Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+4°
Политика2 июня 2011 22:00

Дневник прапорщика, победившего дедовщину: Волшебное перевоспитание старика у выгребной ямы

Заметки командира роты. Часть 6

Окончание. Начало - в номерах за 24, 25, 27, 31 мая и 1 июня с. г. ФОТКА НА ПАМЯТЬ Люблю рассматривать этот снимок шестилетней давности. Прощальная фотография перед увольнением в запас весенних призывников 2003 года. Знакомые лица. Есть что вспомнить. Сердце щемит от ностальгии... Я тогда вводил в роте традицию: увольняемые фотографируются, фото - в рамку и на стену в канцелярии. Кстати, в дальнейшем образовалась фотогалерея на стене. Биография роты. То был призыв, которым я откомандовал к тому времени полтора года. И вот весна 2011-го. Как-то вечером получаю письмо от большого Павла Карамушки (он и прислал мне это фото раньше по электронке). Так вот, в своем комментарии к снимку Павел написал: «Товарищ старший прапорщик, отличная у нас была рота!» Человек давно уволился, а добрую память хранит. Да, рота была отличная, но непростая. Характеры были еще те! И мне вспомнилось... САША Старшина Сергей Коновалов передал мне слова одного из сержантов того призыва, когда его провожали на вокзале: - Передайте ротному, все равно я буду воровать! Обожгло. Как в душу плюнули. «Эх, Сашка, Сашка, зачем ты так? - подумалось мне тогда. - Значит, где-то я дал промашку... Не понял тебя, недоработал...» А ведь это же я, Саша, тебя вывел в сержанты. Хотя ты, едва прослужив полгода, попался мне на нехорошем, скажем так, деле... Я узнал, что мои орлы «прокачивают», бьют молодых. И ты был одним из главных заводил. Вернее, тебя назначили старослужащие. Помнишь, какую головомойку я вам тогда устроил? Мне казалось, что ты сделал выводы. А потом, Саша, ты стал уважаемым сержантом в роте и, я бы сказал, авторитетным - в хорошем смысле. Но после тех, переданных мне Коноваловым прощальных слов я понял: ты просто решил, что сс... против ветра опасно и чревато! И лукавил. Жаль. Ладно, проехали, как там у тебя на гражданке? Надеюсь, что в бандиты-то ты не пошел и все хорошо у тебя?.. ДИКТОФОН Было время, когда старики были моей самой большой проблемой. Не все, а некоторые, переведенные за неуставные отношения из родственных частей. Так сказать, на перевоспитание. Вот они втихаря и стали трамбовать молодых по вечерам возле спортивных снарядов. Ну, думаю, гады, ладно, я вам устрою! Размещаю в скрытом от глаз месте за шведской стенкой диктофон (перед прокачкой его включит солдат, которому я доверял). И ухожу домой. Утром все доказательства у меня. Отлично слышно, все голоса разборчивы. Действительно, заставляют отжиматься, подтягиваться, а в перерывах, судя по глухим ударам и стонам, бьют. Потом оказалось, что били валенком по голове и около шеи, где не видно синяков. Затем - собрание роты с прослушиванием кассеты. Пока все, замерев, слушают, я наблюдаю за негодяями: сидят красные как вареные раки. Ведь все храбрые, пока не попадутся, а потом... потом «текут». Пошел разговор, разборки, наказания и клятвы, что это не повторится. А ведь за пару дней до того собрания старики хотели сломать «духа» Игоря Самойловского, имеющего высшее образование. И какой он дал им отпор! Мало не показалось! Вскоре такая же попытка в отношении «душка» Сергея Гордейчука. И опять отпор (деды храбры до того, как получат в «пятак»). Кстати. И Самойловский, и Гордейчук позднее стали сержантами. Я сразу брал на заметку людей, умеющих постоять за себя. А Серегу Гордейчука в дальнейшем ждала Чечня - уже офицером милиции. Вот с разбора ЧП с прокачкой и началась моя основная работа по выжиганию в роте дедовщины. Естественно, комната для занятий спортом была «уничтожена как класс». Она стала канцелярией командиров взводов. А спортивный уголок мы организовали на центральном проходе казармы недалеко от тумбочки дневального - на глазах у наряда.

«Семейное» фото на память. Увольняется очередная группа солдат и сержантов. Командиры и дембеля решили запечатлеть этот миг. В первом ряду (сидит второй справа) - командир роты старший прапорщик Иван Паршиков.

«Семейное» фото на память. Увольняется очередная группа солдат и сержантов. Командиры и дембеля решили запечатлеть этот миг. В первом ряду (сидит второй справа) - командир роты старший прапорщик Иван Паршиков.

