2018-02-22T00:01:53+03:00

Как я провел этим летом на Волге

Наш спецкор отправился изучать туристические места России
Поделиться:
Комментарии: comments206
Изменить размер текста:

В город Плёс прибыл я с первым лучом восходящего солнца, еще не спившего влагу ночной росы. Поколотился в деревянные воротА гостиницы «Частный визит» - не открывают. Перемахнувши через забор, обнаружил на летней кухне заспанную девицу, с напуганным, почему-то, лицом. Видно, нечаянный образ мой девушка приняла за продолженье дурного сна.

- Номер желаю снять, - побудил я девушку.

- Номера у нас по двенадцать тысяч за сутки, - напугала меня в свою очередь девушка, - и то только два остались. …а дешевле вы сейчас во всем городе не найдете – сезон туристический!

1

1

Мне сделалось любопытно – как выглядит номер за экую цену в провинциальнейшем городишке, который даже уездным-то не является и стоит далеко от железной дороги. Я попросил показать апартаменты. Дева взялась звонить некой Наташе, у которой ключи, однако, не смогла дозвониться – времени половина седьмого утра – и велела прийти попозже.

По совершенно безлюдным улицам под звонкое щебетанье птах, промеж заборов, откуда гроздья спелой малины и вишни свисают прямо к лицу - потопал я на турбазу, согласно указателю на столбе. Чу! Грудастая молодая женщина в прозрачном халатике вышла с граблями к своему палисаду и, сладко зевнувши, уставилась на меня.

1

1

- Здравствуйте! – сказал я.

- Здравствуйте! – сказала она.

Ситуация требовала еще каких-то слов, потому я задал наобум дурацкий вопрос:

- Почему вам не спится в такую рань?

- Спится тому, кому есть с кем спаться, - отвечала она.

Эта простая мысль, признаться, меня сконфузила и, будучи совсем неготовым ныне к сокровенной беседе, я попытался резко уйти от темы.

- А что, Интернет в вашем городе есть? – спросил я.

- Интернет есть у меня дома, - сказала она с какой-то загадочною улыбкой.

1

1

«Во, попался!» - подумалось мне, но в этом момент ее позвала соседка, которой, видимо, тоже не с кем, и я отправился далее.

На турбазе «Плес» мест не было.

- Сейчас придумаем! – сказала администраторша и принялась куда-то звонить. – Я вас поселю в квартире моей подруги, - пояснила она, не спрашивая на то моего согласия.

- Алло, Галя, мужчину хочешь дня на четыре? …русский, да. …непьющий. …ну и что ж, что муж у тебя приехал? Ты его (я не понял – кого?) во вторую комнату положи. …ну, как молодой? Нестарый, приличный такой мужчина. …ну и что, что муж? Ну, подумаешь, муж?!

1

1

В итоге администраторша поселила меня на своей турбазе в миниатюрной каморке с двумя почти детскими кроватками - до завтра. И ежели завтра чего-то будет, то другая администраторша «меня продлит». Эх, лучше бы не встречаться с другою администраторшей! Но об этом прискорбном факте расскажем позже.

ПОХОД К ЛЕВИТАНУ

А пока я отправился осмотреть главную достопримечательность Плёса - музей Исаака Левитана. За километр пути насчитал аж десятка два нарядных, вежливых полицейских, ожидавших сегодня главу государства, который, прознавши про красоту сих мест, время от времени посещает город.

В музее приятные глазу не менее, чем картины мастера – красноречивые барышни поведали мне о невеселой, но ярко-творческой жизни художника, прославившего сей край. Уж не первый год Исаак Левитан с художницей Софьей Кувшинниковой – романтической любовью своей, дамой замужней и старшей по возрасту на тринадцать лет – а также с другом художником Алексеем Степановым бороздили по Волге в поисках достойных пейзажей. Бывало, выйдут они на брег – видят божественную картину: лужок, пастушок, деревня... Присядут её писать, а пастушок уж за мужиками, а мужики-то с кольями: «Кто такие?! Кто разрешил малевать деревню?!». Ну, все как и ныне: «У вас есть разрешенье фотографировать?!».

