Телевизор

Андрей Макаров: «За одну программу теряю полтора килограмма!»

Сегодня премьера нового шоу «Свобода и справедливость»

- Андрей Михайлович, «Справедливость» получила признание, но просуществовала всего полгода и была закрыта. Вы считаете, что «Свобода» спасет «Справедливость»?

- Свобода и справедливость всегда рядом. Добиваться справедливости, бороться с несправедливостью может только человек, который ощутил себя внутренне свободным. Это относится к любому человеку, к ведущему - стократ.

- А как же цензура? Вас судьба «Справедливости» на Первом не пугает?

- Нет цензора страшнее, чем тот, что внутри каждого из нас. Решение руководства Первого о запуске «Свободы и справедливости» - это поступок.

- В чем вы видите задачу программы? Каких тем нам ждать?

- У нас не будет тем. Ведь, если задуматься, тем, которые волнуют, не так много: медицина, образование, безопасность… А вот человеческих судеб - 140 миллионов. И у каждого своя боль! Через судьбы наших героев, их боль мы будем выходить на общие проблемы и их причины. Но главное, чтобы зритель, посмотревший нашу программу, не остался равнодушным, понял, что завтра то, что произошло в жизни героя, может случится с каждым из нас. Видеть человеческую боль - это всегда очень тяжело. А чтобы программу досмотрели до конца, она должна быть яркой, динамичной, понятной каждому.

- Вы ставите цель реально помочь герою?

- Конечно. Ко мне в Думу приходят сотни писем с одним вопросом: как попасть в программу? В основном это люди, которые отчаялись найти справедливость. Для многих из них это последний шанс. К сожалению, далеко не всегда мы в состоянии помочь. Но показать несправедливость, лицо негодяя, ее совершившего, назвать имена, чтобы их увидели и услышали люди, это тоже результат.

- А боятся чиновники еще хоть чего-то? И можно ли считать увольнение - наказанием?

- Боятся. И увольнение чиновника - хороший результат. Это значит, что больше он не сможет покалечить судьбу другого человека. И мы обязательно будем возвращаться к нашим историям, отслеживать результат. В свое время публикация в центральных газетах была гарантией того, что проблема будет решена. Сегодня, на мой взгляд, только телевидение в состоянии эффективно защищать права людей.

- Получается, что вы ежедневно должны переживать чужую боль... А ведь считается, что адвокат - профессия циничная.

- Я так никогда не считал. Так люди говорят о деятельности плохих адвокатов. Другое дело, что адвокат профессионально обязан отстраниться от многих чувств. Это не значит, что он их не переживает. Я всегда проживал историю наших героев вместе с ними. У меня просто не получается иначе.

- По эмоциональным затратам ведение передачи сопоставимо с судебным процессом, например?

- За одну программу я теряю полтора килограмма веса. А когда мы снимаем две-три программы - то и четыре-пять.

- Многие зрители возмущаются - как же так! Этот пришел в передачу, и ему помогли. А я - точно такой же - никогда правды не добьюсь...

- Помните известный анекдот? Человек обращается к небесам: «Господи, всю жизнь молился, детей воспитал, работал, а ничего у меня нет! Хоть бы в лотерею выиграть!» Тут разверзлись небеса и раздался глас Бога: «Так ты хотя бы билет купи!» Вот я сторонник теории «купи билет». Возможность попасть на передачу есть у всех. А вот готовности бороться, идти до конца… С этим проблемы.

- А может у нас в стране все быть «по закону»?

- Как, находясь за границей и не зная иностранного языка, узнать дорогу? Достаточно выйти на людный перекресток, встать к светофору и поймать первого же человека, бегущего на красный свет. Это наверняка наш соотечественник. Так вот - порядок в стране начнется, когда мы поймем, что переходить улицу надо на зеленый. Что жить по правилам, по закону в конечном итоге эффективнее и проще. Тогда будет порядок.

- То есть никогда?

- Ничего подобного. Люди меняются. Я смотрю, какие студенты приходят сейчас, в том числе юристы. Они заинтересованы, у них иное отношение. И ситуация меняется. Просто не так быстро, как хотелось бы.

«Свобода и справедливость». Понедельник - четверг, 16.55. Первый