2018-02-21T23:17:38+03:00

Острая тема: "В московских подъездах запретят курить"

Курение- колоссальное зло. Оно не только вредит здоровью, но и порождает скандалы между соседями. Этот вопрос обсуждался на радио «Комсомольская правда» 97,2 FM в программе "Я - против" [ дискуссия, видео]
Поделиться:
Комментарии: comments71
Изменить размер текста:

Гости - художник, продюсер Борис Краснов; сопредседатель российской антитабачной коалиции Дарья Халтурина; президент фонда «Защиты нации», эксперт ГосДумы РФ Сергей Сушинский; заслуженный юрист Российской Федерации Михаил Барщевский.

Ведущие – Никита Миронов, Александр Яковлев и Елена Афонина.

Елена Афонина:

- Недавно в Екатеринбурге ссора из-за курения на лестничной клетке привела к трагедии. Возвращавшийся с дежурства майор милиции сделал замечание из-за сигареты своему соседу-видеоинженеру. В ходе начавшейся борьбы пистолет майора выстрелил и смертельно ранил парня. В настоящее время майор находится под арестом. Ссоры из-за того, что кто-то курит на лестничной клетке, в баре, в ресторане, в общественном месте, разгораются, и от этого никуда не деться. Может быть, действительно борьба с курением в России продолжается? Руководитель Роспотребнадзора, Главный государственный санитарный врач РФ Геннадий Онищенко предложил ввести запрет на курение в общественных местах. Например, таких, как остановки транспорта, стадионы и подъезды.

Согласно тексту законопроекта о защите населения от табачного дыма запрещается курить на всех объектах, являющихся собственностью города Москвы, а также в помещениях, арендуемых у города. При этом будет запрещено курение в жилых домах, школах, больницах, театрах, спортивных сооружениях и пр. Реальны ли эти планы? Запрет на курение в общественных местах – не такая уж новая вещь для нас. Если мне не изменяет память, то курить, например, в подъездах и сейчас, согласно нормам, нельзя. Так в чем тогда нововведения? Если они не действуют сейчас, где гарантия, что они будут действовать потом?

Дарья Халтурина:

- Прежде всего, сейчас Россия это страна, где курить разрешено буквально повсюду – в детских садах, школах, поликлиниках и т.д. Таково у нас законодательство. Мы – страна, подвергшаяся агрессии табачных компаний, поэтому они пролоббировали максимально либеральное по отношению к табаку законодательство. В результате мы стали страной, которая находится на первом месте в мире по курению. А ведь курение отнимает 10-12 лет жизни. В это время в других странах вводились интенсивные запреты курения в закрытых помещениях, поскольку табачных дым при курении никуда не улетает, а продолжает отравлять тех, кто рядом, - и самих курильщиков, и некурящих.

Александр Яковлев:

- Борис Аркадьевич, запреты помогут, как вы считаете?

Борис Краснов:

- Запрет запрету рознь. Давайте изначально. Я считаю, что курение это колоссальное зло. Я вам говорю как курильщик. Я выкуриваю пачку, может, чуть больше, в день. Я знаю людей, которые выкуривают 4 пачки, 6 пачек в день. Это уже переходит все нормы. Я против курения. Я закурил довольно поздно в 15 лет, весь круг людей вокруг меня курил гораздо раньше. Мои ровесники курили с 6-7 лет. В то время не был ни одного фильма, ни одного спектакля в театре, где бы люди не дымили, не курили. Это не агрессия табачных компаний, это был образ жизни, это было модно, это было круто, это было стильно. Почему не бросил курить – это другой вопрос. У меня, может быть, силы воли хватает на все остальное, а на это – нет. Или, может, некогда ввиду нашей нервной жизни. Я знаю тысячи инфарктников, не курящих никогда, я знаю абсолютно больных сердцем спортсменов. И большой спорт хуже курения в тысячу раз отражается на здоровье людей в результате колоссальных нагрузок. Курение – большое зло, но если курение пока не поставлено вне закона обществом во всем мире, как и в нашей стране, считаю, для курильщиков должно быть определенное правильное отношение.

