Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-2°
Звезды3 марта 2009 22:00

Культурная жизнь есть и за МКАД

Даниил Гранин попросил президента помочь двум подвижникам из провинции. «Комсомолка» попробовала выяснить, что это за люди и в чем их подвиг

Принято считать, что за МКАД культурной жизни нет. А если культурные люди и заводятся в провинции, им там сразу становится тесно и душно, как в «Грозе» Островского. И приходится творческой интеллигенции либо спиваться, либо переезжать в столицу из своего захолустья. На самом деле это не так.

Культурная жизнь в провинции есть, правда, она не бьет ключом, как московская, а ровно и размеренно дышит. Иногда две почти параллельные культуры пересекаются самым причудливым образом.

Ровно месяц назад Даниил Гранин был приглашен в Константиновский дворец в Стрельне - указом президента писателя представили к ордену Святого апостола Андрея Первозванного. После награждения было чаепитие, и живой классик вдруг выложил на стол перед президентом два журнала - «Введенская сторона» и «История Петербурга». По словам писателя, вот уже десять лет эти журналы издают настоящие подвижники - учитель рисования из Старой Руссы и полковник запаса из северной столицы. Журналы расходятся по всей стране, и тиражи у них завидные даже для столичного глянца. Живут эти издания взносами доброхотов-читателей и на личные деньги главных редакторов. Издатель «Истории» Сергей Полторак даже продал свою машину, лишь бы журнал продолжал выходить. Дмитрий Медведев пообещал помочь издателям-подвижникам, а корреспондент «КП» выехал за Московскую кольцевую.

БЛАГОСЛОВЕНИЕ СОЛЖЕНИЦЫНА

После Москвы кажется, что в Старой Руссе нет окраин. Крохотный городок на Новгородчине весь состоит из сплошного «центра» с пасторальными церквушками и игрушечными домиками. Действительно, сразу же за этим благолепием начинаются дремучие леса и самое большое на континенте болото - Полистовское.

Я сижу в уютной школе-мастерской Николая Локотькова, листаю единственный в России детский журнал об искусстве. На его развороте - финал конкурса «Стипендия». Победители - ребята из городков, названия которых мало кто слышал: Называевск, Вольск, Новокузнецк, Ирбит, Полоцк. Стипендия крохотная, но вряд ли из-за денег в журнал шлют работы. Художник не может творить без зрителей и критиков, художник вянет и замыкается сам на себя. Еще один конкурс - дети учатся рисовать. Разбор ошибок, награждение отличившихся. Поэтическая страница - представлена вся Россия: от Архангельска до Астрахани. Статья француженки-искусствоведа: «Как говорить с детьми об искусстве?». Действительно, а как? Доберусь до дома, попробую с журналом в руках пообщаться с дочкой...

Почти триста цветных иллюстраций в каждом номере. Глаза не верят, что этот венец полиграфического искусства изваяли так далеко от столичного глянцевого мира. Николай видит мою реакцию. Похоже, я далеко не первый, кого он удивил:

- За этим внешне благополучным журналом спрятаны труд одиночки и пустая касса. Нас даже налоговая ругает, что мы присылаем им отчеты с отрицательным балансом. Зато у нас самая продвинутая редакция - у нас нет офиса, и в журнал пишут люди, живущие и в Европе, и во всех уголках России.

Журнальная эпопея Локотькова - лишнее подтверждение того, что Бог приглядывает за бескорыстными людьми, затеявшими доброе дело:

- Сейчас мы, как обычно, на краю финансовой пропасти. Но я продолжаю собирать материал для нового номера. Скоро придет помощь, не знаю откуда, но придет. Так было все десять лет, и поступок Даниила Гранина - лишнее подтверждение, хотя я ни о чем его никогда не просил.

Первый номер рукописного журнала появился во время занятий с детьми, и назывался он тогда «Жизнь собаки». Рукописное издание выдержало 12 номеров и неожиданно превратилось в детский журнал с годовым тиражом двенадцать тысяч экземпляров! До сих пор по старой традиции у глянцевой «Введенской стороны» (так называется один из районов Старой Руссы. - Прим. корр.) все рубрики оформлены рукописным шрифтом. Во взрослом варианте первый номер журнала вышел ровно 10 лет назад. Он мог стать последним, если бы не Солженицын...

