Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-5°
Boom metrics

Механик теплохода-двойника: «Блин, куда же эту рацию запихали?»

Корреспонденты «КП» сходили на корабль-копию «Композитор Глазунов» и узнали, как там со связью
Источник:kp.ru

Во вчерашнем номере мы опубликовали документ, который наделал много шума. Он называется «Акт технической проверки судовых средств связи». И там обнаружили, что на «Булгарии» не было двух важных приборов - радиотелефонной станции метровых волн и второй такой же, но переносной. В графах честно стоит прочерк. При этом документ подписан. Значит, можно было выходить в рейс.

Хотя именно беспроводная рация могла помочь капитану быстро связаться с проходящими мимо судами, когда на корабле вырубилась вся электрика. И людей спасли бы гораздо больше. Но, может быть, такой рации и не должно было быть?

...«Композитор Глазунов» стоит в Саратове уже неделю - после беды с «Булгарией» его проверяют и проверяют. Российский речной регистр приостановил действие документов, и вся команда в простое.

А тут и мы. Про рацию спросить.

- Должна она быть или нет на таких кораблях? - просим рассказать главного механика Владимира Деревянко. Капитана на корабле пока нет.

- Конечно. Есть она у нас, есть. Вот только где же?! - И начинает рыться по ящикам. - Блин, вот куда ее могли запихать, а?

Такая рация стоит чуть больше 8 тысяч рублей...

Такая рация стоит чуть больше 8 тысяч рублей...

Механик весь испереживался, пока нашел коварный прибор, который «вечно куда-то пропадает». А я засекла время. На то, чтобы перерыть всю рубку и в конце концов найти рацию в какой-то коробке, у него ушло 7 минут 28 секунд. «Булгария» тонула 3 минуты...

И тут появился капитан «Композитора Глазунова» Константин Горожанов.

- «Носимой станцией» (так они называют этот прибор. - Авт.) мы пользуемся редко, в основном обычной. Акт готовности средств радиосвязи у нас есть. Обычных раций у нас две, а «носимая станция» «Гранит» - одна. И так как она «носимая», то четкого места в рубке у нее не прописано, - выкрутился он.

Хорошо, хоть есть в принципе. В отличие от «Булгарии».

- На каждом судне должны быть «носимые радиостанции». Это четко прописано в правилах. На судах класса «О», к которым принадлежат «Композитор Глазунов», «Петр Алабин» и затонувшая «Булгария», предусмотрена одна рация, - сказали нам в камском филиале Российского речного регистра.

Но вот как «Булгарии» разрешили ходить без нее, ответа речники не дали. Да и не стоило их пытать. И без того ясно, что просто сэкономили...