2018-02-21T23:44:15+03:00

Чтобы видеться с дочкой, Евгений Осин устроился учителем музыки в ее школу

Популярный певец – о новой работе, распавшейся семье, духовности и халтуре [интервью радио «КП»]
Поделиться:
Комментарии: comments16
Изменить размер текста:

Певец, музыкант и автор песен Евгений Осин посетил студию радио «Комсомольская правда» (97,2 FM) в День России. Правда, интервью получилось не совсем праздничным – в личной жизни певца произошли нерадужные изменения.

Напомним, свою популярность Евгений завоевал благодаря оригинальному жанру исполнения, совмещающему так называемую дворовую романтическую музыку с эстрадными ритмами и рок-н-роллом. О своем прошлом и настоящем музыкант рассказал слушателям и ведущей Екатерине Шевцовой в прямом эфире.

Шевцова:

– Легко было сегодня подняться и приехать к 11 утра?

Осин:

– Очень легко. Потому что я пошел на праздник, на Троицу, в церковь, на утреннюю литургию, и после церкви сразу же к вам. Я просто православный человек, надеюсь, и стараюсь в праздники, в выходные ходить в церковь по утрам. Стараюсь ходить на самые ранние службы, чтобы потом весь день был свободен.

Шевцова:

– А есть любимые места в Москве? Не в любой храм можно придти.

Осин:

– Есть у нас на Соколе Всех Святых – это основной храм. Но я люблю еще маленький приход – Покрова Пресвятой Богородицы. Это Покровское-Стрешнево на Волоколамском шоссе. Там мой батюшка, отец Алексей служит. Есть свой духовник, который меня венчал, крестил мою дочку. И я с ним уже 10 лет в дружбе. Когда вопрос духовный, или вообще по жизни какие-то ситуации – можно всегда священника спросить, он подскажет, как поступить.

Шевцова:

– А когда были сложенные моменты в жизни – наверняка они были, и в личном плане, и в плане творческом – к кому обращались?

Осин:

– К священнику. Можно, конечно, посоветоваться с родными и близкими. Но есть вопросы, когда не знаешь как поступить, и хочется, чтобы совести было спокойнее. А лучше священника никто не даст ответ на этот вопрос.

Шевцова:

– Какой период жизни был самым трудным, самым тяжелым, когда хотелось поменять свою жизнь, от чего-то отказаться, на кого-то обидеться?

Осин:

– Были периоды, они и сейчас продолжаются. Дело в том, что я расстался с семьей, так получилось, не по своей воле. Теперь я вижу дочку не так часто, как хотелось бы. Я работаю в школе, где она учится, устроился там, веду с детьми музыкальные занятия.

Шевцова:

– Прямо вот так: учитель музыки Евгений Осин?

Осин:

– Я педагог дополнительного образования, у нас вокально-инструментальный ансамбль. Причем мы играем музыку полностью руками. Я учу детей играть не под фонограмму, не под «минус один», а полностью от первой струны гитары и заканчивая ударной установкой, дети играют живьем.

Шевцова:

– С удовольствием ходят?

Осин:

– Да, с удовольствием. Они жду репетиций. Старшеклассники в свободное плавание пошли, они без меня репетируют, они пишут свои песни, снимают фирменные группы и играют.

Шевцова:

– Какую музыку нынче дети слушают? Вы это одобряете или не очень?

Осин:

– Старшеклассников уже трудно куда-то направлять. Потому что у них свои сложившиеся вкусы. И все, что модно, они играют, конечно, «Битлз». Мне приятно, что они слушают и пытаются играть ту музыку, которую я когда-то слушал. Они не попсовые, они больше слушают интересный, красивый, мелодичный рок. И они не любят новомодные запевы, рэпы – они это не слушают.

Шевцова:

– А если вернуться в ваше школьное прошлое – в вашем детстве наверняка были школьные ансамбли?