Александр Яковлев:

- Что значит правильное отношение к курильщику?

Борис Краснов:

- Эти люди не должны быть изгоями общества. Это такая же фобия, как отношение к сексуальным меньшинствам, к другому цвету кожи и т.д. Да, я курю. Что дальше? Извините, у нас на каждом углу можно купить пачку сигарет. Во всем мире тоже есть магазины табака и т.д. Надо делать определенные места, определенные условия. Мы согласны выходить курить, мы согласны не курить в помещении. Но что происходит? Мы же все-таки не Калифорния и не Майами. У нас холодно, неприятно, неуютно. Значит, в каждом общественном помещении должно быть предусмотрено место для курильщика с определенной вытяжкой. В каких-то штатах в Америке наркоманам продают шприц, чтобы ему стало легче.

То, что у нас происходит во многих аэропортах, это чудовищное состояние и отношение. Загонять людей в эту коптилку, где даже курильщики задыхаются, это издевательство над людьми.

Александр Яковлев:

- То есть то, что происходит в московских аэропортах, это издевательство над курильщиками?

Борис Краснов:

- Да. Аэропорты, которые зарабатывают миллиарды долларов в год на продаже сигарет, обязаны уважать курильщика. В сингапурском аэропорту вы найдете огромный застекленный бар, с выходом на балкон, с вытяжками, с пивом, с телевизором.

Дарья Халтурина:

- Это звучит как какая-то мечта табачного лобби.

Елена Афонина:

- В Госдуме сделали курилку за 5 млн. рублей. Стеклянную курилку, без отопления, без вентиляции.

Борис Краснов:

- Зачем вы говорите о патологии?

Елена Афонина:

- Почему о патологии? Если мы говорим о том, что где-то в Сингапуре есть замечательный сад и рай курильщика…

Борис Краснов:

- Это не сад и рай курильщика. В аэропорту сделаны для курящего человека перед длиннющим полетом условия, чтобы он покурил. Почему я не могу пить пиво и курить, если я хочу это делать?

Дарья Халтурина:

- Потому что табачный дым это очень канцерогенная и токсичная субстанция. В ней около 70 известных канцерогенов и т.д. У нас есть специальные приборы для измерения загрязнения воздуха табачным дымом.

Борис Краснов:

- Вы измерьте загрязнение воздуха выхлопными газами.

Дарья Халтурина:

- После того как вы покурили, этот дым остается, продолжает отравлять, в том числе людей, которые никак непричастны к курению, этот выбор не делали.

Борис Краснов:

- Где он остается, на улице?

Дарья Халтурина:

- На улице он все-таки выветривается, но в помещении он остается очень долго.

Борис Краснов:

- Там сделан открытый балкон, но при этом можно сидеть, пить пиво. Именно в этой зоне.

Сейчас почему убрали места курения, хотя немцы возмутились и вернули зоны для курения в барах и ресторанах? В принципе сейчас новые возражения, что отравляем служащих, которые там работают. Почему нет курящих баров, почему нет сигарных баров? Кто хочет идти туда, он идет, если нет – не идет. В самолете все дышат одним воздухом. И все согласились не курить. Хотя в принципе это тоже издевательство. Человек зависим. Вы хотите переубедить путем издевательства?

Елена Афонина:

- Давайте выслушаем Наталью. Реальны ли планы столичных властей запретить курение в подъездах, во всех общественных местах?

Наталья:

- Знаете, я выхожу каждый день из квартиры и попадаю в тамбур. У меня ребенок был на руках, и стояли курильщики, которые могут в трусах стоять на площадке, при этом закрывают окна, гробят здоровье. Количество курильщиков перешло все мыслимые и немыслимые нормы. В аэропорту Атланты штраф 10 тысяч долларов за курение. Даже если дым на частную территорию заходит, там тоже меры принимают какие-то. Вот какой закон я требую. Все будет зависеть от нашей позиции. На улице тоже надо запрещать. Их надо в какие-то отстойники определить, этих господ, которые прокуренными голосами вещают здесь. И социальный уровень их должен быть штрафом обложен, как толстых и курящих в Америке.

