2018-02-21T21:43:52+03:00

Страсти вокруг гуманитарной помощи: погорельцы обвиняют друг друга в наживе

РПЦ и московский ОМОН выехали на помощь горящей Рязани [видео]
Поделиться:
Комментарии: comments36
Изменить размер текста:

Просто сводки с настоящего фронта. Длинная процессия из грузовиков движется в горящую Рязанскую область вдоль палёных рыжих полей и закопченных голых деревьев. Многотонную гуманитарную помощь от РПЦ и московского ОМОНа ждут сотни погорельцев местных сел и деревень, о которых теперь напоминают только оставшиеся пепелища.

Готовь сани с лета

С момента призыва Патриарха Кирилла помочь жертвам стихии минуло 11 дней – за это время на счет синодального отдела по церковной благотворительности накапало уже более 12 млн. рублей. А в зону бедствия были отправлены 140 машин с гуманитарным грузом. Развозили ее преимущественно сами добровольцы, отправляясь в опасный путь на собственных автомобилях. В четверг им в помощь двинулись уже «Уралы» и КамАЗы, снаряженные РПЦ и московской милицией. «Начинку» я тщательно изучила еще накануне: двор и подвалы благотворительного отдела РПЦ завалены ящиками с крупами, лекарствами, питьевой водой, игрушками, одеждой. Что касается последней, то ее нанесли столько, что повсюду теперь висят таблички «Одежду и обувь не берем». Среди этого добра возвышается инвалидная коляска.

Автоколонна с гуманитарной помощью от РПЦ прибыла в Рязанскую область

00:00
00:00

- Это наши добровольцы ездят на разведку, пытают жителей, что им надо, и специально закупают, - поясняет сотрудник патриархии.

- Санки и коньки тоже из заказа погорельцев? – изумляюсь я.

- Это впрок, ведь люди потеряли все.

Теперь главное, чтобы все это действительно дошло до нуждающихся. Ведь не красть деньги у погорельцев, зная наш народ, теперь призывает лично Патриарх Кирилл. И неспроста: тревогу в блогах бьют и сами добровольцы, зачастую шокированные работой на местах, когда на десятки человек приходится всего один ранцевый огнетушитель, и сомнительным распределением самой гуманитарки.

Природа восстановится лет через 40

На месте поселка Ласковский теперь разбит лагерь МЧС, ставший вторым домом для тысячи спасателей, солдат и волонтеров. В разбитых палатках есть и столовка, и комната отдыха, и даже свой пресс-центр. Но тишина здесь мертвая – все в лесах, борются с огнем. Если ветер переменится, то здесь вспыхивают даже головешки, горевшие 9 дней назад.

Среди встречающих гуманитарку робко жмутся единственная местная жительница и пара тощих грязных коз.

- Я учительствовала в Московской области, а с 2001 года вышла на пенсию и живу здесь. Мы строили дом для сына, осталось только крышу доделать, но огонь уничтожил все за 20 минут, - рассказывает Клавдия Николаевна. – В чем тогда выскочила, в том и хожу.

- Так говорят же, что одежда вам точно не нужна.

- А я здесь не прописана. И мне пришлось искать 5 свидетелей, чтобы те подтвердили, что я действительно здесь живу. Только тогда и разрешили что-то брать. А так помощь получал только муж. Хотя я пришла сюда лишь сегодня, как-то неловко, учительский этикет не позволяет. При пожаре муж смог вытащить телевизор и холодильник. Я кинула ему свое меховое пальто, но он решил спасти армейские вещи сына. Плачу вот, что фотографии все пропали. Вообще городскому человеку очень страшно и больно на все это смотреть, а уж нам и подавно. Я выросла в лесах и точно могу сказать, что природа здесь восстановится только лет через 40.

Московская милиция разгружает гуманитарную помощь для погорельцев, собранную со всей страны.

Московская милиция разгружает гуманитарную помощь для погорельцев, собранную со всей страны.

А вот с жильем, по ее словам, ситуация обстоит намного легче. 28 семей уже получили квартиры в 4-этажных новостройках в соседнем населенном пункте Поляна. Остальные решили дождаться строительства новых домов на своих участках.