Осин:

– Конечно, я сам играл в таком ансамбле на барабанах, и сейчас для себя практикуюсь и занимаюсь отдельно. У меня в школе две ударных установки. Раньше у меня были дома, потому что было негде репетировать. И когда я занимался дома, и репетировали с ребятами тоже на квартире – было слышно до метро, хотя идти минут 10. Весь дом стоял на ушах, но не было, чтобы кто-то пошел жаловаться в милицию. Были рады, что ребята занимаются, а не бухают, не колются, не пьяницы, не алкоголики, не наркоманы. Мы занимались музыкой. Даже часто выносили аппаратуру на улицу и играли – у кого свадьба, день рождения, и просто – было принято, во дворе ставили, проводили сетевой удлинитель, колонки, все как положено. Это было здорово! Жалко, что сейчас такого нет. Но время другое, тогда все было более искренне, более романтично.

Шевцова:

– Вы сказали, что у вас ансамбль. У вас и корочка, что вы можете быть руководителем самодеятельного ансамбля?

Осин:

– Да, у меня есть такое удостоверение, такие курсы проходил и имею право работать. Первая моя работа по этой специальности была на кондитерской фабрике «Красный Октябрь», и там при фабрике был Дом культуры, и я – руководитель собственного ансамбля. Была удобная база. Считалось, что я работаю, и сам же занимался со своей группой.

Шевцова:

– Коллектив состоял из работников и работниц фабрики?

Осин:

– Нет. Коллектив был мой. На фабрике в основном работают женщины, они были зрителями, а мы для них играли. Даже выезжали, у нас были поездки от фабрики в дома отдыха. Такие поездки за город зимой, утром все на лыжах, вечером гулянка, ансамбль. Вот так культурно отдыхали.

Шевцова:

– Когда стало понятно, что музыкой можно зарабатывать деньги, что это может стать профессией, что это может кормить, а быть не просто хобби, времяпрепровождением?

Осин:

– Начав заниматься музыкой еще в школьные годы, мы находили какие-то халтуры. Это были свадьбы, выпускные вечера, все это оплачивалось. Рублей 50 могли заплатить. По червонцу на человека – это очень прилично заработать за вечер. На свадьбах давали еще пайком. Давали продукты, алкоголь – грузили целую сумку. И говорят: возьмите с собой угощение, плюс деньги. Правда, часть денег шла на транспорт, потому что аппаратуру нужно было погрузить, увезти.

Шевцова:

– С друзьями юности поддерживаете отношения или уже потерялись по жизни?

Осин:

– Есть мой старый друг, из тех, с кем я играл в ансамбле. Сейчас он занимается музыкой, играет в группе «Николай Коперник», его зовут Алексеев Алексей. И мы с 9-го класса школы дружили. Его брат Александр Алексеев, он к сожалению ушел в прошлом году от нас, был моим соавтором и аранжировщиком, другом, с которым мы делали все песни, которые знают и слушают зрители. Мы дружили с 3-го класса, мне было 9 лет – и уже 30 с лишним лет мы дружим до сих пор. Многие люди покинули этот мир, даже мои сверстники или люди младше меня, по разным причинам. Получается, что мы вообще теряем людей, и это надо помнить, ценить, любить друг друга и уважать. Это в жизни важно.

Шевцова:

– Евгений, вы говорите: записать альбом, снять клип. В данный момент это дорого? Когда нет продюсера, когда ты не являешься молодой 20-летней длинноногой блондинкой, не умеющей петь?

