2018-04-02T13:53:31+03:00

Бывший префект Северного округа Москвы рассказал, почему поссорился с семьей Лужкова

Поначалу отношения Юрия Хардикова и Лужковых были нормальными. А потом все как-то вдруг не заладилось... [обсуждение]
Поделиться:
Комментарии: comments45
Изменить размер текста:

23 июня стало известно, что Елена Батурина в очередной раз подала в суд на Юрия Хардикова. Бывший столичный чиновник рассказал, почему он поссорился с семьей экс-мэра.

Со стороны эта история кажется невероятной: вот так Хардиков! Нагрел почти на миллиард саму Елену Батурину, вывез деньги за границу, получил убежище и теперь радуется себе жизни, отъедаясь на жирной литовской сметанке!

...Если есть в этом пассаже правда, то не вся. Два года назад экс-префект Северного округа Москвы Юрий Хардиков, поссорившись с российской бизнес-вумен № 1, действительно из России уехал, избежав ареста, который грозил ему на родине. Деньжат себе на первое время перевел, чем обратил на себя внимание литовской прокуратуры, заподозрившей его в отмывании денег. В прессе писали про 39 миллионов долларов, но он возмутился: гораздо меньше! Но все равно сравнимо с бюджетом среднего литовского города…

Все его счета в Литве были арестованы. И теперь каждый раз, чтобы купить лошадям корма (он тут не очень скучает, вовсю развивая сельский туризм. - Авт.), ему приходится писать письмо прокурору и просить налички на овес. А в остальном его жизнь кажется налаженной, а день заполненным: от спортзала к тайскому боксу, от хоккея - к компьютеру, чтобы опровергать клевету, которая дождем сыплется на него с российских сайтов.

Некоторое время назад Литва предоставила ему «дополнительную защиту». Это не то чтобы политубежище (его дают, если человека преследуют по расовому, религиозному или национальному признаку. - Авт.), но нечто похожее. «С учетом информации, которой располагает Департамент миграции при МВД Литовской Республики о существующей в Российской Федерации проблеме коррупции... следует констатировать, что рассказ Юрия Хардикова является непротиворечивым, последовательным, а все приведенные факты его уголовного преследования в Российской Федерации соответствуют действительности», - написано в официальном решении.

Что же такого, интересно, Хардиков рассказывал литовским чиновникам, что ему предоставили там защиту? О ком рассказывал - понятно, о Батуриной, конечно, с которой он недальновидно вступил в товарно-денежные отношения. А именно: продал ей 90 процентов долей в ООО «Олимп-2014», которое, как это принято у чиновников, было оформлено на его старушку мать. Это самое ООО, которое Хардиков в свое время за 15 миллионов рублей купил у «Кубаньэнерго», где когда-то работал, арендовало у государства 7,5 га земли в Сочи и владело пятью объектами недвижимости, которые в действительности представляли собой развалины. Но обещало неплохой доход в будущем - поэтому Батурина и выложила за него 824 миллиона рублей, то есть в 55 раз (!) больше того, что заплатил Хардиков. Однако через некоторое время «Кубаньэнерго» через суд вернуло эти развалины себе и в три дня перепродало. И получилось, что в руках у Батуриной и ее юристов оказался «воздух» - ни земли, ни развалин, ни сумасшедших доходов...

Проблем бы не было, если бы она обратилась в суд. Но для нее было привычнее «подключить ресурсы», что было совсем нетрудно с учетом должности, которую тогда занимал ее супруг. Батурина написала заявление в милицию, в результате чего Хардиков в довесок к заработанным миллионам получил уголовное дело о мошенничестве в особо крупных размерах и был объявлен в международный розыск, поскольку к тому времени с российского горизонта исчез. И вот теперь обнаружился в Литве - в качестве борца с российской коррупцией.

Зная не понаслышке о почти стопроцентной бизнес-удачливости экс-первой леди Москвы, нам стало интересно изучить историю ее единственной неудачи по имени Хардиков.

 Фото: АП

Фото: АП

Как становятся префектами?

- Я тоже 23 года состою в Союзе журналистов, - сказал Юрий Анатольевич, посмотрев, как я выкладываю на стол диктофон и блокнот. - А сейчас меня постоянно называют «беглым префектом». Митволь, который занял мое кресло, говорил, что я будто бы кабинет себе оборудовал и что альпинисты заносили туда через окно телевизор, и семинар-де в Подмосковье провел, заказав туда голых официанток… Какие официантки, если я там был с женой и двумя детьми?! Когда ты получаешь должность министра московского правительства, ты по определению попадаешь в разряд негодяев. Потому что есть категория людей, которые смотрят начальнику в рот, а есть абстрагированное от власти общество, которое всех начальников ненавидит.

