Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+4°
Политика26 мая 2011 22:00

Дневник прапорщика, победившего дедовщину: "Ломом плац не подметают"

Заметки командира роты. Часть 3

Продолжение. Начало в номерах «КП» за 24 и 25 мая с. г. «МНЕ НАДО, ЧТОБЫ ТЫ ЗАМУ...ЛСЯ!» Солдат должен всегда быть занят: боевой подготовкой, выполнением своих должностных обязанностей, работой. Если он болтается без дела - жди неприятностей. Кстати, анекдот на эту тему. Навстречу ротному попадается солдат. - Иванов, бери лом, мети плац! - Товарищ капитан, разрешите я лучше веником подмету. - Солдат, мне не надо лучше, мне надо, чтобы ты заму...лся! У усталого солдата никогда не возникнет мысли кого-нибудь обидеть, затеять бучу. Например, принял я эксплуатационный взвод. Дисциплина в нем была ниже плинтуса, скажем так. А что, ведь кочегары, слесаря во взводе, та еще банда! Начал я наводить порядок. И был во взводе один солдатик, назовем Тыртышкиным, весь из себя больной, что-то с суставами у него, даже сапоги надевать не мог, валенки носил. Ни на работу, ни на занятия, ни в наряд его не пошлешь. Короче, бездельничает, и доходят до меня слухи, что «неуставняк» еще за ним числится, хотя сам-то прослужил полгода. Как-то стою в затишке и вижу: мой Тыртышкин из магазина вышел. Думаю: «Чу! Что-то не то! Но что?» И ведь не хромает, бодренько так движется болезный мой. - Тыртышкин! - как гаркну. А голос у меня - дай бог каждому. Как признавались солдаты, впервые услышавшие, как я гневаюсь, у них возникало желание сбегать в туалет (улыбаюсь). Зачуяв мой крик, солдат остановился, огляделся - не видно меня нигде. Наверняка подумал, что ему почудилось (для таких я уже превратился в исчадие ада). Но ушлый боец, уже... хромая, продолжил путь! Все! Валенки я с него снял - никаких освобождений, служба и работа по самое не хочу! Парень оказался толковым, уволился сержантом. А так бы или проболтался, или - еще хуже - сел бы. Да, кстати, не любят солдаты таких (по их терминологии) «гасильщиков», тех, кто сачкует от службы. Как-то получаю от своего бывшего солдата Виктора Федорова письмо в Одноклассниках. А в нем говорится: - А мы ведь недавно с земляками-сослуживцами из части встречались. И на встрече «люлей» подвалили Горбачеву, помните же, в техвзводе служил? - Да, Вить, помню, а за что вы его так? - Так мы служили, а он целый год дурака валял! И мне вспомнился этот солдат. У него была анатомическая особенность: мог руку из плеча вывернуть и получить освобождение. Так он год провалял дуру и даже в госпитале «лечился». Пока не приехала в часть его мама. И тогда мы узнали о его фокусах. И кончилось его освобождение от службы. Стал служить наравне со всеми. Но обида-то ведь на него у сослуживцев-корешей осталась. И через 10 лет ему аукнулось... ГАНТЕЛИ И «ШАЛАШОВКИ» Солдаты - это большие дети, потому нужно при работе с ними вносить элементы игры. У меня в роте рядом с дневальным одно время лежала на подставках пара гантелей. Однажды роту посетил большой начальник, генерал-майор. Он спросил бойца: - Для чего гантели? Дневальный - бодро: - Для самообороны, товарищ генерал-майор! Генерал улыбнулся находчивому солдату. Хотя за не­уставную «самооборону» можно было навтыкать ему: и не так стоит, и проморгал приход начальника, и с «тумбочки» сошел. Но за это я ему - «полтинник» (50 качков гантелей на каждую руку). Собраннее станет и промашку лучше запомнит. Да и сильнее станет. Все в одном флаконе. Солдат «качается», вся рота ржет, хотя каждый знает, что завтра может оказаться на его месте. Потому что на «тумбочке» дневальными часто стоят. Не ответил «Есть!» по телефону - все, «червончик» на турнике схлопотал. Раз пять помучится, через два наряда бодро отвечают: - Есть! Так точно! Никак нет! Все в генной памяти роты. Кстати, гантели я затем убрал - исчезла необходимость. Турник в таких делах лучше. * * * Когда я роту принял, солдаты не умели обращаться по уставу. А с этой мелочи и начинается дисциплина. Начали мои солдатики при каждом нарушении отжиматься от пола. Подумал: «Что-то не то. Но что?» Потом понял: «Я же выше них сижу или стою. Как бы унижение человека получается». Поставил шведскую стенку в канцелярии. При подтягиваниях «штрафники» выше ротного. Все нормально. Неправильно обратился, не так руку в воинском приветствии приложил, ремень ослаблен или, не дай бог, подворотничок неуставной - «червончик» на турнике. Не дошло - другой и третий бывает. И все с улыбкой. Но зато как быстро усваиваются строевые приемы и образцовый внешний вид! Изменяю правила для «провинившихся»: в канцелярии подтягиваются сержанты (начальники) при закрытых дверях, а в расположении - солдаты. Обязательный доклад о выполнении упражнения. Бывает, что я занят, кричу «штрафнику» во всегда открытую дверь канцелярии: - Не докладывать о выполнении! Все равно прутся доложить: - А вы потом вспомните и еще заставите! А что, логика есть. Ведь так положено по уставу. Дал команду напечатать бирки. Приклеили их скотчем на турниках: «Сержанты - я скучаю», «Солдаты - я скучаю». Мои орлы прозвали турник в канцелярии «валютной проституткой для сержантов». Турник в казарме - «шалашовкой для солдат». Да простят меня дамы. И подчеркиваю, все делается с улыбкой, доброжелательно, игра - зато полезно и, главное, не обидно. И по подтягиванию на перекладине роте - оценка пять...

