Экономика

Первый советский миллионер Артем Тарасов: «Кооперация в Союзе существовала пару лет, потом началось тупое обогащение»

Один из первых кооператоров страны рассказал «КП», как он придумал советский «Дом-2», почему из Республики Коми пытались сделать русский Гонконг и когда надо покупать недвижимость в Сочи
Артем Тарасов мечтал жить на Камчатке, тихо-мирно исследовать нерест лосося...

Артем Тарасов мечтал жить на Камчатке, тихо-мирно исследовать нерест лосося...

Фото: Михаил ФРОЛОВ

Четверть века назад в СССР стали появляться первые легальные бизнесмены. В мае 1987 года вступил в силу закон «Об индивидуальной трудовой деятельности», а еще через год - «Закон о кооперации в СССР». Зарабатывать кинулись миллионы советских граждан. Одним из первых предпринимателей стал Артем Тарасов, которого журналисты очень быстро окрестили «первым советским миллионером». Он заработал состояние на перепродаже компьютеров, а сейчас ищет лекарство от рака. "КП" встретилась с известным предпринимателем в канун юбилея кооперации.

Несбывшаяся мечта детства: хотел стать ихтиологом, а стал миллионером

- Артем Михайлович, вряд ли вы с самого детства мечтали стать миллионером. Кем хотел стать простой советский мальчик Тема Тарасов?

- С самого детства у меня была одна мечта - стать ихтиологом. Еще мальчишкой сидел на пруду, ловил лягушек, головастиков. А с 5 лет хожу на рыбалку. В 12 - 13 лет отец даже отпускал меня юнгой на рыболовецких судах. В общем, готовился стать биологом. И если бы окончил биофак МГУ, то, скорее всего, уехал бы на Камчатку и работал с лососями, идущими на нерест. Но так случилось, что я стал физиком.

- Как вас угораздило пойти в кооперацию?

- В 1987 году я уже был кандидатом технических наук. Работал в научном институте, получал неплохую по тем меркам зарплату (240 рублей в месяц). Как-то раз ко мне в кабинет пришел знакомый спекулянт и фарцовщик. Он пришел и сказал: «Помоги мне написать устав». Мол, давай создадим предприятие и будем делать деньги. В итоге мы открыли кооператив под номером 10 во всем Советском союзе.

- В чем заключалась ваша первая бизнес-идея?

- Кооператив назывался «Прогресс». Это была служба знакомств. Методика уникальная - до сих пор в мире ее не применяют. Мы боролись с психологическим барьером. Смотрите: когда человек видит объявление, фото или переписывается с кем-то, то он моментально формирует образ виртуального собеседника. Но когда он встречает этого человека живьем, этот образ входит в конфликт с тем, что он видит. В итоге - разочарование, хотя на самом деле люди друг другу подходят.

- В чем же была ваша уникальность?

- По предварительным анкетам компьютер отбирал 20 мужчин и 20 женщин, которые подходили друг другу: по возрасту, образованию, культуре. И эта масса людей собиралась в замкнутом пространстве. Марафон длился 48 часов. Они вместе готовили еду, ели, спали, общались. Получалось спонтанное знакомство. И после таких «марафонов» 80 - 90% людей находили себе пару.

- Прямо какой-то «Дом-2» получается...

- Не совсем. Хотя мы предлагали этот формат на телевидение в 90-х, но его не взяли. А кооператив наш прикрыли через 6 дней. Обвинили в том, что мы, мол, плодим браки по расчету в Москве ради прописки. Пришлось вернуть всем деньги и заняться другим делом.

«К концу 80-х у нас на счетах было 100 млн. долларов»

- Так, может, и к лучшему? Вряд ли служба знакомств принесла бы вам миллионы...

- После этого не слишком удачного опыта мы открыли кооператив «Техника» и стали заниматься тем, что хорошо умели делать. Сначала ремонтировали японскую и американскую бытовую технику, постепенно перешли на компьютеры, писали программное обеспечение. В 1989 году мы стали самыми богатыми в России. У нас на счетах было больше $100 млн.

- Откуда такие бешеные прибыли?

- Во-первых, это был эксклюзив. Мы первыми привезли персональные компьютеры в Россию. Они тогда стоили по 50 тысяч рублей за штуку. Во-вторых, продавали не просто компьютеры, а программно-аппаратный комплекс. Нашими клиентами были министерства, крупнейшие предприятия. Я набрал программистов из Академии наук. Там они получали по 120 рублей в месяц, а я им стал платить по 36 тысяч рублей.

- Чтобы продать что-нибудь ненужное, надо сначала купить что-нибудь ненужное. Откуда начальный капитал брали?

- У нас так и было! Мы продавали отходы, вторсырье. До сих пор помню, как торговали кормовыми фосфатами одного завода. В них был мышьяк! Если бы коровка скушала такие фосфаты, то она бы точно не выжила. А мы узнали, что в Австралии из этих фосфатов научились извлекать чистый мышьяк, и стали менять их на компьютеры.