АССЕНИЗАТОР Разглядываю фотографию дальше. Вон там, за мной, стоит Серега, тоже сержант. Сергей, а помнишь, как вы ночью после отбоя по его команде пожелали дедушке Ганушкину (фамилия изменена): - Спи спокойно, дедушка, дембельских снов тебе! А на другой день я вам показывал, как этот дедушка вычерпывает ведром на длинной березовой палке из уличного туалета при КПП дерьмо? Перед этим пожарная машина туда вылила две тонны воды! Чтобы ему было легче черпать! Забота командования, так сказать. А ведь впереди у него было еще три туалета! Быстро осознал человек, что вообще чревато быть дедушкой в нашей части! ПРОКОЛ Вот возвышается над всеми Пашка большой, а из-за спины его выглядывает другой Пашка, маленький. Который наверняка помнит старослужащего Вылкоцкого (фамилия изменена). Помнишь, как я перехватил 2000 рублей перевода от твоих родителей, предназначенных ему? Это он тебя напряг, а я узнал - и на контроль это дело. И помнишь, как он выучил Уголовный кодекс и бегал за мной, мол, я же не совершил уголовного преступления, я только пытался! Мужики, а вы помните рядового Аврамова (фамилия изменена, но вы уже догадались?). Его к нам «сослали» из родственной части за неуставняк. Так вот, зная о том, что хороший сержант порой получается из разгильдяев, я попытался из него воспитать младшего командира. Беседы, разговоры с ним, объяснения. У него была мечта после армии поступить в школу ФСБ. И на этой мечте его я и попытался сыграть. Но, увы, я ошибся. Аврамов стал младшим сержантом, начал работать, но ударил подчиненного солдата, пришлось наказать - снять и разжаловать! И, естественно, глаз да глаз за ним. Так что признаю : и на старуху бывает проруха! Были, были и у меня проколы. А выводы из них лишь обогащали мой опыт борьбы с дедовщиной... Что-то я разговорился. Короче, мужики, когда мы фотографировались, мне было жаль, что ваш призыв увольняется! Искренне жаль, вы были действительно на то время лучшими. Знаю, что у многих уже семьи, дети, некоторые успели развестись, а вот Ромка, уехав в Москву, открыл свою фирму и сейчас такой важный на фотографиях в Одноклассниках, знатный жених. А Максим остался в армии на контракт, окончил наконец институт, женился, и у него очаровательная дочь. Можно много чего вспомнить, глядя на фотографию... Я верю, что все у вас, мужики, в жизни сложилось... НАШ КОММЕНТАРИЙ Жизнь мудрее учебников Когда в «КП» появились первые части дневника командира роты, мне позвонил известный военный ученый, доктор педагогических наук Владимир Ковалев и сказал: «Была бы моя воля, я бы этого прапорщика Паршикова главным воспитателем Воооруженных сил назначил! Это же наш армейский Макаренко, можно сказать! Он прекрасно доказал, что с этой проклятой дедовщиной бороться можно! Я бы на месте Минобороны из его дневника учебник для лейтенантов и сержантов сделал, чтобы учились, как надо с подчиненными работать». После этих слов мне подумалось вот о чем. Уж сколько лет командиры, начальники, ученые, правозащитники, прокуратуры бьются с заразой дедовщины. Создается впечатление, что она непобедима. Армия жалуется на плохой контингент, родители призывников - на неважные порядки в армии. А старший прапорщик Паршиков ни на кого не жаловался: он принимал в роту пацанов такими, как они были, и воспитывал. Мудро, расчетливо, не по заумным учебникам педагогики и психологии, а так, как подсказывали ему сердце и ум, - где кнутом, а где и пряником. Потому в его роте и не буйствовала дедовщина. Среди многочисленных откликов читателей на его дневник попалась мне одна фраза, которая почему-то обожгла. Офицер писал: «Фигня все это, командир должен учить солдат боевому мастерству, а не нянчиться с ними». Это опасное и, к сожалению, типичное заблуждение. Потому что нельзя отрывать обучение от воспитания. Если командир тупо рассчитывает лишь на силу власти и не умеет заглянуть в тайники души солдатской, он никогда не победит дедовщину - она будет побеждать его. Дневник командира роты - это умный учебник «народной педагогики», который, безусловно, будет полезен для тех, кто не на словах, а на деле хочет исцелить армию от болячки, серьезно уродующей ее жизнь. Наверное, поэтому мать призывника написала мне: «Я мечтаю, чтобы у моего сына был такой командир»... Виктор БАРАНЕЦ, военный обозреватель «КП»