- И все-таки: как из журналистов становятся префектами?

- У меня три высших образования. Степень кандидата экономических наук. Сказать, что я стал префектом и сразу разбогател, нельзя. До того я занимался туристическим бизнесом, совместное предприятие имел, владел компанией. Я пришел в мэрию небедным человеком, продекларировал доходов на 800 миллионов рублей. Для многих московских чиновников это был нонсенс. Потому что они обычно декларировали кепку, улей и «ГАЗ-69».

Конфликт с Лужковым и Батуриной

- Как же вы умудрились наступить на хвост самой Батуриной?

- Никуда я ей не наступал. Я с Лужковым знаком с 2001 года, еще когда работал в «Центрэнерго». Как-то встретился с ним на футболе, сказал, что ушел от Чубайса, нигде не работаю, - и через какое-то время он пригласил меня, объявив подчиненным: вот вам человек, думайте, где его можно использовать. Он полностью находился под влиянием своей жены. Когда со мной начались все эти недоразумения, знающие люди дали понять: «Если бы идея тебя уничтожить принадлежала Лужкову, мы бы ему сказали. Но это ЕЕ решение, поэтому с ним говорить бесполезно».

- Что представляет собой тот участок в Сочи, из-за которого весь сыр-бор?

- Я купил компанию, которая в то время владела недвижимостью и правом аренды на участок в Сочи. Купил у «Кубаньэнерго» совершенно законно, когда об Олимпийских играх еще никто и не помышлял. Потом объявили об Олимпиаде, цены поднялись в разы. Понял, что для занятия строительством у меня нет ни опыта, ни практики, и продал бизнес Батуриной, которую мне насоветовали в мэрии. За 824 миллиона 374 тысячи рублей. Все было чисто и честно. Ее юристы изучали документы и подтвердили, что компания является добросовестным приобретателем и забрать у нее имущество законно нельзя. В договоре купли-продажи было четко записано: в случае разногласий все решается в районном суде. Но в суд Елена Батурина не пошла. Была подключена милиция. Милицейское давление - способ достаточно эффективный. Доказать они ничего были не в состоянии, но могли подбросить и наркотики, и патрончики...

 Фото: АП

Фото: АП

- Подбросили?

- Пытались. Позвонил однажды один милицейский генерал: примите, мол, человечка. Я сообразил, что мне наверняка попытаются всучить взятку. Теперь представьте: суббота, конец декабря, стоит у меня в приемной человек с чемоданом денег. Звоню своим водителям - те сообщают: на первом этаже полный холл телекамер, готовится «маски-шоу». То есть сейчас этот человек зайдет в кабинет, откроет кейс, уронит на пол миллион долларов и скажет: «Я принес все, что вы просили!» - а за ним забегут журналисты и вечером меня покажут по НТВ... Нажимаю кнопку, говорю секретарю: «Скажи, что префект принять не сможет». Человек улыбнулся, взял чемоданчик и ушел... Умные люди мне посоветовали: ты лучше смойся. Если тебе решили взятку дать, то дадут ее даже в троллейбусе. Я в тот же день лег в Боткинскую больницу, отлежал неделю, а сразу после Нового года пришел к Лужкову и вручил заявление на отпуск с последующим увольнением по собственному желанию. Так что я ушел сам, а не был, как говорили, уволен за капремонт, за кабинет с огромным телевизором, за семинар с голыми официантками или за то, что похитил у Батуриной миллиард…

«Вы что - плохо роете?»

- За что же вас так прессовали?

- За то, что делал. Снес, например, азербайджанский рынок на «Речном вокзале». Хозяева потеряли 600 тысяч евро в месяц. Отказался одному самому близкому другу Лужкова, самому нашему народному артисту подписать под рынок детский стадион. Но самое главное - не пошел на поводу у Батуриной.

- Когда Лужков попросил вид на жительство в соседней с вами Латвии, вздрогнули?

- Я не интересуюсь тем, что с ними сегодня происходит. Они являются сюжетами для книжки, которую я пишу, не более. Мне повезло, что я этого жучка с дипломатом денег просчитал, не запустил к себе в кабинет. А то все бы думали: ну вот, сибирячок на руку слабый оказался, денег хотел срубить... Московская милиция на меня очень долго искала компромат. Но почти за два года работы ничего не нашла. Я думаю, Батурину это сильно удивляло: вы что, плохо роете?

