2015-02-04T07:45:57+03:00

Как российский спецназ выкрал у Казахстана ядерное оружие

20 лет назад, весной 1992 года, был окончательно решен вопрос о судьбе Вооруженных сил СССР: в Ташкенте политики официально договорились «растащить» их по национальным армиям
Поделиться:
Комментарии: comments104
Изменить размер текста:

Эта дележка породила огромное количество драм в войсках, которые оказались за пределами России.

Не стал исклю-чением и Краснознаменный Туркестанский военный округ (ТуркВО). Его соединения и части дислоцировались на территории Узбекистана, Туркмении, Казахстана, Киргизии, Таджикистана, а до 15 февраля 1989 года - и Афганистана.

Жестокий разлом прошелся и по знаменитой 40-й армии, почти 10 лет воевавшей в Афганистане. Она стояла в Казахстане, который ее и «приватизировал». Лишь немногие знают, что в ту пору у нее на вооружении было и ядерное оружие, причем отдавать его России казахстанские власти не собирались. И тогда командование ТуркВО приняло решение провести тайную операцию по возвращению ядерного оружия домой. Об этом и многом другом военному обозревателю «КП» Виктору Баранцу рассказали бывший командующий войсками ТуркВО генерал-полковник Георгий Кондратьев и офицер для особых поручений командующего полковник Александр Лучанинов.

Войско-феникс

«КП»: - Георгий Григорьевич, как сложилась судьба 40-й армии после афганской войны?

Георгий Кондратьев

(Г. К.): - Ее боевая эпопея завершилась 15 февраля 1989 года, когда последний советский солдат покинул территорию Афганистана. Основные боевые соединения армии были возвращены в места их постоянной дислокации.

Александр Лучанинов (А. Л. ): - 40-я армия входила в состав ТуркВО, поэтому у нас практически целиком и осталась, но была расформирована. Но достаточно скоро до кого-то в ЦК КПСС и в Минобороны, видимо, дошло, что так поступать со знаменитым объединением недопустимо. В результате было принято решение армию «воссоздать», причем под тем же номером. После чего она была сформирована на базе частей упраздненного к тому времени Среднеазиатского военного округа (САВО), стоявших в Казахстане. 60 тысяч личного состава! Штаб армии создали в Алма-Ате. Командующим назначили генерал-майора Анатолия Рябцева.

«КП»: - Вы были причастны к его назначению?

Г. К.: - Нет. Это назначение исходило от министра обороны. Я же, когда знакомился с его личным делом, обратил внимание на то, что он вначале недолго покомандовал полком, затем так же недолго - дивизией… Поэтому неудивительно, что на поверку он оказался слабо подготовленным. Его приходилось искать по 2 - 3 суток и буквально заставлять заниматься управлением армией.

А. Л.: - Среди командования ТуркВО уже стали поговаривать о необходимости снять Рябцева как не справляющегося со своими обязанностями... Но в круговерти дележки Советской армии было уже не до него...

Г. К.: - К февралю 1992 года Рябцев окончательно перестал подчиняться управлению округа, и в частности мне, как командующему. А затем прислал телеграмму, что выходит из подчинения ТуркВО и подчиняется только президенту Казахстана Назарбаеву.

А. Л.: - Он, видимо, пытался таким образом завоевать авторитет, чтобы при организации казахстанского министерства обороны занять в нем какой-нибудь пост. Может, и главный...

Знаменитая 40-я армия под командованием генерала Бориса Громова выходит из Афганистана. Солдаты и офицеры еще не знают, что вскоре их просто подарят новой республике.

Знаменитая 40-я армия под командованием генерала Бориса Громова выходит из Афганистана. Солдаты и офицеры еще не знают, что вскоре их просто подарят новой республике.

Секретный полет

«КП»: - И что вы сделали, получив эту телеграмму от командарма?

Г. К.: - Собрал группу офицеров и полетел в Алма-Ату. Предварительно я шифровкой доложил о происходящем в Генштаб Вооруженных сил СНГ, министру доложил. Но никакой реакции не последовало…

А. Л.: - На борту было человек 15: все - командующие родов войск, начальники основных управлений штаба округа. Больше об этом полете не знал никто. Даже экипажу Ту-134 задача ставилась в воздухе.