1

1

Видно поэтому Исаак Левитан часто впадал в печаль и писал товарищу своему Антону Чехову: «Ждал я от Волги радостных впечатлений, а показалась она мне мертвою и тоскливой. Заныло сердце…». Однако муза художника Софья Кувшинникова с неуемной своей энергией в залихватской шляпе, в мужских штанах, ужасающих поволжское население, подымала коллег на творческие походы, и плыли они все далее, покуда не бросили якорь в зажиточном и культурном Плёсе. Только здесь и нашли художники понимание. Приютил их купец Солодовников в своем особняке, где сейчас расположен музей. Мужчины поселились вместе, а Софья Кувшинникова в отдельной комнате, согласно строгости тех времен. Именно в этом городе и его окрест написали они лучшие полотна свои, чем и создали ныне городу мировую славу.

Примерно такую историю поведала мне научный сотрудник Любовь Лебедева – женщина удивительного обаяния и накала. Слушать ее напевную речь – истинная услада!

К тому же Любовь Михайловна праправнучка друга Левитана – помещика Ивана Фомичева. Будете в Плёсе, обязательно выслушайте Любовь Михайловну.

На следующее утро чуть свет в двери забарабанили. Я сказал, что сейчас оденусь и подойду.

- Открывайте немедленно, или я открою своим ключом! – сказала гневно новая администраторша из турбазы.

1

1

Я открыл, представши пред нею в одних трусах и в утреннем тонусе. Она острым колючим взглядом впилась мне прямо в лицо и смотрела так, как, наверное, смотрят на негодяя, которому, (по непонятным мне причинам) надобно посмотреть в глаза. Помните, как в том кино «…я только хочу посмотреть ему в глаза!». Поскольку вины за мной не было, то и я совершенно бесстыдно уперся в ее зрачки, почесывая искусанную комарами грудь. Мы молча глядели – зеницы в зеницы – почти с полминуты. Наконец, она сказала:

- Почему на второй кровати лежат ваши вещи?! Кто разрешил?!

Так мы расстались далеко не друзьями. «Москвичей недолюбливает» - пояснили мне после столь странное поведение администраторши.

УКРАЛИ ФАЛЛОС…

«Какие-то странные в этом Плёсе женщины» - думал я, отправляясь опять в музей Левитана задать пару возникших в ночи вопросов. В музее сегодня был небольшой шумок – инициативная группа, являющая собою плесский бомонд из просвещенных барышень, собирала подписи под воззванием вернуть на место каменный фаллос, недавно похищенный из центра города одною коммерческою структурой.

1

1

По мнению ученых плёсовских дам – историков, археологов, краеведов – эта каменная штуковина олицетворяет копию фаллоса, изготовленную древним скульптором. (Хотя, на мой взгляд, у плёсовских женщин несколько… странное представление о данном предмете, ежели не сказать - преувеличенное). По их изысканиям скульптура сия была изготовлена еще в третьем тысячелетии до новой эры как символ культа у здешних фаллопоклонников. С принятием христианства реликвия утратила свою значимость. А спустя эпохи Фёдор Шаляпин, бывавший в этих краях, купил статую у здешнего купца и подарил его местной любимой барышне на добрую память. Последние же десятилетия этот фаллос, извините, стоял на улице Ленина у дома одной старушки, оберегая жилище от наезда шальных машин с высокой кручи. Музейные барышни рассказали мне много слезных историй, связанных с каменным изваянием. Например, ночами к нему ходили женщины и мужчины вершить магический ритуал. Если на камень сесть обнаженными ягодицами, а после его поцеловать, то оный чудесным образом исцеляет одних от бесплодия, другим дарует могучий заряд. Потому он назван – камнем Любви, имеет почти мировую славу. Четырнадцать лет назад у этого камня в полночь на третье августа случайно встретились – французский аристократ Жан Крюзин, разведенный по причине мужского недуга и ивановская ткачиха Люся Потапова с тяжелым венцом безбрачия. И вот прям здесь промеж ними возникло чувство! Теперь они проживают в Каннах счастливой и полноценной жизнью. Каждый год супруги Жан и Люси Крюзин с детьми приезжают в Плёс на ночь своего знакомства.

Видно, коммерческая структура решила, что чудо-камень принесет ей удачу в бизнесе, потому и перевезла реликвию к своему офису, поставила под наблюдение суровых охранников, и теперь уж не сядешь, не поцелуешь. Да и магическую силу на новом месте он уж наверняка утратил. Полиция лишь разводит руками – документа на фаллос нет, потому он обычный камень, который бери, кто хочет.

Мэр города Плёса Алексей Шевцов поддерживает возмущенных женщин и даже собирается написать про фаллос большую статью в центральной прессе под названием «Простота хуже воровства».