Осин:

– Нет, я всего достиг сам. Но благодаря своему первому продюсеру Валерию Жарову, который помог, направил меня в нужном направлении. И потом в самостоятельное плавание. Прошли годы, я сам себе режиссер, работаю только с директором, у меня есть директор Александр Сидоренко. Есть работа, ездим по разным городам, записываем альбомы, снимаем клипы – опять же благодаря друзьям, которые у нас есть. Сейчас техника так далеко шагнула, что можно снимать клипы на фотоаппарат. Все последние клипы мы снимаем именно на фотоаппарат. Мне очень нравится, что дети играют, поют сами, и настоящие романтичные школьные песни. Причем эти песни я сам пою, потому что это универсальные песни. Я вообще пою о романтике школьной любви, поэтому свой возраст не замечаю, и вообще не чувствую себя ни в каком возрасте. Как я был школьник, так себя и ощущаю. Единственное – что на мне теперь больше ответственности. Как говорится, маленькая собачка до старости щенок.

Звонок от Ирины:

– Хочу спросить: поскольку ваши ребята увлекаются классическим мелодичным роком – не оказывает ли эта музыка влияния и на ваше творчество? У вас в основном была поп-музыка. Меняется ваше направление, или все остается прежним? Второй вопрос: как на ваш взгляд, может у нас быть будущее на основе объединения людей всех конфессий, всех национальностей в единый народ? Можем мы уважать, любить культуру друг друга и нашей страны, не поддаваться на провокации?

Осин:

– Стиль я менять не собираюсь, я имел однажды такую попытку. Записал электронный альбом, он назывался «Птицы», и люди с прищуром стали смотреть на меня. Это был уже не тот Евгений Осин. И я вернулся в то, в чем я варился. Найти свой стиль очень непросто, у меня есть свой стиль, свое лицо, свой имидж. Я однажды сделал ошибку, и после этого трудно восстанавливаться. Что касается дружбы народов – думаю, каждый должен понимать, и это зависит только от людей: мы не можем никого заставить любить. Но как сказал Христос: «Заповедь новую даю вам. Любите друг друга». Естественно, мы должны друг друга любить и уважать, не поддаваться на провокации, раздражители. Таким образом, можем вокруг себя создать добрую ауру, и люди, которые будут это видеть, надеюсь, тоже будут становиться лучше.

Шевцова:

– Вы говорите, что был период, когда ушли в другую музыку. Но в данный момент, думаю, нет конкурентов в этом поле.

Осин:

– Да, это многие пытаются делать. Мне приятно, когда говорят: это в стиле Осина. Есть стиль, и мне приятно, я работаю с людьми, которые помогают мне, любят то же направление, выросли на группах «Битлз», «Диппл Пепл», и так далее.

Шевцова:

– «Самоцветы».

Осин:

– Это немного другое. Они были вынуждены находиться в рамках, потому что тогда были Советы, все запрещалось. И то, Юрий Федорович Маликов находил какие-то ходы битловские, вставлял в эти песни, и благодаря этой мелодике, конечно, группа звучала выигрышно. Это «Веселые ребята», «Самоцветы», группа «Цветы» Стаса Намина. Я работаю с композитором Дмитрием Дьячковым, отец которого записал почти всем этим группам. Сам он работал в группе «Цветы» на клавишах, он пел песнь: «Мы вам честно сказать хотим, на девчонок мы больше не глядим».

Шевцова:

– Очень приятно, что вы помогаете детям, что с ними работаете. Потому что надоело слышать все эти разговоры: молодежь бездуховная, непонятно чем занимается. Хуже, когда мы с вами делаем умный вид, оттопыриваем пальчик и говорим: вот, у нас дети не такие. Надо самим заниматься своими детьми. Я помню, когда Александр Гарриевич Гордон на вопрос: как вы воспитываете своего ребенка? – говорил: делай как я. Смотри на меня и делай как я. Я подумала, что это важный принцип воспитания, когда дети берут со старших пример, с родителей.

Осин:

– Конечно. Причем мы, публичные люди, или вы имеете радиостанцию, которая тоже несет многим радиослушателям свои принципы, свои понятия, жизненный подход. И мы имеем большую ответственность. Поэтому давайте все вместе – «Возьмемся за руки, друзья, чтоб не пропасть поодиночке».

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также