Г. К.: - Мы прилетели. На автобусе, взятом в военкомате, доехали до штаба армии. Наше появление всех очень удивило. Оперативный дежурный доложил, что командующего в штабе нет уже трое суток. Я приказал объявить управлению армии готовность номер один. Это означает сбор всех офицеров в запасном командном пункте. Собрались все, кроме командарма. Я вынужден был принять еще более жесткие меры - приказал начальнику штаба передать командарму, что дело пахнет трибуналом за невыполнение приказов. Это подействовало, и через некоторое время генерал Рябцев прибыл.

Мужской разговор

«КП»: - Когда вы здоровались с ним, то руку пожали?

Г. К.: - Нет, я руки таким людям не пожимаю. Рябцев зашел эдак вальяжно… Всем своим видом старался мне показать, что, дескать, кто ты такой, чего сюда прилетел-то? Ну, в итоге состоялся довольно жесткий разговор. Я приказал объяснить, чем он руководствовался, направляя мне телеграмму подобного содержания. А также приказал доложить о состоянии армии и дать общую оценку обстановки. Ничего вразумительного он сказать не смог. Пришлось напомнить, что он человек военный и поскольку директивы о передаче армии в состав вооруженных сил Казахстана нет, то он обязан выполнять требования командования ТуркВО. А еще на военном совете округа мы коллегиально вынесли решение ходатайствовать перед министром обороны о снятии его с должности командарма. В итоге министр обороны издал такой приказ.

А. Л.: - Но, как только он ознакомился с приказом, то побежал к президенту Назарбаеву жаловаться. Глава Казахстана одним звонком решил эту проблему. Даже не спросив согласия командующего войсками округа, приказ министра обороны отменили!

«КП»: - Как вы оцениваете поведение генерала Рябцева с военной или просто с моральной точки зрения?

Г. К.: - Я считаю, что Рябцев изменил Родине, которой он давал присягу…

А. Л.: - В нашей истории уже был подобный пример. Я имею в виду генерала Власова...

Генерал Рябцев, который сыграл не последнюю роль в акте «дарения».

Генерал Рябцев, который сыграл не последнюю роль в акте «дарения».

В дело вступает спецназ

«КП»: - Ваши с Рябцевым пути еще пересекались?

Г. К.: - Видеться не доводилось, а вот пере-играть его однажды удалось по-крупному. Он не смог помешать нам вывезти с территории Казахстана ядерное оружие. Там были ракетные части, оснащенные тактическими ракетами, в том числе и с ядерными боеголовками. И Рябцев, по моим данным, препятствовал тому, чтобы это оружие мы вывезли в Россию. Он хотел сохранить его для Республики Казахстан. Уж не знаю, было ли это его самостоятельное решение, или такова была договоренность с руководством республики, но, когда мне пришлось этим заняться, я встретил величайшее противодействие со стороны командующего армией.

«КП»: - В чем оно выражалось?

Г. К.: - Ну, к примеру, были ПРТБ - передвижные ракетно-технические базы. На них боеголовки хранились. Место дислокации ПТРБ было Рябцеву известно. Он пару раз отправлял туда группы спецназа - проверить наличие оружия и не допустить его вывоза в Россию. Были у него и другие способы вставлять нам палки в колеса. Поэтому мне пришлось разрабатывать целую спецоперацию для того, чтобы в кратчайшие сроки убрать с территории Казахстана тактическое ядерное оружие.

«КП»: - О каком количестве боеприпасов шла речь - о сотнях, о тысячах?

Г. К.: - О десятках, но поверьте, что и это более чем серьезно. Потому мы задействовали группу офицеров - специалистов по ядерному оружию. Было подключено и подразделение, обеспечивающее безопасность. У нас в Чирчике стояла бригада спецназа, командовал ею (сегодня находящийся под следствием) Квачков Володя - прекраснейший офицер… Вот он и обеспечивал вывоз тактического ядерного оружия с территории Казахстана.

Разработанная операция проходила в несколько этапов, причем самым сложным был первый. Надо было вывезти ядерные боеголовки автотранспортом к станциям, где стояли специальные вагоны, и сделать все это буквально за несколько часов, чтобы не узнало ни руководство республики, ни командующий 40-й армией. Так вот, с ноля часов 17 марта 1992 года до шести часов утра все ядерные боеприпасы с территории Казахстана были убраны. Ровно 20 лет назад.

«КП»: - А когда Рябцев узнал об этом, какая-то реакция с его стороны последовала?

