2015-02-04T06:52:09+03:00

Пишу картины и пою! Талант за евро продаю!

Наш многогранный корреспондент Александр Мешков, прослышав о баснословных доходах художников-модернистов, решил тоже подзаработать пару миллионов на этом поприще и стал художником-абстракционистом [видео]
Поделиться:
Комментарии: comments71
Изменить размер текста:

ГЕНЕЗИС ТВОРЦА

Мое неуемное увлечение живописью началось с того, что я случайно попал в картинную галерею «Гараж» на выставку картин американского художника (выходца, кстати, из России) Марка Ротко. Глядя на работы этого живописца, я вдруг отчетливо осознал, что мы с Марком по своей художественной манере очень близки. Те же цвета, та же упрощенная до максимального уровня манера, то же растворение цвета в цвете... В прошлом году я теми же красками писал двери своего гаража (заметьте, выставка проходила в галерее «Гараж»!) и так же, как Ротко, только на подсознательном уровне, отказался в своей работе от линии в пользу цвета.

ЦЕНА ИСКУССТВА

Мне вдруг до боли в паху захотелось вынести что-то полезное с этой выставки.

- Могу ли приобрести картину «Оранжевый, красный и желтый»? - спросил я руководителя информационного центра «Гараж» Светлану Калашникову.

- Они все из частной коллекции! - огорошила она меня.

Увы, друзья, заметьте, не в моей! Цена некоторых картин Марка Ротко доходит до 70 миллионов долларов. У меня с собой столько не было. Я никогда не беру такие деньги с собой. Время сейчас опасное. Но успокаивало то, что я имел хотя бы двери собственного гаража, деньги на краску и холст. Я сам могу себе рисовать и оранжевый, и красный, и, возможно, даже зеленый! Через неделю галеристы будут бегать за мной стадами! А через сто лет мои полотна вообще будут похищать из музеев.

МОИ КАРТИНЫ ВПЕРВЫЕ УВИДЕЛИ СВЕТ В ГАРАЖЕ!

Вы будете смеяться, но своей мастерской у меня пока нет, поэтому творить я решил возле кооперативного гаража, благо метеоусловия позволяют. Я писал картины два световых дня, с перерывами на обед, сон и отправление разнообразных мешающих творчеству нужд. Писать абстрактные картины оказалось делом нелегким, но увлекательным. Главное - правильно подобрать краски и затем равномерным точным мазком располагать их на холсте. Окунаешь кисть в растворитель, потом - в краску, и вперед - на холст! Вверх-вниз, вверх-вниз!

Пораженные моей творческой манерой, владельцы гаражей останавливались, всматривались в мое панно, плевались, отходили от картин на пару шагов, матерились, давали дельные советы.

- Слишком мрачно! Не хватает яркого пятна! - увидев эскиз, сказал сосед по гаражу, страховой агент Максим. - Я бы такую у себя не повесил!

Следуя коммерческой сверхзадаче создать что-то подобное по цене Марку Ротко, я выпустил из виду, что тот жил в постоянном депресняке, оттого красил мир темными красками. И было отчего. Его постоянно «кидал на бабки» владелец галереи герцог Мальборо, предал лучший друг Бертран Рейс, от солнечных лучей пришло в негодность великое панно, созданное для ресторана «Four Season». Может, из-за всего этого, глядя на картины Ротко, зрители подчас и рыдают в голос, как утверждают критики. Вот какова сила его искусства. Я, правда, сам над его картинами не рыдал и, как другие рыдают, не видел. Врать не буду! Да и над своими картинами я не рыдал! Вообще я над картинами не рыдаю. Я много еще над чем не рыдаю. Такой толстокожий - ужас! А что мне рыдать: друг меня еще не предал (а его у меня и нет! Ха-ха!), и ни одна картина еще не пострадала! Так чего же я рисую черным! Пусть лучше над моими картинами люди ликуют как дети - решил я, разводя красную краску.

ЭЛЕКТРОСВАРЩИКИ ДАЮТ ДОБРО!

- Добре! Любо! - одобрил другой сосед по гаражу, газоэлектросварщик Сашка, когда на темно-фиолетовом, красном и черном заиграла огнями желтая, оптимистичная, словно дуга сварочного аппарата, полоса.

