Политика1 сентября 2011 8:32

Патриарх Кирилл: «Приезжайте на Колыму и увидите, что значит строить жизнь без Бога!»

Предстоятель РПЦ освятил на российской голгофе храм - памятник жертвам политических репрессий

- Хоть мы и на другом конце страны, но за политикой следим и в храм ходить не забываем. Только народ у нас серьезный, лучше не перечить, - гордо заявляет мне магаданец со стажем Петр. После нескольких стычек с местными в гостинице и даже храме киваю, что говорится, уже со знанием дела.

- Край у нас богатый - 70% золотого запаса России! А приезжих – со всего бывшего СССР. Новеньких сразу видно – норовят по дури в ледяное море сигануть.

- Ну и еще, как показывают все выборы, вы – козырная область Жириновского. У ЛДПР здесь всегда солидные проценты.

- Так они хоть не врут! Только Жириновский у нас не единожды бывал, а Патриарха ждали более 15 лет. Не представляете, какая кругом радость.

Впервые Патриарх Кирилл посетил Колыму в 1993 году, когда будучи митрополитом Смоленским и Калининградским вместе с Алексием II направлялся с визитом в США.

В минувшую среду предстоятель РПЦ вновь ступил на землю лагерей, чтобы лично освятить Свято-Троицкий кафедральный собор Магадана, ставший памятником жертвам политических репрессий. Символично, что ранее здесь находилась контора, управляющая колымскими трудовыми лагерями. Стоявший поблизости памятник Ленину перенесли, и теперь на этом месте самый крупный на Дальнем Востоке православный храм, расписанный мастерами из Палеха и Троице-Сергиевой Лавры.

- Это исторический день для Магадана и всей России. Здесь, на земле, политой слезами и кровью, земле, на тысячи километров удаленной от Москвы, земле, с которой у многих связаны воспоминания о страданиях, вознесен этот великий собор - как символ победы над злом, веры во Христа, за которую многие ссылались в самые дальние края по Колымской трассе, - подчеркнул Святейший.

Колыма стала вехой и в жизни родителей Патриарха. Его отец Михаил Гундяев в 30-х был сослан сюда прямо накануне свадьбы всего лишь за пение в любительском церковном хоре. А дед Василий чудом выжил в лагерях на другом конце страны – на Соловках.

- Таких пострадавших за веру, как рассказывал отец, было много. Колымский край – наша российская Голгофа. Те, кто мучал людей на этой земле, произносил страшные слова «Шаг вправо, шаг влево! Расстрел на месте!», и представить себе не могли, что именно в этом месте к небу вознесется величественный собор. Правда Божья жива, и никакие могущественные человеческие силы не способны ее разрушить. Мы вспоминаем те события не для того, чтобы излить злобу, заклеймить позором. Нам не дано судить даже палачей – их судит Бог. А для того, чтобы у нас была возможность задуматься о том, к чему приводит жизнь без Бога, - пояснил народу Святейший, напоминая, что у советского государства были бесплатный труд, достойное образование и все ресурсы, но построить счастливую жизнь не удалось.

- Сегодня некоторые, включая политиков, на полном серьезе говорят, что нужно вернуться к прошлому без Бога, - отметил Патриарх, намекая, видно, на партию Михаила Прохорова «Правое дело», заявлявшую об угрозе клерикализации общества. - Я им отвечаю: приезжайте на Колыму и увидите, что значит строить жизнь без Бога, на костях людей. Мы верим, что народ сможет сочетать труд и навыки с крепкой, горячей верой. Вот тогда все изменится до неузнаваемости.

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл посетил в Магадане одиночную камеру, вмонтированную внутри монумента «Маска скорби» (работы Эрнста Неизвестного), посвященного жертвам репрессий

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл посетил в Магадане одиночную камеру, вмонтированную внутри монумента «Маска скорби» (работы Эрнста Неизвестного), посвященного жертвам репрессий

Фото: РИА Новости

А жителей сурового края Патриарх призвал не печалиться из-за выпавшей на их долю нелегкой жизни.

- Многие печалятся, что солнце редко светит, природа не как на Юге, далеко от Москвы. Некоторые все бросают и уезжают. Апостол Павел учит нас следующему: «Печаль по Богу производит покаяние ко спасению. Печаль мирская производит смерть. Мы не имеем права печалиться и скорбеть в связи с обстоятельствами жизни – это разрушает человека. Абсолютное большинство болезней от стресса. Если мы созидаем внутреннюю силу и энергию, то внешние обстоятельства не способны омрачить наши души. Для этого и храмы строим!», - заключил Святейший, презентуя новому собору икону святой праведной Матроны Московской с частицей мощей.

В тот же день предстоятель РПЦ побывал и у масштабного железобетонного монумента «Маска скорби», возведенным у подножья сопки скульптором Эрнстом Неизвестным. Перед «Маской» стоят бетонные блоки с названиями самых страшных советских лагерей – «Бутыгычаг», «Серпантинка», «Днепровский»… Патриарх в молчании поднялся по лестнице внутрь монумента, где в маленьком помещении воссоздана настоящая камера – с кривой лавкой, парой мисок и глухим оконцем. В такой же в свое время страдал и его отец.

Теперь Святейшего ждет Иркутск.