Звезды

«Утомленные солнцем-2. Цитадель» - это военное фэнтези

Ждет ли очередное творение Никиты Михалкова триумфальное шествие, ведущие обсудили со слушателями в прямом эфире радио «Комсомольская правда» (97,2 FM)

Напомним, 5 мая фильм «Утомленные солнцем - 2. Цитадель» вышел в прокат. Наш кинообозреватель Стас Тыркин стал одним из первых зрителей, которым показали картину накануне, 4 мая. С соведущим Антоном Челышевым Стас обсудил «Цитадель» со слушателями в прямом эфире радио «Комсомольская правда».

С.Тыркин:

- Наша тема сегодня «Утомленные-2. Цитадель» - очередное творение Никиты Сергеевича Михалкова. Фильм, который ждет триумфальное шествие или не триумфальное. Посмотрим через недели две.

Звонок слушателя:

- Было бы желательно, чтобы наше телевидение сподобилось и показало фильм Никиты Сергеевича. Михалков – это есть Михалков, что бы многие не говорили. Этот человек для меня прима номер один во всем. Единственное, что мне у него фильм не понравился - это «Сибирский цирюльник». Смотреть невозможно. А еще, Стас, появится ли в России фильмы такого перестроечного масштаба, «АССА» и «Игла».

С.Тыркин:

«Асса» и «Игла» - главные перестроечные фильмы, но дважды в одну реку не войдешь. Сейчас совершенно другое время - капиталистическое. Всему свое время. Но вернемся к нашей теме. «Предстояние» в прокате провалилось, не собрало нужного количества зрителей. Всего меньше 8 миллионов долларов, что при бюджете в 50. Сам Никита Сергеевич говорит, что 35. Он всегда указывает на то, что это стоимость двух фильмов плюс телесериал. Фильм покажут обязательно в полном объеме, в количестве 12 серий. И когда я смотрел этот фильм, его батальная часть, кстати, вызвала достаточно положительные эмоции. А вот дачная, которая отсылает к первым «Утомленным», она напомнила сериальное мыло. Хотелось бы какого-то изящества. При телемонтаже мне его не хватило в некоторых частях.

А.Челышев:

- У нас еще телефонный звонок.

Кирилл:

- Скорее, не пойду. Не хочется смотреть просто фильм о войне. Хочется посмотреть мне фильм о том, о чем мы не знаем, например, о преступлениях во время войны, о расстрелах наших солдат…

С.Тыркин:

- Так вам срочно нужно идти на «Цитадель». Там как раз, то, что вы не знаете, никогда не знали и не увидите. Это военная фэнтези.

Кирилл:

- А я хочу, чтобы это были факты, основанные на реальных событиях. Мне хотелось, чтобы этот фильм был более серьезно построен. Как например, «Семнадцать мгновений весны» воспринимается серьезно.

С.Тыркин:

- А знаете, сколько в нем вымысла…

А.Челышев:

- Что для вас эталон фильма о войне, который и красив, и патриотические чувства.

Кирилл:

- Мне нравится, чтобы в фильме использовались документальные кадры.

С.Тыркин:

- Таких фильмов много было во время советского режима. Посмотрите фильмы Алексея Германа, допустим, «Проверка на дорогах». Никита Сергеевич сказал, что он снимает свое кино не для ветеранов, не для людей старшего возраста, которые свое кино про войну уже получили, он снимает для молодежи. А хочет ли молодежь это смотреть – другой вопрос. Но то, что фильм заточен под молодую аудиторию, поэтому и сцены с раздеванием дочерей, элементы фэнтези. Этот знаменитый коготь на руке Котова. Вы думаете, он спроста появился? Не думаю, что Михалков знаток фильма «Люди Х» и знает персонажа по имени Россомаха, у которого из рук вылезают когти, точнее, лезвия, когда надо.

А.Челышев:

- Ты одобряешь попытку Никиты Сергеевича пробиться, достучаться до молодой аудитории, используя ее уже культурный код?

С. Тыркин:

- Я бы одобрил,.если бы Никита Сергеевич был бы последователен в своем стремлении сделать именно это. Если бы он не боялся и не стеснялся так, как это сделал, допустим, Тарантино, который ничего не испугался и ничего не боялся. И полностью перекромсал историю на свой взгляд. И Гитлера у нег убивают не так, как это происходило в реальности. И его это не смущает. А Никита Сергеевич решил и вашим, и нашим. По факту «Цитадель» - это фильм-сказка. И ни разу в фильме не звучит слово «Сталинград». Хотя анонсировалось, что вторая часть будет разворачиваться в Сталинградскую битву. Просто есть мифическая крепость, которую надо взять, но это никому не удается. И которую берет только в конце Котов (Н.Михалков), которому вернули генеральские погоны. Смотрю отклики на мой текст, которые стоят в Интернете. Пишет человек под ником «братва»: если моего сына вновь погонят на этот ужас, учительнице ноги повыдергиваю. Он шутит, как ты думаешь?

