер.

Я - член чрезвычайной европейской комиссии по изменению климата, и у меня есть для вас очень неприятные новости. Если температура нашей планеты станет в течение 10-20 лет увеличиваться по градусу, будут такие трагедии, которые даже трудно представить!

Сейчас одновременно проявляются разные кризисы: финансовый, климатический, энергетический, демографический, продовольственный и кризис воды. Главный вопрос, который стоит перед человечеством - выживание. Угроза нашей безопасности исходит не от того, какое оружие у противника. Если уровень моря поднимется на полметра и половина Бангладеш уйдет под воду, куда поедут эти 450 миллионов человек, которые там живут? Как вы думаете? У меня маленький сын – я должен думать о том, что он будет есть, когда станет взрослым, что будет пить и чем будет дышать. Это вопрос моральный, а не политический.

Диктатура большинства

- Что Вы можете сказать о нынешней России? Оправдались опасения и надежды, которые Вы в конце 90-х высказывали в книге «Прощай, Россия»?

- События, которые происходили тогда, давали мне повод сказать, что Россия разрушается окончательно. Конец России как государства стоял на повестке дня. И поскольку я считаю, что Россия нам нужна - без Чехова ведь ничего не поделаешь! - я рассуждал как европейский человек.

Что я думаю сейчас о Путине и о Медведеве? Одну вещь они сделали хорошо для всех – для европейцев, для русских, для мира: они прекратили разрушение России, воссоздали вертикаль власти. Они сделали это жестким образом. Нарушали права человека. Вели войну в Чечне. Но сделали. Сейчас появление России как самостоятельного игрока на мировой арене – это повод для надежды на спасение. Потому что надо было уровнять всемогущество американской империи, которая больна, и потому опасна.

- В те годы никто и представить себе не мог, какие ушаты грязи выльет на Россию западная пресса спустя двадцать лет…

- Поскольку Запад считал, что коммунизм надо разрушить немедленно, вся пресса работала в этом направлении. Было разделение на так называемых реформаторов и консерваторов. Те, кто не имели американских взглядов, считались консерваторами. Поэтому все информационное покрытие, которое шло из СССР, было однобоким.

Картина, которая рисовалась на Западе, культивировалось и определенными группами интеллектуалов-демократов внутри Советского Союза, которые воспринимали западный мир, как рай без противоречий. Совершались громадные ошибки типа полной приватизации страны. Вы знаете, как американцы организовали в России приватизацию? Указы были написаны в Гарварде и посланы по факсу на русском языке правительству Гайдара!

Или безоговорочная поддержка процессов независимости. Я помню, что господин Буш-папа, очень неглупый человек, прилетал на Украину в начале 1991-го и говорил, выступая в парламенте: не настаивайте на независимости, это для вас закончится трагически. До начала 90-х годов были такие разумные люди на Западе, которые понимали, что если Советский Союз развалится, будет очень большой дисбаланс во всем мире. Потом они поменяли точку зрения на совершенно противоположную.

На Западе всему аплодировали - даже когда Ельцин бомбил парламент в 1993 году, хотя было очевидно, что это не демократический акт. Я тогда был в одиночестве, потому что говорил, что происходит нарушение всех прав, что мы аплодируем новому диктатору. Между прочим, именно господин Ельцин создал Конституцию. Смешно слушать, когда сейчас критикуют Путина. Законы, которые использовал Путин - те же самые, что под аплодисменты Запада сделал Ельцин.

- То есть Вы соглашаетесь со словами Путина о том, что разрушение СССР было величайшей катастрофой 20 века?

- Я никогда не думал, что надо было всеми силами сохранить СССР, каким он был. Это было невозможно уже. Неправда, что весь социалистический строй был ошибочным. Не весь. Были элементы кризиса. Но одно дело - что-то менять, и другое - менять по-западному.

А сейчас в глубинке России многие чувствуют ностальгию, потому что переход к другому строю был насильственным. В чем был прав Горбачев? В том, что должен был быть длинный переходный период. Это произвело бы неизбежные потери определенной части страны - например, Прибалтики, но могло сохранить остальные 90 процентов, и вся история после 1989 года была бы иной. А получилось, что все эти 15 лет были годами подпольного руководства Америки. Американцы вели себя, как хозяева мира. Все, что сейчас происходит – последствия того комплекса победы, который они испытывали после разрушения СССР. Был бы мир более сбалансированным, я думаю, не было бы и событий 11 сентября, и афганской и иракской войны, и всеобщего мирового кризиса.

В западном мире наблюдается глубокий кризис либерально-демократической системы, практически везде - в Америке, Италии, во Франции, потому что превалирует идея диктатуры большинства. Меньшинство можно игнорировать, когда оно маленькое. Но когда оно большое - это производит очень серьезные разрушения основ демократии.

Вот, в трех прибалтийских странах ситуация такова, что сейчас мы поддерживаем и аплодируем диктатуре большинства и игнорируем огромное меньшинство. Почему? Потому что оно русское. Нам рассказывали в течение стольких лет, что надо разрушить коммунизм, что это большая опасность. Сейчас коммунизма нет, но продолжается то же самое уже против русских. Значит, это не было борьбой против коммунизма, это была борьба против России. А на это я не могу согласиться, потому что это уже расизм в скрытой форме. Я могу понять идеологическую борьбу между двумя системами. Но борьбу против одного народа воспринять не могу. Это противоречит моей западноевропейской культуре. Я, сколько могу, работаю, чтобы превалировали другие ценности, европейские - единственные гуманные ценности, которые можно считать универсальными.

Смотрите также фотогалерею о визите в Джульетто Кьеза в Эстонию.

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Международный медиа-клуб «Импрессум»»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также