Колумнисты11 августа 2011 8:25

Рвач и Работяга

Юрий Жирков и Пол Скоулз - две вселенные, два отношения к футболу, два отношения к жизни

Юрий Жирков, русский футболист. Пол Скоулз, английский футболист. Два человека, две вселенные, два отношения к футболу, два отношения к жизни

Юрий Жирков родился в мире, где уже не осталось любви и нет места жалости, где деньги не только единственный способ коммуникации, но и единственный критерий оценки человека.

Юрий Жирков хочет жить как в сериале, где болтаешь много больше, чем делаешь, где то, что жизнь – драка и борьбе – недостоверная гипотеза, а деньги возведены в ранг фетиша.

Юрий Жирков говорит про Любовь к Игре, и это его говорение носит на себе явный след искусственности, особенно когда, говоря об этом теперь, после переезда в Махачкалу, он отводит глаза.

Да еще имеет наглость произносить слова «Дом» и «Родина», низводя их до категории босяческих аргументов защиты собственного рвачества.

Юрий Жирков из поколения, чьими легкими и даже двенадцатиперстной кишкой стали деньги, деньги, деньги.

Юрий Жирков из артистического поколения: здесь улыбнуться, тут похлопать, обняться со спонсором, про себя плюясь, перед уходом поклониться людям. Но этому поколению присуще на имманентном уровне только холодное наблюдение.

Ура! Жирков вернулся!

Пол Скоулз родился в мире, где любовь к Игре была растворена в воздухе, где отсутствие любви вообще почиталось признаком ущербности, где деньги были важны, но ни общение, ни оценка человека тут ни при чем.

Пол Скоулз сугубый производственник, болтовни он терпеть не может, он вырос в суровом Манчестере, где если назвался пацаном, будь готов к боксу каждую минуту, прозевал апперкот – не ищи виноватых.

Пол Скоулз никогда не говорил про любовь к Игре, но все видели, что как только он выходил на поле, его глаза загорались священным огнем высшей правоты. Только однажды он произнес возвышенные слова: «Все, что я хотел, это играть в футбол», - и то оговорился, что «я не любитель болтать». Пол Скоулз страдал жуткой зависимостью от футбола, как другие – от денег, кокса и бухла.

Пол Скоулз из поколения, которое обречено дышать футболом до последнего издыхания. Э то способ стать лучше, быть пацаном, обрести смысл, избыть сплин раз и навсегда.

Пол Скоулз из поколения, которое знает, что величие есть и в малых поступках, и в честной ежедневной работе.

Пол Скоулз провел прощальный матч; Англия, я серьезно, плакала, люди на трибунах выложили собой надпись «Гений». На прощальный матч приехал Пеле, малые дети, домохозяйки, простые работяги, олигархи.

Пол Скоулз ушел, заняв свое место в пантеоне прозаических футбольных поэтов, как-то обошедшихся без астрономических денег.

Не то чтобы я был злобным троллем, но есть подозрение, что по Юрию Жиркову будет плакать только его агент.

И уж точно на трибунах воссидят другое слово.