А.Челышев:

- О то, что сына могут погнать, я полагаю, не шутит. Была же история. Даже высказался в пользу того, что каждый школьник должен увидеть этот фильм депутат Госдумы Мединский Владимир Ростиславович и его тогда обвинили, что он хочет спасти провальный прокат картины Никиты Михалкова.

Звонок Романа.

- На «Цитадель» я не пойду. Я считаю, Михалков неплохой актер, особенно в эпизодах. А как режиссера я его не воспринимаю. А фильмы про войну я с детства не люблю. Вот вы говорите фэнтези. Вы привели в пример Германа. Да, там есть очень сильная сцена про проплыв баржи. Но в целом фильм – это набор штампов, каких-то анекдотов. Это такое фэнтези, что Михалков рядом не валялся.

А.Челышев:

- А у вас есть какой-то фильм о войне, который вы на первое место поставили?

Роман:

- Единственный фильм, который интересно смотреть, это в «Августе 44-го». Просто детективная история на фоне войны, ни на что не претендующая.

С.Тыркин:

- Я клянусь, мне никто не проплатил рекламную компанию этого фильма, но мне кажется, фильм по-своему занятный. В нем, как мне кажется, тоже наконец-то Никита Сергеевич раскрывает свои карты. Если бы он это сделал раньше, если бы первый фильм не прикидывался реалистическим произведением, а сразу было бы понятно, что это сказка и фэнтези, то он не получил бы столько критики совершено негативной и оскорбительный в свой адрес. А второе – фильм скорее обезоруживает, потому что как можно относиться к этой истории про паучка и про мышку, кроме того, в фильме действуют и бабочки, и комары.

А.Челышев:

- У Никиты Сергеевича в последнее время много живности в фильмах, «12» вспомни.

С.Тыркин:

- Там была птичка. В сказке всегда злой волшебник ставит перед героем какую-то невыполнимую задачу. Тут появляется лягушка-квакушка и говорит: ты, Иванушка, поспи, а я за тебя все сделаю. Практически это происходит в фильме «Цитадель». Цитадель берет мышка. Конечно, ортодоксально настроенные граждане скажут: что ж такое? Сколько мы положили жизней, чтобы взять Сталинград? А получается, что если бы не мышка, то ничего бы не было. Но я вам советую так близко не воспринимать эту историю. Это кино прежде всего. Вы же не идете с вилами на Тарантино, который развратил историю войны. Просто потому, что Тарантино сразу вас предупредил, что сейчас он будет стебаться. А Никита Сергеевич вам это не сказал. Он сказал абсолютно другие слова, пафосные натужные слова, что он сейчас будет учить, кто выиграл, кто проиграл, что мы, а не американцы, что он научит весь мир любить родину, и так далее. Вы это все сотрите с памяти и смотрите этот фильм, как фильм. И, возможно, вы даже получите некоторое удовольствие. Причем, я был бы обеими руками за этот фильм, если бы Михалков в нем был бы последователен. Когда он доходит до самой границы вымысла, допустим эта сцена, в которой Сталин – это чистейший сказочный вурдалак, как в сказках, и жуткий грим Максима Суханова только подчеркивает это сходство Сталина с вурдалаком. Он дает задание Котову взять эту цитадель из каких-то своих злодейских, вурдалакских соображений, говорит, что взять цитадель должны 15 тысяч безоружных людей, вооруженных палками. Для чего ему это надо, я не понял. Но в сказке он же злодей как бы. И следующий кадр: эти штрафники идут с палками брать цитадель, и немцы отказываются по ним стрелять, потому что говорят: мы военные, мы офицеры, мы не будем стрелять по безоружным людям. И такая наглость как бы художественная, такого явно не было. Мы знаем, как забрасывали трупами в первые годы войны, и никто не думал о людях. Это, конечно, очевидная натяжка. Но на мой вкус, чем более масштабной является натяжка, тем больший прорыв Михалкова к правде. Потому что мы живем в такой стране, где хозяин Сталин, и только он, может послать людей безоружных брать дзот. В этом мне видится большая художественная правда.