Борис Краснов:

- У меня такой голос с рождения. Владимир Семенович Высоцкий говорил, что мой голос назвали пропитым, а сейчас с уважением называют «с трещинкой». Я прошу вас – не надо всех под одну гребенку. Есть негодяи, которые воруют деньги, и не курят при этом. Убивают детей, растлевают, педофилы – и не курят. Представляете, какие хорошие ребята? Прекратите всех под одну гребенку, не надо курение относить к человеческим качествам – качествам характера и каким-то человеческим нормам. Не надо связывать одно с другим. Я в жизни не буду курить при ребенке, не закурю в самолете. Я признаю, это моя беда, что я курю и не могу бросить. Но я прошу, чтобы в моей беде меня понимали, как в любой другой беде. А вы меня просто в фашиста превратите.

Сергей Сушинский:

- Я готов поддержать Бориса в той части, что курение это не качество человека. Если человек не курит, это не значит, что он хороший или плохой. Если курит – у него зависимость, это понятно. Есть никотиновый пластырь, если у него такая сильная зависимость. Но если он хочет покурить, пусть сделает это на открытом пространстве, чтобы другие люди, которые не курят, не отравлялись этим дымом.

Елена Афонина:

- Может ли Москва сейчас взять и отказаться от курения в госучреждениях, больницах, театрах, спортивных сооружениях? Главное – а кто, собственно, будет за этим следить? Согласно санитарным нормам (в столичном управлении Роспотребнадзора об этом рассказали), есть уже штраф, есть правила пользования жилыми помещениями. Согласно Административному кодексу, если вы курите в жилых помещениях, то вас должны оштрафовать от 500 до 1000 рублей. Кто-нибудь когда-нибудь этот штраф платил за курение в подъезде? Нет. Где гарантия, что новый закон, если он будет принят и вступит в действие, не окажется такой же фикцией?

Дарья Халтурина:

- Давайте я расскажу, что в реальности происходит в российском законодательстве. Сейчас у нас нет штрафа за курение, могут оштрафовать за курение в поездах дальнего следования на 100 рублей. Естественно, его тоже никто не берет. Поэтому все эти запреты пока работают крайне слабо. Во всем мире за курильщиками считается гоняться неперспективно. Перспективно штрафовать администрацию заведения, которая позволяет систематическое курение.

Борис Краснов:

- Я очень уважаю Москву и московское правительство. Я хочу прояснить один момент. Вы вообще понимаете, когда идете вдоль Садового кольца, чем вы дышите? Неужели курение это самая главная проблема, которая существует у московского правительства?

Сергей Сушинский:

- Действительно, запрет на курение в закрытых помещениях, в общественных местах действует и в северных странах – Канаде, Норвегии, Швеции. Поэтому нет никаких препятствий, люди выходят курить на улицу, и в холодное время у них есть одежда для этого. Россия ратифицировала в 2008 году конвенцию Всемирной организации здравоохранения, по которой обязана в течение 5 лет полностью запретить рекламу, спонсорство и маркетинг табака, полностью запретить курение во всех закрытых помещениях и ряде общественных мест. Инициатива Мосгордумы – нужно вводить во всей России.

Елена Афонина:

- Вы верите в то, что это будет работать?

Сергей Сушинский:

- Подъезды действительно очень тяжело отслеживать. И в некоторых местах это будет работать слабо. Но в ряде мест, таких, как кафе, здравоохранение, образование, конечно, это будет работать. И если штраф будет 1000 рублей, больше и не надо. Штраф (согласен с Дарьей) должен быть для юридических лиц, организаций в первую очередь, для курильщиков – во вторую.

Елена Афонина:

- На стадионе вы кого штрафовать будете и каким образом? Директора стадиона?

У нас есть телефонный звонок. Николай Григорьевич, скажите, реальны эти планы?

Николай Григорьевич:

- Да нет, нереальны. Если, предположим, открыть при поликлиниках кабинеты для помощи (главное – бесплатной) тем, кто хочет бросить курить, и вы посмотрите, какие туда будут очереди. Я более 50 лет курю, проходил иглотерапию, и не могу до сих пор никак бросить.