- На Ротко не похоже! - заключил мой приятель, несносный эстет, энциклопедист и сибарит Леонид. - У Ротко плавные переходы, а у тебя резкие.

- У него это случайно выходило, потому что он кисти в растворителе не мыл! - терпеливо объяснял я этому далекому от созидания «критику».

«НА АРБАТЕ АБСТРАКЦИОНИЗМ НЕ В ЦЕНЕ»

...На Арбате тусуется много художников. А настоящий ценитель искусства всегда отирается где-то рядом с художником. Я взял свои картины и пошел, как это принято в нашей художественной среде, продавать. Картины мои еще даже не успели толком высохнуть и по дороге размазались, что прибавило им, и без того загадочным, полную эзотерическую непостижимость.

- Стоять! А гитара зачем? Ты же картину идешь продавать! - подозрительно спросила ничего не смыслящая в торговле абстрактными картинами моя экономка, заградительным крейсером встав на пути.

- Публику завлекать! - пояснил я. - Художников-то, поди, много. А поющих всего два: я да Шнур! (Сергей Шнуров выставил свои картины в галерее еще раньше, чем я. Они стоят по 30 тысяч евро, а я оценил свои картины более скромно: по две тысячи евро за штуку!)

- Можно тут с вами за компанию выставить свои работы? - спросил я двух молодых парней, судя по мольбертам с портретами звезд - художников-портретистов.

- Становитесь, конечно! Веселее будет! - ответил Вадим, художник традиционной школы, мельком изучив мои творения. - Только вы тут свои картины вряд ли продадите.

- Это еще почему? - изумился я такой категоричности.

- Понимаете, Саша, ваша декадентская манера рассчитана на человека особого склада ума, склонного к отстраненному, амбивалентному восприятию мира. А тут люди просто гуляют. Здесь более уместны простые картины, скрупулезно точно воспроизводящие действительность: портреты, пейзажи. И не такие дорогие, как у вас. (Портреты Вадима стоили тысячу рублей, хотя он профессиональный художник с художественным образованием.)

Краска гордости бросилась мне в лицо. Я даже слегка приосанился и стал краше, чем минуту назад. Что делает с нами простое доброе слово! Тем не менее я добросовестно в течение двух часов пытался завлечь зрителя традиционным пением блатных и цыганских песен под гитару, скупыми средствами музыки внушить прохожим интерес к моим картинам. Мне бросали какую-то мелочь, но картины так и не купили. Не дорос еще зритель.

- А где я могу их продать? - уныло спросил я Вадима, сгребая жалкую мелочь в карман.

- Думаю, возле ЦДХ. Туда едут настоящие ценители, коллекционеры - специально картины купить!

НЕ ПРИШЕЛСЯ К ХУДОЖЕСТВЕННОМУ ДВОРУ

Возле ЦДХ расположился целый городок под навесом, где художники всех направлений выставляют на продажу свои картины. Я обошел весь этот городок, но такого абстрактного направления, как у меня, Ротко, Малевича или Кандинского, не встретил. Цены на картины тем не менее там колеблются от 5 до 50 тысяч рублей.

- Ну что, друзья мои! - весело обратился я, абстрактный жизнефил, к своим коллегам, работникам кисти и холста, наблюдавшим, как я разгружаю свои непонятые обывателем картины и гитару. - Поторгуем! Попоем! Тряхнем стариной!

- Ты это... Тряси где-нибудь в другом месте своей стариной, - сказал мне хмуро один из них. - А здесь не тряси. Не надо.

- Но почему?

- Тут платно.

- Сколько?

- Девятьсот рублей. В месяц.

- Так это ерунда! Мелочь! - рассмеялся весело я, памятуя о том, сколько я получу за свои картины. - Кому платить?

- Не надо тут вам... Идите куда-нибудь в другое место, - сказал другой художник, похожий на борца сумо, дисквалифицированного за пьянку. Возможно, художники просто банально опасались, что на фоне моих ярких, радикальных картин, создающих эффект глубокой созерцательности, их творения могут показаться пустым китчем. Но ведь и Ротко, как и я, до сих пор не всеми понят. Это нас и роднит. Зато он был и остается самым покупаемым и самым дорогим! Я же - самый непродаваемый в мире. Это нас отличает. Пока что...