А.Челышев:

- Легко одетых солдат-срочников в 20-градусный мороз посылают до сих пор.

С.Тыркин:

- Пример этого мы можем найти не только в Великой Отечественной, но и в любых выпусках новостей. Единственная моя претензия, что это сделано непоследовательно.

А.Челышев:

- На мой вкус, надо с трех точек рассматривать фильм Никиты Сергеевича: с точки исторической, художественной и идеологической.

С.Тыркин:

- С исторической мы только что решили, что там ничего. С художественной – это фильм-сказка. И соответствующая образность там имеет место, поэтому относиться нужно таким образом. И проблемы художественные это именно непоследовательность, когда в фильме-сказке вдруг совершенно немотивированно появляются дачные куски, которые нужно было оставить в фильме 94 года, который получил «Оскара». Вдруг в фильме-сказке, фильме-фэнтези появляется огромный кусок с возвращением Котова на дачу и со всем этим «психоложеством», с рыдающей Толстогановой, которая ужасно, на мой взгляд, играет в этом фильме. С полностью обновленным составом ее семьи, поскольку какие-то актеры умерли, какие-то, видимо, не согласились играть в столь маленьких ролях. Это все дачное окружение выглядит, во-первых, повтором, потому что все это мы видели больше 15-ти лет назад. Во-вторых, в фильме-сказке психологические переливы из пустого в порожнее выглядит абсолютно лишними, потому что это два разных жанра.

А.Челышев:

- И еще одна у нас осталась точка – это идеологическая. Депутат Госдумы Владимир Мединский в своей книге, посвященной мифам о войне, утверждает, что Михалков снял, по его мнению, проимперский фильм, который должен и может научить любить Родину. Ты посмотрел и вторую часть второй части «Утомленные солнцем-2» - «Предстояние» и «Цитадель».

С.Тыркин:

- Я с первой частью согласен, что это проимперский фильм. Конечно, какой же он еще может быть.

А.Челышев:

- Про православный.

С.Тыркин:

- Каким же он может быть другим? Ведь режиссер не скрывает ни своей идеологии, ни своих религиозных взглядов. Другое дело, что известная история, что когда художник идеологию ставит над художественным смыслом, над образностью, что идеология разрушает художественную ткань фильма, какой бы они ни была – коммунистической, проимперской, православной. Это на пользу фильму, как художественному произведению, никогда не идет. А второй пункт – научить Родину любить – я не знаю таких произведений, которые могут впрямую чему-то научить зрителя.

А.Челышев:

- Когда читаешь комментарий в Интернете, большая часть клеймит Михалкова. Но подавляющее число клеймящих вменяют ему в вину какие-то исторические неточности. Ты мне скажи: народ хочет фильм о войне такой, какой она была на самом деле, действительно документалистику подавай или это просто чтобы Михалкова поругать?

С.Тыркин:

- Поскольку Михалков в первом «Предстоянии» не раскрыл свои карты, что он снимает. Может быть, он этого не сделал, потому что не понимает до сих пор, что он сделал. Он открещивается всячески, когда его спрашиваешь о полемике с Тарантино. Хотя, на мой взгляд, он идет абсолютно в ту же сторону. Но проблема в том, что Тарантино это делает осознанно, а он это делает не осознанно. Но если человек убирает из второй серии всякое наименование Сталинграда, это же о чем-то говорит: что перед вами просто цитадель, просто крепость, которую разрушает мышка. Побойтесь бога, забудьте уже об исторической хронике. Смотрите фильм-сказку, как вы смотрите Александра Роу или Птушко.

А.Челышев:

- Имеет ли в таком случае режиссер использовать войну исключительно как декорацию для своих художественных целей, никому не ясных?

С.Тыркин:

- Почему нет? Ни у кого нет права запрещать что-то режиссеру. Ни морального, никакого другого. Посмотрите прекрасный фильм «Лабиринт фавна» Гильермо Дель Тора. Фэнтези, происходящее во время второй мировой войны.

А.Челышев:

- «Хроники Нарнии» - пожалуйста. Там же начинает тоже во время войны, и те крошечные эпизоды, где дети в Англии – там же война

С.Тыркин:

- «Лабиринт фавна» - там действуют и партизаны, все, что хотите.

Звонок Владимира:

- Я сходил бы посмотрел. Михалкова уважаю. Очень он мне нравится, в основном по старым фильмам. Последнее, что мне нравится в его работе, это «Сибирский цирюльник».

С.Тыркин:

- Получите большое удовольствие. Развлечетесь.