Дома палят, чтобы получить новые

Деревушка Требухино превратилась в пепелище за 15 минут. Из-под ноги вдруг выскакивает картофелина.

- Не вздумай брать, а то в мародерстве обвинят, - говорят коллеги.

А с мародерами здесь воюют жестко: участки караулят и милиционеры, и сами жители. Хотя тащить здесь просто нечего. После бульдозера деревня похожа на футбольное поле с закопченными остовами автомобилей и металлическими трубами. Единственный пруд здесь выкачали для борьбы с пожарами.

- Земля тут дорогая, считай местная Рублевка. Но дома, конечно, были разные, даже дореволюционные, - рассказывают мне милиционеры. – И кто-то уже хитрит, не дает пилить опилы, дескать, мне мой дом не нравится, пускай сгорит, построят получше.

Раздражают стражей порядка и многие волонтеры:

- Приезжают девчонки в шортах за адреналином и мужики непутевые лезут в огонь без всякой амуниции, спасай их потом.

«Нас опускают ниже плинтуса»

Разгрузка гуманитарной помощи в последнем на нашем пути социальном центре занимает несколько часов. Двухкомнатное здание ломится от коробок с продуктами, одеждой, средствами личной гигиены. Омоновцы всё продолжают выгружать грузы из Москвы. Длинными рядами стоят мешки с мукой, их двое суток везли из далекой Калмыкии. А распределяют помощь среди погорельцев местные учителя. Люди специально прервали отпуска, спят по паре часов в сутки и выглядят просто измочаленными. Среди потоков благодарности все же слышу жалобу, что не хватает бытовой техники. Да и некоторые, по их словам, всё норовят прийти по многу раз и набрать, что говорится, впрок. Особенно усердствуют пенсионеры. Поэтому сейчас здесь ведут строгий учет и выдают пайки учителя самостоятельно. Обязательные пункты консервы, крупы, заварка, сахар, а вот сваленную в огромные кучи одежду жители могут брать сами сколько угодно.

- Бывает, что кто-то стесняется рыться в ящиках. Таким мы помогаем подбирать, - рассказывает один из педагогов. Но, как выяснилось, гуманитарная помощь, с любовью собранная со всей страны, может всерьез рассорить погорельцев. Люди, оставшиеся в одночасье в одних трусах и без документов, сейчас воспринимают все крайне болезненно и в разговорах меж собой обвиняют учителей в наживе на трагедии.

- К зиме скоро готовиться пора, а у нас даже печки нет, все микроволновки и другую технику учителя позабирали, а мы только носимся, как ищейки, слыша, что где-то что-то привезли, - негодуют местные. – Теперь донашиваем чьи-то обноски. В общем, просто бомжи!

Заметив внимание прессы, они злобно бросают, что здесь царствует свобода слова, но, тем не менее, тут же разбредаются кто куда. А уже через какой-то час те же самые лица провожают московскую делегацию аплодисментами и слезами благодарности. И ведь искренними!

Таков, видно, наш народ. Если обвиняет, то жестоко, ну а если благодарит, то со слезами на глазах. Но помощь-то ему здесь все равно отчаянно нужна. И все, кто неравнодушен к общей беде, могут продолжить миссию, заглянув хотя бы на сайт miloserdie.ru. Кстати, деньги наличными здесь специально не берут – во избежание всех нечистоплотных историй перевести средства в помощь погорельцам можно только на специальные счета или через sms-сообщение. Те же, кто собирает с вас наличные, знайте, это просто мошенники.

Хотя есть здесь чудеса солидарности: так, кто-то из погорельцев в давке возле грузовиков с гуманитарной помощью на днях потерял золотую цепочку с крестиком. А одна женщина, копаясь в ящиках с одеждой, потеряла сумочку, в которой лежали только что снятые в банке 400 тысяч рублей – компенсация за потерянное жилище. И ведь вернули!

Погорельцы из Рязанской области: Наши дома сгорели за 11 минут.В стране огнем охвачены 190 тысяч гектаров, 150 из которых горят в Нижнем Новгороде.Нигина БЕРОЕВА

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных