Общество

Меценат отремонтировал памятник в Волоколамске. А жители решили: подменил!

Бизнесменов, потративших 3 миллиона рублей на реставрацию, заподозрили в порче мемориала

114-й километр Волоколамского шоссе - место памятное. Здесь у деревни Строково 16 ноября 1941 года сложили головы 11 наших саперов из дивизии генерал-майора Панфилова, прикрывавшие отход товарищей. На позиции красноармейцев наступала фашистская пехота, которую поддерживали 20 самоходно-артиллерийских установок «Штурмгешутц-3» - проще говоря, «Штуг». Саперам ценой собственной жизни удалось подорвать семь машин... В 1981 году подвиг героев решили увековечить. Найденный в болоте уцелевший «Штуг» вытащили и сделали его частью композиции: мина разрывает фашистскую бронемашину на части. Автором монумента выступил архитектор Веселовский. Мемориал героям-саперам назвали «Взрыв».

А через 70 лет на месте подвига развернулась еще одна баталия. Местные жители, прокуратура и полиция ополчились против меценатов, отреставрировавших памятник за собственные деньги.

ТУАЛЕТ ИЛИ ПАМЯТНИК?

Сегодня «Штуг» - техника редкая. Советские войска часто использовали трофейные машины против немцев, запчастями укомплектовывали наши самоходки, а после войны боевые машины пустили на металлолом.

Прошлой весной Дмитрий Бушмаков, директор компании «Лейбштандарт», которая занимается реставрацией военного антиквариата, обратил внимание на памятник «Взрыв» у Волоколамска. Присмотрелся и обомлел: на мемориале был установлен не просто «Штуг», а его уникальная версия «Д».

- В годы войны было выпущено почти 9 тысяч «Штугов» различных модификаций, но ни в одном музее мира нет «Штуга «Д» с Восточного фронта, - рассказал «КП» Дмитрий Бушмаков. - Есть лишь его африканская версия в музее Швеции, башня серии «А» сохранилась на Поклонной горе, а «Штуг «Е» хранится в музее Германии, он вывезен контрабандой в 90-х годах из Санкт-Петербурга.

Памятник у Волоколамска пребывал в плачевном состоянии. Окоп около него водители превратили в туалет, плиты из красного уральского гранита были сорваны с постамента, а места под ними стыдливо закрашены бордовой краской. Вандалы украли бронзовый венок славы, а конструкцию из нержавейки, олицетворяющую взрыв, кто-то расстрелял из травматики. С машины свинтили три колеса, несколько траков, срезали резину с ободов...

Дмитрий решил восстановить мемориал.

- Мне хотелось сделать доброе дело, - объясняет он. - А еще надеялся повесить рядом небольшую табличку: «Памятник восстановлен фирмой «Лейбштандарт».

Поскольку мемориал - собственность Волоколамска, бизнесмен обратился с письмом к мэру города Василию Шулепову. Предложил отреставрировать «Взрыв» за свой счет. Шулепов согласился, и стороны подписали договор.

«ПРОДАЛИ ЗА 4 МИЛЛИОНА ЕВРО!»

Слухи о реконструкции разнеслись мгновенно.

- У нас вдруг появились конкуренты - местная строительная компания, - говорит Дмитрий Бушмаков. - Оказалось, она уже предлагала мэру восстановить памятник - почти за 6 миллионов рублей. Тот отказался: денег в бюджете мало.

Строители приехали к Дмитрию. Предложили ему за пять миллионов облицевать памятник.

- Потом они были согласны сделать все за четыре и даже за три миллиона, - вспоминает реставратор. - Но, когда я им отказал, намекнули, что эта «слава» может выйти мне боком.

К 9 Мая памятник был приведен в нормальный вид. А 10-го «Штуг» демонтировали и отправили на полноценную реставрацию в ремонтные мастерские «Лейбштандарта», что в подмосковных Химках. Жители Волоколамска переполошились. На интернет-сайте города некто под ником Андрей Анатольевич написал: «Кто знает, куда подевался танк с Волоколамского шоссе? Говорят, его продали за 4 миллиона евро!» Кто-то обратился в Генпрокуратуру. И колесо завертелось. Дмитрия Бушмакова и мэра Волоколамска вызвали в прокуратуру. Они предъявили договор. И здесь стражи порядка нашли пункт, в котором мэр обещает все найденные внутри «Штуга» агрегаты отдать меценатам.

- Значит, все было не безвозмездно! - заявили в прокуратуре. - Вы тут незаконной предпринимательской деятельностью занимаетесь!

- Но «Штуг» был пустым! - возмутился Дмитрий.

- Я сам бывший танкист, - признался Василий Шулепов. - В 1981 году лично был внутри этой машины. С нее полностью сняли все органы управления. Машину даже вандалы вскрывали, а мы заварили... Ничего ценного внутри не было, поэтому тот пункт договора у меня возражений не вызвал.

Но прокурор Волоколамска Владимир Рогозин оказался непреклонен. Добился, чтобы местная полиция возбудила уголовное дело за «уничтожение или повреждение памятников истории и культуры». Статья предусматривает 200 тысяч рублей штрафа или два года тюрьмы. Шулепов и Бушмаков проходят по делу как свидетели. Пока.