1

1

Но город Плёс притягивает туристов и глав страны не только чудесным фаллосом. Город сам по себе являет зрелище дюже приятное для утонченных ценителей старинного романтизма, отображенного в здешней архитектуре. И если архитектура это музыка, застывшая в камне, то Плёс это песня «Вниз по Волге-реке» с переходом на «Коробейников» и «Калинку». Плёс редкий заштатный город (может, даже единственный?), где старые здания облагорожены, улицы идеально чисты и нигде не смердит сортиром. А еще несколько лет назад, рассказывают, и тут был обычный российский мрак, но явился городу новый мэр Щевцов и очистил Агеевы конюшни.

КАК СТАРУШКИ ПОПАЛИ В РАЙ

Имея огромный опыт общений с мэрами, я был удивлен нестандартному образу здешнего градоначальника Алексея Щевцова. Он, сразу видно, не из братвы, и в его лексиконе много культурных слов, цитаты от Гумилева:

«…Ни съесть, ни выпить, ни поцеловать.

Мгновение бежит неудержимо,

И мы ломаем руки, но опять

Осуждены идти всё мимо, мимо».

Это мэр о недавнем печальном прошлом Плёса, когда речные туристы, мимоходом посетив музей Левитана, наскоро покидали город за неимением прочей духовной и даже гастрономической пищи. Алексей Владиславович взялся сделать из Плёса большой музей под открытым небом. Благо, деньги на то имелись. Экономист по образованию, он еще в лихую годину вышел на рынок ценных бумаг, затем на родине на Урале купил завод, но, разбогатевши, не переехал в Лондон, а приобрел участок в Плёсе. Начал присматриваться к трущобам, когда-то бывшим купеческими домами, и в которых жили теперь безрадостной коммунальной жизнью доисторические старушки - без воды, туалета, газа и Интернета - с видом на фаллос.

1

1

- Меня удивило, что эти старушки жаловались: почему зимою на Волге перестали выдалбливать проруби? – рассказывает Щевцов, - им, этим старушкам, негде прополоскать белье! О бОльших благах они и не помышляли.

Поэтому бабушки с радостью, словно в рай, переселялись за деньги мэра в благоустроенные квартиры, а бывшие их хибары Щевцов превращал в шикарные гостевые дома для богатых туристов и в прочие культурные заведения, веселящие ныне глаз заезжего обывателя.

- Чем же так притягателен Плёс для туристов? – пытаю мэра.

- Это очень интересный мелкобуржуазный, богемный город. Здесь нету замученного проблемами пролетарского элемента, и раньше не было. Даже в восемнадцатом году, когда создавали совет, его не смогли назвать советом рабочих и крестьянских депутатов, потому что не нашли ни крестьян, ни рабочих. Его назвали как-то неправильно. Руководить советом поставили купца. Потом уж прислали из Иваново классовоправильных людей. Вот такой особенный статус городка продолжается и по сей день. Потому Плёс следует изучать неотрывно от плесян его населяющих. Они, заметьте, не пресмыкаются перед москвичами.

1

1

- Заметил.

- У них особое чувство достоинства. Они всегда понимали толк в жизни. Здесь нет суеты столичной, нет и провинциальной дикости. Потому сейчас многие очень богатые, известные люди покупают в Плёсе жилье, чтобы приобщиться к реалиям настоящей российской глубинки. Здесь можно встретить людей, которые из своих подмосковных коттеджей выезжают на работу с эскортом машин с мигалками. А у нас этот же человек, приезжая сюда на отдых, выходит утром из своего небольшого домика, сам закрывает за собою калиточку и без всякой охраны гуляет по набережной, покупает лещей копченых.

- Поди в черных очках и с поднятым воротником?

- Нет, в Плёсе нету антиглобалистов, никто на него не набросится.

БЕДА ОТ ИЗБЫТКА ДЕНЕГ

- И все же не всем плесянам нравится ваш музей под открытым небом. Иных раздражает – вон, там чего-то не то построили, здесь не этак столбы поставили…

- Я в прошлом был единственным, кто тут что-то ремонтировал. Потом очнулись другие инвесторы. И уже трудно держать под контролем проснувшуюся активность. Если ранее Плёсу угрожала гибель, разруха от безденежья, то теперь угрожает гибель от переизбытка денег – бетонирование, застройки. Находятся люди, которые рьяно пытаются сделать как лучше, но получается по известной пословице. Один возвел крышу с яркой черепицей, другой вставил окна не те, и портится исчезает тот Левитановский пейзаж. Со всем этим, конечно, боремся по мере сил.