Г. К.: - Ну было возмущение: да как это так? Без моего разрешения? Ну и так далее... Но дело было сделано.

Украденная дивизия

А. Л.: - Тут надо и другой случай вспомнить. О том, как командующий войсками ТуркВО еще раз обвел Рябцева вокруг пальца... Дивизию у него из-под носа увел...

«КП»: - Георгий Григорьевич, как это было?

Г. К.: - В Актюбинске стояла артиллерийская дивизия, вооруженная современнейшими системами. Мне стало известно, что Рябцев «положил глаз» на эту новейшую технику. Часть этой дивизии мне удалось вывезти из Казахстана в Россию... Командующим войсками Приволжского военного округа в то время был мой друг и сослуживец генерал-полковник Сергеев, бывший начальник штаба 40-й армии в Афганистане. Мы с ним договорились вывезти дивизию в Россию, минуя Москву.

«КП»: - Почему «минуя»?

Г. К.: - Потому что, если бы информация просочилась в тогдашнее Министерство обороны, где служили, кстати, и казахи, наша с Сергеевым задумка мгновенно провалилась бы.

«КП»: - А сколько километров было от места дислокации дивизии до российской границы?

А. Л.: - Около 70.

«КП»: - И сколько единиц удалось «угнать»?

А. Л.: - Полтора полка где-то. А полк - это три дивизиона по 18 орудий в каждом.

«КП»: - Как же через границу прорывались?

А. Л.: - Да не было тогда никакой границы. Линия на карте только. Лазейку можно было запросто найти при желании... А желание было...

Приглашение в прокуратуру

«КП»: - Георгий Григорьевич, вы понимали, что шли, по сути, на преступление?

Г. К.: - А против меня и было уголовное дело возбуждено в связи с этим. Когда я прибыл из Абхазии, где война была в самом разгаре, меня вызвали в прокуратуру. Как раз из-за актюбинской дивизии.

«КП»: - Чем же дело закончилось?

Г. К.: - Объяснил, что я не дачу, не машину для себя украл, а полагал как командующий, что для укрепления бое-способности надо было забрать новейшие артиллерийские системы и включить их в состав Российской армии.

«КП»: - И что же прокуроры?

Г. К.: - Некоторое время нервы потрепали. Потом увидели, что все правильно. Поэтому до суда дело не дошло.

Судьба командарма

«КП»: - Как сложилась военная судьба Рябцева в Казахстане?

Г. К.: - В мае 1992 года были созданы министерства обороны во всех бывших республиках СССР, началось формирование национальных вооруженных сил. Рябцев заслужил, видимо, своим поведением должность первого заместителя министра обороны Казахстана... Потом, насколько мне известно, он был быстро с этой должности снят.

А. Л.: - Помимо этого, он оказался замешан в сомнительных коммерческих сделках. Вроде бы даже обвинялся в распродаже военной техники вместе с замом по вооружению. Было следствие. Насколько я знаю, его не осудили. А вот вооруженцу дали 8 лет… Но в любом случае, я думаю, хорошо Рябцев службу не окончил... Бог ему судья...

А мы что смогли - спасли для нашей армии.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

КОНДРАТЬЕВ Георгий Григорьевич (род. в 1944 г.). Генерал-полковник. Командовал взводом, ротой, полком, дивизией. Был первым замом командующего 40-й армией по боевым действиям, командармом, командующим войсками военного округа, заместителем министра обороны РФ, главным военным экспертом - заместителем министра по чрезвычайным ситуациям. Принимал участие в боевых действиях в Афганистане, Таджикистане, Южной Осетии и Абхазии.

ЛУЧАНИНОВ Александр Васильевич (род. в 1952 г.). Полковник. Командовал огневым взводом, батареей в Московском и Забайкальском военных округах. Служил в оперативном отделе штаба армии (ЗабВО), в штабе ТуркВО. Был офицером для особых поручений командующего войсками Туркестанского военного округа, заместителя министра обороны РФ, заместителем начальника Управления информации и печати МО РФ. Принимал участие в боевых действиях в Афганистане, Таджикистане, Южной Осетии и Абхазии.

О том, как сейчас поживают армии бывших республик СССР: Во что превратились армии республик СССР

Понравился материал?

Подпишитесь на тематическую рассылку, и не пропускайте материалы, которые пишет Виктор БАРАНЕЦ

 
Читайте также