Елена Афонина:

- Вы считаете, что эти бесплатные кабинеты вам помогут?

Дарья Халтурина:

- В каждом регионе есть более одного кабинета здоровья. Все могут прийти туда и проконсультироваться. Что касается москвичей, то бесплатно услуги по отказу от курения оказываются наркологическим диспансером № 9. Но если вы живете не в Москве, то можете посмотреть в «Википедии» статью «Отказ от курения». Там мы разместили информацию, как эффективно отказаться от курения.

Елена Афонина:

- Василий, мы слушаем вас.

Дарья Халтурина:

- У нас есть федеральная «горячая линия» по отказу от курения. Каждый может бесплатно позвонить и проконсультироваться, как бросить курить.

Елена Афонина:

- Если будет закон, если будет запрет, то это будет еще одна лазейка для того, чтобы собирать лишние деньги тем, кто будет контролировать это.

Сергей Сушинский:

- Что говорит Всемирная организация о мерах. Если мы будем только вводить эти кабинеты и телефоны отказа, то это будет работать очень слабо, 1-2%. Если мы хотим снизить курение, среди молодежи в первую очередь, мы должны повышать цены на табак, акцизы, мы должны запрещать курить в закрытых помещениях, запрещать рекламу. Вот основные меры, которые мы должны ввести. По поводу коррупции. Это общая проблема. Мы не можем сейчас решать за Министерство внутренних дел, как они будут за этим следить.

Борис Краснов:

- Ни один вопрос не решен. С коррупцией не решен, с выхлопными газами не решен. Давайте займемся курильщиками. Самая главная беда в стране. Я не считаю, что Россия - самая курящая страна, в Греции, Бразилии гораздо больше.

Я очень хочу, чтобы не было войны, вы все – тоже. Но давайте поговорим о том, что делать с ветеранами. Это разные вещи. Вы говорите: я ветеран этой войны курения, я хочу, чтобы меня уважали. Я за уважение прав. Правильная моя война, неправильная, я хочу, чтобы меня уважали. Я считаю, что именно в этом нам нужно объединиться.

Елена Афонина:

- Борис Аркадьевич, реальны планы по запрету курения в общественных местах в Москве? Можно их осуществить?

Борис Краснов:

- Элементарно. Если будут штрафы, и найдутся ребята, которые будут брать штрафы, все реально.

Дарья Халтурина:

- Когда в России предписали пристегиваться за рулем, никто не думал, что это будет работать. Точно так же с запретом курения в закрытых помещениях.

Сергей Сушинский:

- Меры, которые предлагает Мосгордума, будут работать. Необходимо сейчас принять федеральный закон об ограничении потребления табака, где был бы запрет курения в закрытых помещениях и общественных местах, закон, запрещающий рекламу, и повышение акцизов на табак. Таким образом, эти законы будут работать. Поэтому я поддерживаю, считаю, что это очень правильно. Все, кто захочет бросить курить, - половина из них точно бросят, как это в Америке произошло.

Елена Афонина:

- Мы сейчас говорим конкретно об этой инициативе, которая касается запрета курения в общественных местах?

Сергей Сушинский:

- В закрытых помещениях и в некоторых общественных местах.

Елена Афонина:

- Это осуществимо?

Сергей Сушинский:

- Конечно. Это работает везде, где вводят. Штрафы только нужны адекватные.

Елена Афонина:

- Подводим итоги нашего голосования. Несмотря на такие благостные рассуждения о том, что эти планы реальны, увы, наша аудитория склоняется к другому. 40% говорят, что эти планы осуществимы, 60% - что неосуществимы.

Курение отнимает 12 лет жизни.Гости - художник, продюсер Борис Краснов; сопредседатель российской антитабачной коалиции Дарья Халтурина; президент фонда «Защиты нации», эксперт ГосДумы РФ Сергей Сушинский; заслуженный юрист Российской Федерации Михаил Барщевский.

 
Читайте также