- Наверное есть или скоро будут быки богатые, которые захотят здесь дворцы отгрохать по типу рублевских, и все испортят.

- Таких людей наш город не привлекает. Они приезжают и говорят: а чо тут такого в этом Плёсе? Я здесь ничего особенного не вижу! И слава Богу, что такие здесь ничего не видят. А которые видят и хотят здесь жить, это люди культурные и с ними можно договориться.

1

1

- Вот вы человек культурный, оперных артистов сюда приглашаете, дни классической музыки устраиваете. Как при такой натуре удалось заработать денег?

- Еще голодным студентом я читал журнал «Форбс» и тщательно изучал, каким образом крупные акционеры заработали капиталы. Так что благодаря тем знаниям…

- Вы на какой строке в «Форбсе» себя так видите?

- Ну что вы, там очень богатые люди, которые маленькими российскими городками не интересуются. Это вызывает досаду. А возрождение городов требует крупных денег. Если б за это взялись миллиардеры, которые не рассуждают когда наступит возврат, вот и пошло бы дело. В Америке богатые вкладывают в процветание своих малых родин, за что их и уважают. У нас другая сторона. Один сенатор, не буду его называть, выдал крупные деньги на ремонт одного музея. Музей отремонтировали и повесили маленькую табличку, что такой-то человек является благодетелем. А скоро табличку эту убрали. После сенатор мне с горечью говорил, какие же мы свиньи в нашей стране, что вот если чего-то сделал хорошее, то об этом даже нельзя указать в табличке. А в Америке в тех же музеях часто можно увидеть аршинными золотыми буквами, что вот это крыло музея построено на деньги такого-то. Да, у нас не надо рассчитывать на ответные движения, но надо просто любить страну и вкладывать бескорыстно деньги. Когда в России исчезнет последняя изба в три окна, Россия перестанет быть Россией. Этого нельзя допустить.

1

1

- А на кой нам эта изба в три окна? Какая с нее культурная ценность? Вот европейская старина изящна, да. А мы реставрируем иногда такие коробки, коряво слепленные, что стыдно за наших праархитекторов в иных городах России. Не говорю про Плёс, он радует, но если уж объективно, то уступает старой Европе, как будто сошедшей из сказок Андерсена.

- Да, основная Россия состоит не из памятников первого ряда. Она из вот этой рядовой застройки, которая и создает образ России. И в Плёсе нету домонгольских соборов. Но он тем и хорош как умытый, приятный город во всей своей ненапыщенной красоте. Архитектурная, историческая краса определяется не только вычурными деталями, её можно увидеть и в простой трехоконной избе, коль захотеть увидеть. А краса там, поверьте, есть. Но в наших планах не только реставрация старины. Строим горнолыжную трассу. Проектируем Международную школу русского языка. Если иностранцы хотят учить русский, им надо давать картинку идеальных русских пейзажей.

***

Пусть мой поиск пристанища в Плёсе не напугает читателя. На самом деле там много отелей, включая частные, и санаториев с некусачими ценами. Только надо набрать в поисковой: «Плёс гостиницы» - получите уймищу предложений с телефонами. Летом, конечно, наплыв серьезный, но бронь принимается аж на месяц вперед. К тому же нынешний отец города Алексей Шевцов строит, достраивает еще немало отелей. Возможно, уж следующим летом город запросто сможет принять всех паломников. К слову сказать, по грубым подсчетам, здесь бывает туристов до 400 тысяч в год, это притом, что аборигенов в Плёсе всего-то две с половиной тысячи. Сколько туристы здесь оставляют денег, никто не подсчитывал. Но если помножить туриста хотя бы тысяч на пять рублей, получится вот такая цифра = 2 000 000 000 рублей. Хотя обилие магазинов, кафешек, рынки и те же музеи наверняка вытягивают деньжат гораздо больше. А это значит, что мелкий провинциальный город просто обречен на процветание. Не в наших правилах восхвалять начальство, но пример мэра Плёса хотелось бы противопоставить извечно плачущим от нищеты многим прочим градоначальникам с пустыми карманами, а, скорей – головами.

1

1

Удивил меня этот мэр, и удивил всерьез. Я еще не видал людей, в которых бы сочеталось такое несочетаемое: и умение заработать денег, и любить Родину. Культурные подвиги нынешних богачей, как правило, ограничены постройкой церквей. И это понятно – думают откупиться перед Всевышним за грехи свои тяжкие. Щевцов пошел куда дальше в продвижении Божьего замысла – творить красоту вокруг. И явно Бог ему помогает.

