Звезды4 июля 2011 8:00

Любовь с извращениями

В конкурсе Карловарского фестиваля преобладают мрачные сексуальные драмы, но встречаются и комедии

Даже не знаю, что было бы с фестивальным движением, если бы в мире вдруг перестали снимать фильмы о половых извращениях.

Счастлив фестиваль, заполучивший премьеру картины на животрепещущую тему педофилии, ибо на нее всегда радостно клюет «продвинутый» кинозритель. В порядке также и фестиваль, зарезервировавший киноленту об инцесте: на такие тоже всегда много желающих (даже Московскому кинофестивалю в этом году повезло: австрийское «Табу» повествовало о любовной страсти поэта Тракля к родной сестре).

Но лучше всего, безусловно, тому фестивалю, что нашел для себя фильм, где есть одновременно и инцест, и педофилия. Как, например, в испанской ленте под названием «Не пугайся» (No tengas miedo) оскаровского номинанта Мончо Армендариса, только что показанной в Карловарском конкурсе.

Что действительно удивляет в этой картине, так это ее настойчивое желание обойтись без налета сенсационности, без дешевых приемов, маскирующих дурные наклонности режиссера, без старческой слюнявости и склонности к подглядыванию в замочную скважину, и даже — что уж совсем немыслимо - без утомительно-банального «психоложества» и практически без наготы.

Это прежде всего пытливый и пристальный взгляд в самый корень проблемы: ребенку, подвергающемуся сексуальному преследованию в собственной семье, никто не верит. Он абсолютно, трагически одинок. Маленькая девочка, играя с куклами в оральный секс, прямым текстом говорит маме, что этой игре ее научил папа, но родительница, не парясь, предпочитает списать все на нездоровые фантазии дочери. Отец (в строгом исполнении Луиса Омара из «Разомкнутых объятий» Альмодовара), как это ни ужасно, любит свою дочь намного больше эгоистичной матери. Только странною любовью.

"Не пугайся". Кадр из фильма

"Не пугайся". Кадр из фильма

Эта ситуация парадоксально комментируется в интересной немецкой конкурсной ленте «Невидимая» (Die Unsichtbare) Кристиана Швохоу, как «Черный лебедь» балету, посвященной ужасам драматического театра. Главная героиня, начинающая артистка, должна играть ультрасовременную вариацию «Дамы с камелиями», настоящее дитя порока. С целью набраться опыта она выходит на улицу в своем театральном прикиде и порочном парике платиновой блондинки. «Мой отец переспал со мной, когда мне было четыре года», - заявляет она случайно подвернувшемуся кавалеру. «Что ж... - вздыхает тот, принимая текст пьесы за реальный случай из жизни, - Некоторым родителям и вовсе нет до своих детей никакого дела...»

Окончательно пародирует популярную тему половых извращений французский конкурсный фильм «Отпуск у моря» (Holidays by the Sea) Паскаля Рабатэ. Это набор комических виньеток, объединенных местом действия — пляжем и его окрестностями. Автор желал бы походить на Чаплина, Бастера Китона и Жака Тати и потому лишает свой фильм диалогов. Его герои только бурчат, мычат или что-то односложно бэкают, добавляя этому порядком выморочному произведению еще большей неестественности. Предмет шуток располагается, главным образом, ниже пояса. Вот, например, парочка, практикующая садо-мазо. Отхлестав любовника хлыстом, порочная самка в стрингах вдруг резко теряет интерес к происходящему и навсегда оставляет разгоряченного самца в затруднительном положении — прикованным к кровати и с букетом красных роз в заднице.

"Отпуск у моря". Кадр из фильма

"Отпуск у моря". Кадр из фильма

Но самым большим извращением в этом безумном, безумном мире оказывается … чистая и светлая платоническая любовь. Когда, в конце отпуска герои Марии де Медейрос («Криминальное чтиво») и Жака Гамблена («Зимняя жара»), весь фильм гонявшиеся за улетевшим воздушным змеем, подарят друг другу прощальный поцелуй, это поймут даже их супруги, все лето усердно наставлявшие им рога.