Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+1°
Boom metrics
Общество15 ноября 2010 15:00

За избиение Глеба Агеева его приемную маму приговорили к 20 месяцам исправительных работ

Суд решил, что раны малыша - это легкий вред здоровью [видео]

В понедельник в громком деле супругов Агеевых, обвиняемых в систематических истязаниях маленького приемного сына Глеба, была поставлена точка.

Утром в небольшом зале Видновского городского суда собрались десятки журналистов и съемочных групп. Некоторым представителям СМИ место выделили только в клетке для подсудимых (сами Агеевы сидели в зале рядом со своими четырьмя адвокатами). Увидев журналистов за решеткой, Агеевы стали потирать руки: с самого начала супруги называли уголовное дело против них тщательно продуманной кампанией, организованной прессой.

В суде Лариса Агеева призывала сравнить фото Глеба, сделанное ими дома и журналистами в больнице.

В суде Лариса Агеева призывала сравнить фото Глеба, сделанное ими дома и журналистами в больнице.

Однако улыбаться пара перестала, когда судья Инна Кожанова стала зачитывать приговор. Им вновь напомнили, с какими ранами 3-летнего Глеба доставили в реанимацию 9-ой детской больницы имени Сперанского. У ребенка была закрытая черепно-мозговая травма, обожжено лицо, его крохотное тело в синяках и ссадинах, повреждены половые органы. Когда ребенок пришел в себя, признался врачам: «Меня мама избила». Однако Агеевы тогда свою вину сразу же перекинули на того же Глеба: мол, сам виноват, «ножки у него заплетаются». Их версия такова: мальчик играл со своей младшей сестренкой Полиной, когда на него опрокинулся чайник с кипятком, от этого малыш побежал к маме и упал с лестницы.

Таким в марте 2009 года мальчика увидели врачи 9-ой детской больницы имени Сперанского.

Таким в марте 2009 года мальчика увидели врачи 9-ой детской больницы имени Сперанского.

Это фото Глеба, сделанное в реанимации.

Это фото Глеба, сделанное в реанимации.

- А когда я прибежала, его уже покусывала наша белая собака, - рассказывала Агеева.

Прокуратура не поверила ей и завела уголовное дело. Следствие и судебное разбирательство длилось больше полутора лет.

В суде соседка Агеевых Татьяна Артамонова, которая одна из первых увидела обожженного Глеба, перечеркнула рассказы Антона о том, что он сам первым вызвал медиков для приемного сына.

- Вначале Антон позвонил мне: «Срочно иди к нам», - поведала соседка. - Дома у них лежал Глеб, завернутый в полотенце. У него лицо опухало на глазах, губы опухли, была рассечена бровь. Я спрашиваю у Антона, что случилось. Он ответил, что сам толком ничего не знает. И спрашивает: «Что делать?» Я говорю, нужно срочно «Скорую» вызывать. И потом поехала вместе с Глебом в больницу. А он в «неотложке» врачу сказал: «Меня мама убила. Она меня дрессировала».

- Била или убила? - не расслышала судья.

- Именно убила! - повторила соседка. - Понимаете, Глебу вообще не везет - за месяц до случившегося я к ним заходила, он весь в синяках ходил. С будки упал! Вечно себе приключения ищет... Кстати, в больнице Глеб сказал, что это мама его с лесенки так толкнула. Потом Антон вмешался, сказал, что он фантазирует. На самом деле у них чайник взорвался, мальчик обжегся и со страху навернулся с лестницы. Никто его не толкал.

О «неудачности» Глеба в суде говорила и Ирина Шегай - работница Дома культуры, куда Агеевы водили Глеба в студию ритмики.

- Бывало так, что мальчик пропускал занятия? - спросила у нее судья.

- Редко, но бывало. Перед Новым годом, например, его не было несколько дней. Потом пришел со следами ожогов. Лариса рассказала, что варила яйца, под ноги подвернулся Глеб, и на него вылился кипяток...

В приюте Глеб уже больше года. Он быстро стал любимцем всех воспитанников и воспитателей.

В приюте Глеб уже больше года. Он быстро стал любимцем всех воспитанников и воспитателей.

Последними, кого выслушал суд, были сами дети - 5-летний Глеб и его 4-летняя сестренка Полина. На закрытое заседание малышей из Подмосковья привезла дирекция социального приюта, в котором они сейчас находятся. Дети рассказали, что к ним в последнее время регулярно ездили с подарками мама и папа Агеевы, к которым ребятишки... мечтают вернуться!

Гособвинитель Оксана Кравченко предложила судье критически отнестись к рассказам детей и попросила признать приемную мать Глеба виновной по трем статьям «неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего», «причинение среднего вреда здоровью», «истязание» и лишить ее свободы на три с половиной года. Антона Агеева обвиняли только в неисполнении обязанностей по воспитанию.

Судья решила иначе: Антона оправдать, Ларису приговорить к 1 году и 8 месяцам исправительных работ.

- Она не будет лишена свободы. Вероятнее всего, будет трудоустроена на невысокооплачиваемую работу, а 15% ее дохода будут удерживаться в пользу государства, - считают адвокаты.

Как объяснила корреспонденту «КП» судья Инна Кожанова, Агеева признана виновной по статье 115 «причинение легкого вреда здоровью» и статье 156 «неисполнение родительских обязанностей».

Судья Инна Кожанова почти два часа зачитывала свое решение.

Судья Инна Кожанова почти два часа зачитывала свое решение.

- Не называйте то, что случилось с Глебом, несчастным случаем. В этом виновата его приемная мать, и вина ее доказана, - сказала судья «Комсомолке». - В то же время суд не нашел доказательств того, что супруги причинили приемному ребенку ожоги. Ребенок сам опрокинул на себя чайник с кипятком.

После оглашения приговора гособвинитель объявила, что будет обжаловать его. Об этом же журналистам сообщили супруги Агеевы. Помимо этого они будут добиваться восстановлению родительских прав на ребенка через Европейский суд по правам человека.

Есть ли у них шанс вернуть ребятишек в семью?

- Сегодняшнее решение никаким образом не влияет на решение Преображенского районного суда об отмене усыновления, - прокомментировала судья Ирина Кожанова.

Однако уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Павел Астахов считает, что приговор все-таки может позволить Агеевым вернуть Глеба и Полину.

- Дети очень быстро забывают насилие и жестокость, - говорит детский омбудсмен. - Поэтому сказать однозначно сейчас не сможет никто, но то количество повреждений, которое было у Глеба, оно говорит о том, что у них было не все в порядке в семье. Суд посчитал, что доказано частично, раз такой мягкий приговор, но с другой стороны приговор делает возможным возвращение детей в эту семью. Каждый родитель, даже в ситуации несчастного случая, несет ответственность за то, что произошло с ребенком. Можно им пожелать только упорства в том, чтобы вернуть своих детей, такое, как они демонстрировали все эти два года, доказывая, что они не виновны.