Комментарий Ивана Паршикова к снимку: «Это вот мои «орелики». Тут и молодые, и деды - характеры были еще те! Давно уже уволились, а я их до сих пор помню. Слева направо стоят: рядовой Антон Шемякин, ефрейтор Денис Степанов, младший сержант Дмитрий Глухих,

Комментарий Ивана Паршикова к снимку: «Это вот мои «орелики». Тут и молодые, и деды - характеры были еще те! Давно уже уволились, а я их до сих пор помню. Слева направо стоят: рядовой Антон Шемякин, ефрейтор Денис Степанов, младший сержант Дмитрий Глухих,

УВОЛЬНЕНИЕ - С «ТУМБОЧКИ» Месяц для молодого пополнения после КМБ (курс молодого бойца) еще допускаю кое-какие огрехи в знании обязанностей. Но каждый день - напоминание, мол, учите как «Отче наш». Не хочешь? Ладно! Далее - «тумбочка» дневального и бронежилет на туловище. К обеду, редко к ужину, безупречно докладывают обязанности. И все опять же доброжелательно, с улыбкой. Принцип «не можешь - научим, не хочешь - заставим» работает великолепно. Я вообще по телевизору только новости смотрю. А тут как-то по РЕН ТВ этот дурковатый фильм «Солдаты» показывали. И там один из героев ляпнул языком, что, мол, дембелям не положено на «тумбочке» дневальным стоять. Тут же среди некоторых моих орлов и пошли пересуды. Дескать, хорошо бы и нам так. Э, нет! Все, моим солдатам даже увольнение в запас - с «тумбочки» дневального. А сержантам, естественно, с дежурства по роте. Утром дембеля на построении части - со штык-ножом. С ними прощается часть (прохождение торжественным маршем перед увольняемыми). Затем увольняемый идет, сдает наряд и домой в обед. Билеты куплены заранее, провожает командир взвода. Так теперь сами увольняемые напоминают, чтобы не забыли поставить в наряд по роте в последний день службы. Статус, однако. ЮБКА ДЛЯ СОЛДАТА Не секрет, что в армии старослужащие пытаются возложить свою работу на молодых. Все это у меня тоже под контролем. Если молодого солдата дембеля заставят работать за себя, то утром я буду знать. У меня старая юбка жены есть, я разок «торжественно» вручал тому, кто за себя и того парня работал. Больше добровольцев нет. Приведу такой пример. В нашу роту из другой, родственной части перевели солдатика, прослужившего шесть месяцев. Достали его старослужащие в той части - били, издевались над ним. Служит он у меня полгода, а потом кидается в бега. В течение нескольких часов поймали. Отработано у нас это. Спрашиваю: - Куда бежал? - В старую часть. - Зачем? - А в той части тем, кто прослужил год, не положено работать! - следует бесхитростный ответ. Вот так-то! Дети, они и есть дети, хоть и годами к двадцатке лет приближаются... ИНДУЛЬГЕНЦИЯ А знаете, что такое «индульгенция»? Это прощение. Выполнил солдат работу или задание с блеском - пишу на отпечатанном специальном бланке: «Индульгенция - один наряд». И роспись. Бумажка? Да, бумажка. Но! Потом, если этот солдат по мелочи что-нибудь нарушит, объявляешь наряд на работы, а он с блеском в глазах (мальчишка!): - А у меня индульгенция! И этот мальчишка в следующий раз будет стараться заработать еще одну индульгенцию. Главное - ничего не забывать! Хорошее помнить всегда, плохое тоже, но не напоминать о плохом. При подведении итогов лучшему солдату в роте за месяц обязательно даю дополнительный выходной в рабочий день. Пусть он в роте находится, зато какая у него радость и гордость - все трудятся (шуршат, по их терминологии), а он свободен. Заслужил, пацаны! Продолжение следует.