Платные кооперативные туалеты произвели целый переворот в сознании советских граждан.

Платные кооперативные туалеты произвели целый переворот в сознании советских граждан.

«Если бы не Горбачев, мы бы сделали в Коми Русский Гонконг»

- Многие считают, что именно кооперативное движение убило плановую экономику и развалило Союз?

- На самом деле кооперация в чистом виде существовала лишь 2 - 3 года. Потом началось тупое обогащение. Никому уже было неинтересно что-либо производить: тапочки, телевизоры, компьютеры. Миллиардные состояния делались на сырье. Криминальный капитализм возник потому, что здоровое кооперативное движение, которое те же китайцы смогли сохранить, угасло. Зачем что-то делать, предпринимать, если можно приватизировать завод и сорвать куш?! Я помню историю в начале 90-х годов. Ко мне пришел директор крупного электронного завода в Москве и говорит: «У меня тут 5 корпусов завода, японского оборудования на 90 млн. долларов стоит. Дай мне денег! Я хочу выкупить предприятие». «А сколько тебе надо?» - спрашиваю. «36 тысяч рублей» (в нынешних ценах это примерно 6 млн. рублей, или однушка в спальном районе Москвы. - Ред.). Вы представляете?! Естественно, все, кто мог, кинулись обогащаться.

- Что было сделано не так?

- Мы еще в конце 80-х, когда я стал вице-президентом Союза кооператоров СССР, предлагали Горбачеву: давайте создадим в СССР свободную экономическую зону. Например, сделаем в Коми кооперативную республику. Чтобы там была своя валюта, частная собственность, чего в Союзе не было. Мы бы подняли ее, а потом перенесли позитивный опыт на весь СССР, как это сделали китайцы. Мы бы создали в Коми русский Гонконг, если бы Горбачев поддержал эту идею. Но это противоречило идеологии.

- То есть Союз можно было сохранить?

- Надо было не разваливать страну, а создавать Конфедерацию. Но Гайдар считал по-другому: мол, мы сейчас разбежимся, а потом все снова соберемся, потому что экономика не даст нам расползтись. Но это оказалось совершенной глупостью. Распавшаяся страна не слилась, как капля ртути.

«В старости куплю домик в Адлере и буду рыбачить»

- Если сравнить советскую кооперацию и нынешний малый бизнес, когда было лучше?

- Тогда это было всенародное устремление: пойти проявлять инициативу и зарабатывать деньги. К моменту развала Союза в кооперации работало до 7 млн. человек. Потому что люди видели: если ты начинаешь предпринимать, то это приносит деньги. Власти осознанно дали кооператорам карт-бланш. И это дало такой масштабный эффект. Почему у нас государство сейчас сидит везде, доит предпринимателей и мешает развитию?! Степень цивилизованности страны определяется временем, которое требуется на открытие и закрытие предприятия. В Англии это 20 минут, а у нас - недели.

- А чем вы сейчас занимаетесь?

- Вкладываю деньги в различные инновационные проекты. Американцы говорят так: ни одна полезная идея не должна пропасть, иначе мы остановим прогресс. У нас есть сотни изобретений, которые имеют огромный резонанс за рубежом. Надо брать и внедрять. Вложения в это приносят десятикратные прибыли.

- У нас власти тоже постоянно об инновациях говорят...

- Вот именно, что только говорят. Любая инновация должна проходить экспертизу в течение двух недель. А у нас каждый проект проходит экспертизу полтора-два года, на него пишут 500 страниц еще всяких экспертиз и справок. В таких условиях любое желание изобретать пропадет. Надо освободить изобретателя от волокиты. Сделать так, чтобы он не занимался пробиванием своей идеи 20 лет, а придумал бы за это время еще десятки полезных вещей. Очевидно, что мы никогда не победим тот же Китай в производстве ширпотреба, но у нас еще есть реальный шанс в другом: наши мозги пока еще стоят больше, чем нефть и газ.

- На пенсии что будете делать?

- Я уже знаю, как закончу старость. Дождусь, когда рухнет стоимость недвижимости в Сочи после Олимпиады, куплю лодочку, маленький домик в Адлере и буду там писать романы и ловить рыбу.

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Как стать миллионером

Тарасов Артем Михайлович. Родился в 1950 году в Москве. Высшее образование получил в Горном институте. Там же защитил кандидатскую диссертацию. В 1970 - 80-е годы работал на химических предприятиях, а к середине 80-х стал завлабораторией в Институте океанографии Академии наук СССР. Знаменитым на всю страну в 1989 году его сделала программа «Взгляд». Чтобы обналичить деньги, которые требовались кооперативу для расплаты с подрядчиками, Тарасов и его партнеры выписали себе гигантские зарплаты - 3 млн. рублей за месяц. И честно заплатили с этих денег партийные взносы (3%, или 90 тысяч рублей). Так Тарасов стал первым официальным миллионером в СССР, но чуть было не сел за это в тюрьму.