Между тем «Штуг» вскоре снова появился на месте - отреставрированный. Его установили на место к Дню города - 29 июля. Но тут подняли голос местные СМИ: «танк», мол, подменили, вместо настоящего поставили жестянку! А один из авторов сообщил неосведомленным землякам, что компания, которая занималась реконструкцией «Взрыва», неспроста носит имя «Лейбштандарт». У фашистов была танковая дивизия «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер». Мол, привет нацистам от благодарных потомков…

- Наша фирма не имеет никакого отношения к фашистам! - возражает Дмитрий. - Она названа в честь императорской яхты «Штандарт», на которой ходил Николай Второй. Но название «Штандарт» уже было занято, и мы решили добавить приставку «Лейб», так как на яхте служили матросы лейб-гвардии...

Дмитрий Бушмаков показывает обновленный монумент.

Дмитрий Бушмаков показывает обновленный монумент.

«КОПИЯ СТОИТ В ДВА РАЗА ДОРОЖЕ!»

Но маховик уже был запущен. Следственная группа осмотрела мастерскую «Лейбштандарта». Потом в офисе фирмы прошли обыски. У антикваров изъяли все документы по делу о реставрации мемориала, забрали компьютеры. Работа фирмы встала.

- На восстановление памятника мы потратили три миллиона рублей! - качает головой Дмитрий Бушмаков. - И после этого вынуждены сидеть без работы.

- Тратили личные средства?

- Не только. Единомышленники, антиквары, любители реконструкции, друзья помогали стройматериалами, рабочей силой. Часть своих гонораров перечислил Валдис Пельш. Мы действительно чуть улучшили «Штуг», но делали это согласно замечаниям эксперта по культурным ценностям Росохранкультуры Андрея Шихаева.

Осматривая памятник, он обратил внимание, что на боевой рубке отсутствует оригинальная крыша, крылья по бортам, люки двигательного отсека, ствол орудия порезан и укорочен, нет чехлов фар, буксировочного оборудования. Мало того, машина окрашена не в тот цвет и имеет неверные тактические знаки.

- Мы подняли архивные фотографии и выяснили, как эта самоходка выглядела в 1941 году, - указывает на снимки Дмитрий. - Заказали недостающие детали. Оригинальный рифленый профнастил для крыльев машины знакомый привез в Россию в бизнес-классе из Франции!

А вот заключение эксперта по культурным ценностям Росохранкультуры Валерия Насонова. В нем говорится, что реставрированный «Штуг» окрашен в штатный «мышиный» цвет и укомплектован согласно требованиям к боевой технике вермахта 1941 года. Есть и оценка экспертов по итогам реставрации: «Работы проведены с высочайшим уровнем профессионализма и исторической достоверности, использовано более 90 процентов оригинальных деталей».

Но местные жители все равно недовольны:

- Это не наш «танк»! Наш-то был весь такой гаденький, зелененький. А этот какой-то серый и больно грозный. Точно - не наш.

- Абсурд! - удивляется этому мнению владелец подмосковного частного Музея техники Вадим Задорожный. - Никто бы не стал создавать подделку. Копия стоила бы в два раза больше, чем оригинал!

Валдис Пельш тоже недоумевает:

- Я Диму Бушмакова знаю давно. И памятник видел: он был в плачевном состоянии. Узнав о реконструкции, решил помочь деньгами. Нет, подменить памятник Дима не мог. Сделать амортизаторы, катки, траки, башню, орудие невозможно. В супермаркете этого не купишь. А вообще ситуация странная. Человек сделал доброе дело, а его вот-вот в преступники запишут...

Мнение мэра Волоколамска нам выяснить не удалось. Узнав о визите корреспондента «КП», он передал через секретаршу, что уходит в отпуск. «Амбразуру» прикрыл его первый зам Николай Андрюшин.

- Мы не планировали изменять облик мемориала, потому не согласовали проектную документацию с Минкультуры. В этом наша ошибка. Но на разработку документации, которую мог потребовать Минкульт, у нас не было денег, а требовать ее у компании, которая оказывала благотворительность, мы не стали. Вышло так, что, восстанавливая «Штуг», московские реставраторы немного увлеклись погоней за исторически точным обликом бронемашины. А конкуренты за это уцепились. Запустили слух, будто «танк» жестяной... У нас сейчас похожая проблема с другим памятником. Мемориальное солдатское кладбище - в удручающем состоянии. Денег на его обновление в бюджете нет.

Вот только найдутся ли новые храбрецы, которые готовы помочь городу? Теперь вряд ли.

ОФИЦИАЛЬНО

- Возбуждено уголовное дело по факту демонтажа немецкой «Штурмгешутц-3» и повреждения памятника «Взрыв», - пояснила представитель пресс-службы ОМВД России по Волоколамскому району Лилия Дасаева. - Органы дознания получили все документы на мемориал, был проведен осмотр места происшествия, допросы ряда свидетелей, назначена историко-культурная экспертиза.