Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+12°
Boom metrics
Происшествия12 ноября 2010 17:05

Нападение на журналиста Анатолия Адамчука - месть или пиар-кампания?

«КП» попыталась разобраться, что стоит за избиением подмосковного репортера

Заявление репортера «Жуковских вестей» Анатолия Адамчука о нападении на него вмиг всколыхнуло десятки СМИ и блогов. Еще бы! Ведь незадолго до этого был зверски избит корреспондент "Коммерсанта" Олег Кашин.

Вот только история с Адамчуком закрутилась совершенно неожиданно. Оперативники заявили: журналист заказал себя сам. Мол, заплатил 1000 рублей знакомому Денису Клокову, попросил найти "киллера". Денис дал деньги 18-летнему боксеру Александру Киселеву, и тот врезал репортеру в темной подворотне. Даже видео допроса опубликовали. Адамчук категорически отрицает версию милиции - уверяет, что его избили из-за публикаций. Так на чьей же стороне правда? «У МИЛИЦИИ КРАСИВАЯ ВЕРСИЯ»

...Белая деревянная дверь двухместной палаты в больнице Жуковского, где лежит Анатолий Адамчук, закрыта изнутри. Ключ он носит с собой, а отпирает дверь, только если убежден, что к нему пришли «свои» - коллеги, врачи, адвокат или мама.

- С тех пор, как милиционеры ворвались ко мне ночью, я постоянно запираюсь, - рассказывает Адамчук. - Это было 9 ноября, на следующий день после нападения. В тот день у меня и без того было пять допросов. И вдруг зашли сотрудники ОВД Жуковский.

- Они предлагали сотрудничать со следствием и признать версию, что мое избиение было инсценировано мною же.

- А на самом деле?

- Даже не знаю, какое слово подобрать...

- Бред?

- Да, бред! Понимаете, это очень просто - спихнуть все на детей. Красивая версия. Только не с моральной точки зрения.

- Вы знакомы с Денисом Клоковым, которого обвиняют в нападении на вас?

- Да, конечно. Он работает в том же театральном кружке, что и я. Занимается административной работой.

- Вы говорили с ним после нападения?

- Да, созванивались один раз. Он очень нервничал, сказал, что нам надо встретиться, поговорить. Но так и не приехал.

У Адамчука болезненно-бледное, осунувшееся лицо, он говорит тихо. Впрочем, у него же черепно-мозговая травма, сотрясение мозга... От прямых вопросов не уклоняется, не отрицает, что был пьян в тот вечер. Выглядит растерянным. Но ни на секунду он не дает повода усомниться в своей версии.

- Зачем мне такие многоходовки? - спрашивает спокойно. - Если бы я хотел попасть в больницу, подошел бы к кирпичной стене и долбанулся о нее. Но не нанимал бы Дениса, который затем привлек своего друга. Думаю, милиции просто очень хотелось поскорее закрыть это дело.

Милиция считает, что Анатолий сам заказал нападение на себя. Но журналист упрямо уверяет, что пострадал за публикации.

Милиция считает, что Анатолий сам заказал нападение на себя. Но журналист упрямо уверяет, что пострадал за публикации.

ОБСУЖДАЛИ... 9 МАЯ

Впрочем, к версии оперативников тоже не придерешься. На каждое слово есть официальное подтверждение - записи видеокамер, распечатки телефонных звонков, наконец, признания нападавших.

- Уличные видеокамеры засняли, что в ночь, когда случилось нападение, Адамчук встречался с Клоковым, - говорит начальник штаба ОВД Жуковский Олег Омарбеков. - За время их разговора Клоков восемь раз звонил Александру Киселеву, который потом избил Адамчука.

Журналист с Клоковым говорили с полуночи до двух ночи. А всего через полчаса журналист заявил, что его избили. Страннное совпадение.

И оно не единственное.

- Когда мы в первый раз спросили Адамчука, зачем он встречался с Клоковым поздно ночью, он ответил, что обсуждал со студентом дела театрального кржука - план празднования 9 мая 2011 года! - рассказывает Омарбеков. Другого времени не нашлось? По версии следствия, нападение - спланированная Адамчуком пиар-акция. Журналист хотел привлечь внимание к защите местного леса - этому были посвящены многие публикации "Жуковских вестей". КОМПЬЮТЕРЩИК И КРУТОЙ ЖУРНАЛИСТ

Биография журналиста довольна любопытна.

В конце 90-х Адамчук работал спецкором отдела аналитических программ ОРТ, ездил в Чечню, вел репортажи из горячих точек. И уже тогда его материалы вызывали неоднозначную реакцию.

К примеру, однажды Адамчук взял интервью у человека, который, по его словам, зарабатывает похищением людей. После этого некоторые СМИ предположили, что та съемка была постановочной.

В августе 1998-го года Адамчук засветился в еще большем скандале. Вместе с операторами ОРТ его арестовали в районе белорусско-литовской границы, а затем допросили белорусские спецслужбы.

На журналиста завели уголовное дело, после чего он опубликовал покаянное письмо в адрес Лукашенко. Адамчук писал, что выполнял задание руководства ОРТ под угрозой увольнения и просил белорусские власти "не выдворять его из республики и (...) предоставить возможность работать в Белоруссии, чтобы исправить нанесенное зло". Позднее, в интервью «Эксперту», Адамчук заявил, что это письмо писал под давлением...

По слухам, после этого письма путь в cерьезные CМИ для журналиста был закрыт. Последние пару лет Адамчук работал в ПТУ Жуковского.

- Если надо было поставить звук или свет, он делал это, - рассказывает директор ПТУ №49 Юрий Стекачев. - Еще компьютерами занимался, мог детали закупать, чинил технику.

- А что он за человек? - спрашиваю. - Способен на провокацию?

- Не берусь судить...

Кстати, за полторы недели до нападения Адамчук выложил в своем блоге любопытную запись. Размышления о том, какую жизненную позицию ему стоит занять. «Не хочу быть пассивным. Пассив - это диагноз! - так начинает свой пост репортер.

Следователи обещают, что против журналиста заведут дело по статье «заведомо ложный донос». И если Адамчука признают виновным, ему светит штраф, а в худшем случае несколько лет тюрьмы. ОТ РЕДАКЦИИ

Мы попросили посмотреть видео допроса подозреваемых в нападении на журалиста и видео рассказа Адамчука обозревателя "КП" Галину Сапожникову и экспертов-криминалистов, пожелавших не называть своих фамилий. И все усомнились в достоверности слов Адамчука.

Впрочем, сомнение еще не истина. А потому всех, кто может пролить свет на эту историю, мы в просим написать на адрес lebedeva@kp.ru

Читайте также: В Подмосковье напали еще на одного журналиста