ЛИЧНЫЙ ВЗГЛЯД АВТОРА

Получатся ли новые Плесы, если всем мэрам дать деньжищ?

Глядя на Плес, конечно же, думаешь: а возможно ли прочие древние городки России, облупленные и грязные, с единой отреставрированной церквушкой, тоже бы привести в притягательный для туристов вид? Деньги нужны? Так их навалом! Только в текущую пятилетку - с 2011 по 2016 год - в России, вы не поверите, на развитие туризма решено выложить 332 миллиарда рублей! Откройте в Инете: «Федеральная целевая программа развития туризма» - и убедитесь сами. Осваивать деньги (как сказано в документах) будут Министерство спорта, туризма и молодежной политики (государственный заказчик-координатор), Министерство регионального развития, Федеральное агентство по туризму. Согласно программе в туристических городах построят гостиницы, общепит, отреставрируют памятники. Это, по мнению разработчиков, «к 2016 году в семь раз увеличит число иностранных туристов, в 1,4 раза - объем внутреннего туристского потока…»

Ну, в том, что деньги освоят, сомнений нет. Как в России осваивают шальные деньги, мы знаем на свежем примере одного из детских фондов, сотрудники коего львиную долю положили себе на зарплату, на покупки служебных (как бы) машин и т. д. Но дело даже не в этом. Часть денег действительно уйдет на реставрацию и строительство. Только новые Плесы от этого не получатся. Среди наших градоначальников, как показывает нам явь, практически нет людей с пониманием эстетики. Сплошь и рядом можно видеть сейчас: отреставрированная церквушка, а рядом грязненький рынок, через дорогу - пивная. А войдите сегодня в любом историческом городке в туалет на автовокзале или на рынке. Если вы иностранец, то самые яркие (и ужасные) воспоминания от России у вас останутся только от этого туалета. Какие в городе отхожие места, следовательно, такие и мэры. И доверять таким мэрам деньги на культурное дело никак нельзя.

Можно осваивать миллиарды, что, в общем, ежегодно и делается, но если у шикарного отеля сядет хотя бы один бомж, то приличный турист повторно сюда не сунется и друзьям не посоветует. Посему, я считаю, никакими деньжищами наши исторические городки и города не сделать привлекательными для туристов, не превратить их в Плес, если нет в городах начальников с пониманием красоты и культуры.

ЧТО ПОСТРОИЛИ ЗА пять лет

Торговая площадь

В прошлом году завершилась реконструкция торговой площади. Ее заасфальтировали, разбили газоны, сделали парковочные места и поставили декоративную будку городового. Восстановлена Калашная улица - старейшая торговая улица Плеса, на которой находится более 50 лавок с сувенирами.

Набережная

Превратилась в пешеходную зону - местный Арбат. Улица выложена стилизованной под старинную брусчатку плиткой и украшена изящными фонарями.

Горнолыжный курорт

Минувшей зимой в окрестностях Плеса открыт горнолыжный курорт «Милая гора», оборудованный подъемниками. Длина одного спуска на трассе - 500 метров. Это место обожают москвичи, которым по разным причинам не доехать до Куршевеля...

Новый большой пляж

Первый приличный пляж, где есть шезлонги и пляжные зонтики, столы для настольного тенниса, ракетки можно взять в прокат. Одновременно там могут загорать и купаться тысяча человек.

Клубный отель «Фортеция-Русь»

Фешенебельная резиденция в престижном районе Плеса, на охраняемом участке площадью 3,5 га на берегу Волги. Двадцать шикарных номеров, в том числе один именной - люкс «Меньшиков» с лоджией и панорамным видом на Волгу. Назван в честь народного артиста России Олега Меньшикова, который жил в этом номере во время съемок нового «Золотого теленка».

«Чайная Плесского общества трезвости»

В этом ресторане однажды обедал Президент России Дмитрий Медведев. Кормили его по традициям «Соборной слободы»: на столе были паштет из леща и семга домашнего копчения, салат из мяса краба со свежим огурцом и рисом, сладкие помидоры с печеными перцами, а главное - деревенские пироги с капустой и с яйцом и зеленым луком. С тех пор эти блюда заказывают чаще всех других.

Подготовил Роман КАДНИКОВ («КП» - Иваново»)

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Туризм: Летний отпуск в России»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также