- Одна моя знакомая, ничего мне не сказав, передала первый номер Александру Исаевичу, - рассказывает Николай Локотьков, - и Солженицын благословил нас. Написал для нашей «Введенской стороны» рассказ «Колокол Углича». Бросить после этого журнал было уже невозможно... Добрые люди тогда говорили мне: «Во что ты ввязался, без 50 - 100 тысяч долларов такой проект затевать невозможно!» А мы вот издаем журнал тихонько уже десять лет. И я думаю, что, если бы в журнал были вложены огромные деньги, они бы его просто убили.

- Почему?

- Сейчас все стандартное, а мой журнал совершенно разнородный. Финские авторы, например, сами верстают свои полосы. В журнале есть все - от поэзии до живописи, от художественных технологий до конкурсов. Человека, привыкшего к стандартизированному глянцу, эта разнородность согревает.

СОТВОРИ СЕБЕ СТОЛИЦУ

Мы говорили с Николаем Локотьковым несколько часов. Художник рассказывал, что страшно не любит просить деньги на журнал, все никак не может привыкнуть. Но удивительно то, что никто ему никогда не отказывал.

Мы по традиции заговорили о том, что столица нашей Родины неприлично эгоцентрична и высасывает всех талантливых и активных людей из глубинки. Но тут художник-редактор не согласился со мной:

- Этот журнал и меня изменил, и мою жизнь в корне перевернул. Я живу в глубинке, по сути, в деревне, а журнал вывел меня на совсем другой уровень жизни, общения и самоощущения. Это хороший пример для молодежи - необязательно ехать в столицу, чтобы что-то сделать. И это не теория, а факт. Вы его в руках держите...

В Москву по странному совпадению я возвращался с молодой семьей художников-иконописцев. Ребята со своими детьми ездили на этюды - рисовали новгородские церквушки. Ради эксперимента показал детишкам, конечно, тоже начинающим художникам, пачку журналов - выпросил у Николая Локотькова для своей дочки. Через час с легким сердцем расстался с двумя номерами «Введенской стороны». Похоже, у «столичного» журнала из Старой Руссы в этот день прибавилось читателей.

ДОСЛОВНО

Сергей Полторак, полковник запаса, профессор, историк-подвижник: «Мои журналы - ответ Аляске!»

Сергей Николаевич издает сразу два журнала: серьезный, малотиражный, рассчитанный на профессионалов с учеными степенями - «Клио» и более облегченный, научно-популярный - «История Петербурга». По его словам, все началось с банальной зависти:

- Я как-то читал диссертацию своего коллеги и узнал, что он опубликовался в журнале «Аляска Хистори». Черт возьми! На Аляске есть свой журнал, а в Питере с его традициями - нет! Меня это так заело, что я в считанные дни зарегистрировал журнал и начал его издавать. Сначала он выходил четыре раза в год, сейчас - шесть раз. Тираж - 3000 экземпляров. Ведущие исторические журналы выходят в Москве, к провинции в них отношение... так себе. А Питер в отличие от столицы к провинции всегда тяготел. Я и стараюсь делать так, чтобы в первую очередь публиковались материалы из глубинки.

- Как ваш журнал попал в руки к президенту?

- Мы с Даниилом Александровичем были знакомы много лет. Он как-то тепло отзывался о том, что я делаю. Хорошо помню, как 26 января он мне позвонил и говорит: «Я сегодня встречаюсь с начальством. Не могли бы вы мне завезти последние номера журналов?» Я еще подумал: какое у Гранина может быть начальство? А вечером мой телефон просто разорвался!

- Говорят, вы машину продали, чтобы издавать журнал?

- Это было, но было давно. Но что машина, у меня практически семья рухнула! Ни одна женщина не выдержит сумасшедшего мужа-историка.

- Если пофантазировать: что бы вы от властей хотели, какой помощи?

- Чтобы не мешали. У меня есть все, делаю я все сам, только денег не хватает, чтобы развить журнал. Иногда бывают такие чудесные иллюстрации, а цвет я позволить себе не могу - дорого очень. А вообще я счастливый человек - у меня в редакционном портфеле материалов на три года вперед!

Посмотреть журнал «Введенская сторона» можно на сайте http://www.art-storona.ru/