Премия Рунета-2020
Россия
Москва
0°
Общество28 апреля 2011 18:58

Присяжные признали Никиту Тихонова и Евгению Хасис виновными в убийстве

Вердикт по делу обвиняемых в убийстве адвоката Маркелова и журналистки Бабуровой был окончательно сформулирован после «работы над ошибками».

Громкий процесс по делу об убийстве в центре Москвы адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой подошел к финальной стадии. Напомним, они были убиты среди бела дня 19 января 2009 года на Пречистенке. В совершении преступления обвинили одного из основателей журнала "Русский образ" Никиту Тихонова и его подругу, активистку правозащитной организации "Русский вердикт" Евгению Хасис.

В среду обвиняемые выступили с последним словом. Поначалу они даже не хотели говорить, поскольку накануне и Никита и Евгения предприняли попытки суицида (некоторые, впрочем, решили квалифицировать их как симуляцию, но Тихонова привезли в суд с забинтованной не только рукой, но и горлом).

- Нам ввели успокоительные препараты, мы не в том состоянии, чтобы выступать, - попытался объяснить суду нежелание говорить Тихонов.

- Вас никто не неволили совершать то, из-за чего потом делались эти уколы, - парировал председательствующий на процессе судья Замашнюк и предложил продолжить прения.

- Тогда я буду читать по бумажке, без нее у меня сегодня не получится, - согласился Тихонов.

И он, и Евгения не признали свою вину.

- И я, и Никита совершали ошибки, но мы никого не убивали, -заявила Хасис.

- Женя вообще ни при чем, - читал свою речь Никита. - Я никогда себе не прощу, что не бросил этот бизнес (речь шла о продаже оружия), не послушал любимую женщину, которая просила это сделать. Что разрешил ей брать в руки это оружие и снаряжать магазин. Если бы я убил Маркелова и Бабурову, я бы раскаивался ― перед лицом пожизненного заключения не до гордости, ― завершил свою речь Тихонов и обратился к присяжным. ― Но я не могу раскаяться в том, чего не совершал, даже понимая, чем мне грозит обвинительный вердикт без снисхождения. Подумайте, что сделает с вами ваша совесть. Вам потом с этим жить.

В четверг Тихонова с перебинтованной шеей и Хасис, которая, судя по замедленной реакции все еще находилась под действием медикаментов, опять доставили в суд, перед которым собралось гораздо больше желающих попасть на заседание, чем мог вместить зал, где проходит процесс. Похоже, чуть ли не в первый раз на процесс пришел и брат убитого адвоката. Хасис кивнула и улыбнулась сестре Тихонова, которую позже судья выдворил из зала, получив какую-то записку от судебных приставов. Содержание записки так и осталось тайной.

Замашнюк выступил перед присяжными с напутственной речью, которую многие из присутствующих оценили как обвинительную и отправил их в совещательную комнату.

Через пару часов в зале суда появилась делегация коллегии присяжных, которая поинтересовалась у судьи формулировками вердикта на случай оправдания подсудимых. Некоторые из журналистов увидели в этом сенсацию, но все оказалось гораздо прозаичней.

Старшина коллегии интересовалась формулировками на случай, если подсудимые нуждаются в снисхождении. После получения разъяснения от судьи присяжные вновь заперлись в своей совещательной комнате.

По истечении трех часов с момента их затворничества, когда дверь совещательной комнаты так и не открылась, стало ясно, что единогласного решения присяжных в ответах на 21 вопрос о виновности подсудимых так и не удалось добиться.

- Согласно требованиям закона, если коллегия в течение трех часов не приходит к единому мнению, вынесение вердикта начинается путем голосования, - подтвердила этот вывод руководитель пресс-службы Мосгорсуда Анна Усачева уточнив, что три часа с момента начала вынесения вердикта уже истекли. Она же пояснила, что в этом случае по каждому из вопросов среди коллегии присяжных должно проводиться голосование, и никакого лимита времени у коллегии народных представителей в этом случае не существует.

Спустя еще несколько часов присяжные вышли в зал судебного заседания и передали председательствующему свой вердикт. Но Замашнюк, прочитав его про себя, не стал оглашать, а вернул его присяжным «на доработку», объявив, что в нем есть неясности.

Какие неясности в условиях, когда на каждый вопрос от коллегии требуется один из двух вариантов ответа - «да, виновен» или «нет, невиновен» - так и осталось для большинства присутствующих непонятным. Так или иначе, судья решил, что присяжные должны провести еще «работу над ошибками» в своем решении.

Присяжные, судя по всему, намек поняли. И, прозаседав еще около двух часов, все же вынесли свой вердикт: Никита Тихонов и Евгения Хасис признаны виновными в убийстве адвоката Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой, бывшей внештатным корреспондентом «Новой газеты». Их вину посчитали доказанной 7 присяжных против 5.

Конкретная мера наказания в соответствии с вердиктом коллегии присяжных для каждого из подсудимых будет определена председательствующим в судебном процессе. Впрочем, скорее всего, защита подаст апелляцию на решение судьи Замашнюка, каким бы оно ни было.

И принуждение обвиняемых к выступлению после инъекций успокоительных явно станет не последним из доводов защиты.

А в это время Общественники предложили отказаться от фотографирования судей На первом заседании Общественной комиссии по взаимодействию с судейским сообществом Москвы, которое состоялось 27 апреля, журналисты выступили с инициативой принять дополнительные меры по обеспечению безопасности судей, ведущих громкие процессы. Так, в частности, главный редактор РИА «Новости» Светлана Миронюк высказала идею ограничить фотосъемку и публикацию изображений служителей Фемиды. Как другой вариант - изображать их на рисунках. Так, например, делается в США, где даже есть специальная профессия - судебный художник. Правда, в Штатах запрещено фотографировать всех участников судебного процесса. Напомним, в комиссию, созданную по инициативе председателя Мосгорсуда Ольги Егоровой, вошли главы ведущих СМИ, правозащитники и судьи.