Из тех, с кем я когда-то начинал служить в милиции (а я там в молодости работал!), многие сегодня стали полковниками и генералами. И когда они мне объясняют, что мое уголовное дело в России можно закрыть только за деньги, я думаю: ну не нужен я Родине - поживу в Литве, буду писать книжки.

«Олигархша»

- И как книга - пишется? В прессе даже промелькнуло название - «Олигархша»...

- Я уже заключил договор с одним шведским издательством. Издавать будем под псевдонимом на шведском языке. Планирую лет через 10 получить за нее Нобелевскую премию по литературе... Мне советуют: «Ты лучше быстрее напиши, опубликуй как публицистику». А я отвечаю: «Зачем лить на свою Родину дополнительную грязь?» Лужков - не стопроцентно отрицательный персонаж. Всего год назад его все, извините, в попу целовали.

Я набрал для книги шикарный материал. И одно знаю: если бы все это случилось лет пять назад, когда Лужков был в силе, меня давно бы закопали и семья моя была бы нищей. Вступая в борьбу с Батуриной, я, конечно, не предполагал, что Лужка снесут, я на это даже не надеялся.

Батурину сейчас раздевают, отнимают весь ее бизнес. Но я не злорадствую. Я хочу, чтобы в России определились: обманул Хардиков Батурину или нет? Он (то есть Хардиков. - Авт.) - преступник или герой? Если преступления не было, значит, его кто-то придумал. Кто?

Вместо послесловия

Москва лесам не верит

«Он как вообще, этот твой Хардиков, - в порядке?» - мрачно хмыкнули в редакции, прочитав это интервью.

«Более чем!» - уверенно отвечала я, соглашаясь с тем, что некоторые места в его откровениях вызывают вопросы.

Проблема в том, что до скандала с Батуриной о «правозащитнике Хардикове» в мире никто не знал. У всех этих его разоблачений был бы совсем другой вес, если бы он озвучил их, когда был при власти. Но это было невозможно, пока мэром Москвы был супруг главного объекта его интереса. Ну а так получается, что в той системе, которая сейчас его самого прихлопнула крышкой, он был точно таким же гвоздиком, как и все.

Человек, безусловно, харизматичный, он за жизнь сделал как минимум два хороших дела: построил охотничью заимку в глухой сибирской тайге и снял фильм-исследование об одном сибирском поэте, репрессированном в конце тридцатых. Смотрела я, вернувшись из Вильнюса, эти диски с фильмами о хардиковских хороших делах и думала: зря ты, парень, подался в Москву - жил бы себе в Сибири, волков с медведями гонял, играл в мужские игрушки, поил водкой заезжих звезд типа Якубовича с Расторгуевым и не лез в политику. Хотя... Когда на человека обрушиваются большие деньги, тут не до выбора: если ты в нее не полезешь, она в тебя вонзится сама - то ли в виде стрелы, то ли пули. И тогда сибиряки начинают вести себя в Москве, как в лесу. А Москва им отвечает в точном соответствии с законами леса.

Между тем Елена Батурина пока в суде ничего не добилась: в начале апреля 2011 года Кунцевский районный суд отказался рассматривать ее иск по поводу покупки сочинской земли, порекомендовав обратиться в суд арбитражный. С этого и надо было начинать: это же логично, чтобы в финансовых мошенничествах разбирались в судах, а не в полиции, - тогда Хардикову, Бородину, Чичваркину и прочим беглецам, коих за пределами России уже целая армия, не пришлось бы удирать за границу, провоцируя на родине очередной виток коррупции. Знаете, сколько посредников уже позвонили Хардикову в Литву, предлагая за взятку (от миллиона долларов до тридцати) «порешать» его вопрос в российских властных структурах? Двенадцать! Все отметились - от профессоров до правозащитников. Сколько человек с этим же предложением обратились к Елене Батуриной, выяснить не удалось.

Судя по тому, что оба они до сих пор любят родину издалека, - с коррупцией у нас в стране все не так плохо...

Еще больше материалов по теме: «Юрий Лужков: досье KP.RU»

Понравился материал?

Подпишитесь на тематическую рассылку, и не пропускайте материалы, которые пишет Галина САПОЖНИКОВА

 
Читайте также