ГОНЕНИЯ ХУДОЖНИКОВ В РОССИИ В НАЧАЛЕ XXI ВЕКА (МАЙ, КРЫМСКИЙ ВАЛ)

Считается, что мы, художники, бескорыстны, нам-де достаточно признания. Беспочвенное утверждение! Я лично упорно не терял надежды на коммерческий успех своих картин. Черт с ней, с виллой, с «Порше Кайеном», сейчас мне уже просто хотелось хотя бы окупить расходы на краску, продать картины по себестоимости, без НДС. Я по-хозяйски расставил свои шедевры и, усевшись на ступеньках ЦДХ, стал петь жалобные, протяжные песни, взывая к милосердию проходящих мимо меня потенциальных покупателей двух моих картин позднего гаражного периода. Но через десять минут вышел охранник и прогнал меня, как бездомного пса.

- Давай, давай! Иди отсюда! Певец! - только и сказал он с той долей императивной интонации, от которой понимаешь, что идти надо очень быстро. Да! Пожалуй, никто из художников-абстракционистов не подвергался таким гонениям, как я. Меня гнали и охранники, и художники. Все, кто имел хоть маленькую возможность прогнать меня, пользовались редким случаем. Я чувствовал себя самым гонимым художником в мире. По крайней мере - в тот день.

ПОСЛЕДНИЙ БОЙ

Когда-то, босоногим мальчишкой, бывал я на Красной площади и видел там толпы бродячих и доверчивых иностранцев. Они скупали все, что плохо лежит. Возможно, они и сейчас туда ходят. Вот кто может оценить непонятого русского художника-абстракциониста! Цены на мои картины стремительно падали, как курс евро. Теперь уже рядом с ними стояла скромная табличка «3 тысячи рублей». Наши люди пока не готовы вот так просто на улице доставать из кармана 2 тысячи евро. Настойчиво и громко, словно торговец шаурмой, взывал я к эстетическим чувствам прохожих. Самым весомым аргументом было то, что через тридцать лет эти картины будут стоить сотни миллионов долларов! Но люди не доросли еще до такого высокого эстетического уровня восприятия прекрасного. Они легкомысленно проходили мимо своего счастья, бросая мятые деньги в чехол гитары только из сострадания к моему почтенному возрасту. Ведь я еще и пел! В принципе в Москве и возрастом можно неплохо зарабатывать, но мне упорно хотелось сколотить состояние именно художественным талантом.

Вы не поверите, но я не продал свои картины. Ни одной. Зато я понял, что народ в основной массе не готов пока воспринимать нас, абстракционистов! У меня в гараже остались еще краски, холстов прикуплю. Зачем мне галерея «Гараж» Даши Жуковой? Я сам буду выставляться у себя в персональном гараже!

И сам - любоваться своими картинами. Один! А когда, уставший от непонимания, я уйду в другие миры, вам, музеи, все равно придется переплачивать! Скупой платит дважды!

СПРАВКА «КП»

Маркус Яковлевич РОТКОВИЧ (Марк Ротко) родился в городе Двинске. А ушел в другой мир в 1970 году, перерезав вены на Манхэттене. Картина «Белый центр» (если этот термин вообще применим к работам Ротко) стоит 72,8 миллиона долларов!

КСТАТИ

Три самые дорогие картины на земле

1. Густав Климт. «Портрет Адели Блох-Бауэр». 135 млн. долларов. Ее купил американский предприниматель Соломон Лаудер.

2. Пабло Пикассо. «Мальчик с трубкой». 104,1 млн. долларов.

3. Пабло Пикассо. «Дора Маар с кошкой». 95,2 млн. долларов.

Кисть, мольберт и пять холстов - мастер-класс дает Мешков.Наш многогранный корреспондент Александр Мешков, прослышав о баснословных доходах художников-модернистов, решил тоже подзаработать пару миллионов на этом поприще и стал художником-абстракционистом. Автор принимает ваши пожелания, вопросы и замечания по адресу: meshkov@kp.ruАлександр МЕШКОВ, Марина ВОЛОСЕВИЧ, Серж ОТРЕПЬЕВ

 
Читайте также