Политика28 июня 2012 2:00

Параллельные миры сирийской реальности

Наши спецкоры Дмитрий Стешин и Александр Коц проинспектировали состояние свободы слова в горячей точке. И пришли к неожиданным выводам

Свежий сирийский анекдот:

Является Асаду его отец:

- Что же ты, сынок, такой мягкий? Я в 82-м раскатал ваххабитскую нечисть танками, и 30 лет они голову не поднимали. Жестче надо бы!

- Ты где новости смотришь?

- На сирийском телевидении.

- Ну тогда переключись на «Аль-Джазиру», там все жестче.

В этом анекдоте вся Сирия - с ее убийственной самоиронией и бесстрашием обреченных... И с ощущением твоего присутствия сразу в нескольких взаимоисключающих реальностях. По государственному телевидению смотреть «трофейные» фотографии детишек, радостно позирующих с пистолетами и автоматами (террористы одурманивают молодые головы), а по «Джазире» - тоже детей, но убитых (естественно, кровавой военщиной Асада). Собрать в единую трехмерную конструкцию обрывки впечатлений невозможно, она получается плоской и черно-белой. А официальных комментариев по актуальным событиям здесь давать не принято. Вот и остаешься один на один с чувством того, что очень многое остается за кадром пропагандистских рупоров. В поисках полутонов мы отправились к арабским коллегам.

Врать надоело

Агрессивная реклама нового спутникового арабского телеканала «Аль-Майедин» встречается в Дамаске на каждом шагу. Запущен лишь в июне, но о нем уже говорит весь арабский мир. В прошлом году шеф ливанского бюро «Аль-Джазиры» Гассан бин Джидду громко хлопнул дверью, уведя половину своей команды. Вместе с единомышленниками и спонсорами диссиденты и создали «Аль-Майедин».

- Господин Гассан, почему вы ушли с «Аль-Джазиры»?

- Я работал там долгие годы, - программный директор и председатель совета директоров тщательно подбирал слова. - Этот канал сыграл огромную роль в событиях, которые произошли за последние полтора года. Но мы вдруг заметили, что исчезла стабильность во всем регионе. Возьмем Ливию - конечно, Каддафи, может, и был диктатором, но то, что последовало за началом революции... Я почувствовал, что стал частью машины, которая работает на убийство людей в чьих-то интересах.

В четверг в районе городского рынка Дамаска прозвучали два мощных взрыва.

В четверг в районе городского рынка Дамаска прозвучали два мощных взрыва.

- На новом канале политика строится по-другому?

- Мы, слава богу, властями не финансируемся. Поэтому можем себе многое позволить. Что же касается Сирии... Если есть антиправительственная демонстрация - показываем. Если нападают на военных - тоже пускаем в эфир. Против Сирии сейчас идет в эфир очень много сфабрикованного материала. Страну изо всех сил стараются дестабилизировать информационно. Мы же соблюдаем нейтралитет.

Неудобная газета

Представить себе такой же нейтралитет в сирийских СМИ практически невозможно - слишком прочен стереотип подконтрольности режиму. Тем удивительнее обнаружить островок свободомыслия в Дамаске. Газета «Аль-Ватан» почему-то подверглась санкциям со стороны Евросоюза - журналистам запрещено с ней сотрудничать.

- На самом деле создание независимых частных СМИ было идеей самого Асада, - встретил нас главный редактор Вадда Абд Раббу (его сопровождали два охранника - в Сирии одинаково опасно быть как противником власти, так и сторонником). - Уже через полгода его правления в Сирии мы создали независимый журнал, в котором критиковалось правительство. В 2005 году, после убийства премьер-министра Ливана, Сирия подверглась информационной атаке. И мы решили создать СМИ, которое бы передавало мнение Сирии. И чтобы эта газета была независимой на деле. В 2006 году начали издавать «Аль-Ватан». Мы открыты для всех мнений.

Политика газеты - говорить с внутренней и внешней оппозицией. Но главное для нас - эта оппозиция не должна призывать к внешнему вторжению в страну.

- Из-за этого есть какая-то реакция власти, давление?

- Никогда. Ошибочно представление иностранцев, что над каждым сирийским журналистом стоит комитетчик.

Такую мирную демострацию в Дамаске не покажут по «Аль-Джазире». Нет крови. Не вписывается в общее правило освещения новостей из Сирии. Поэтому профессионал Гассан бин Джидду (фото слева) и ушел с канала.

Такую мирную демострацию в Дамаске не покажут по «Аль-Джазире». Нет крови. Не вписывается в общее правило освещения новостей из Сирии. Поэтому профессионал Гассан бин Джидду (фото слева) и ушел с канала.

Революцию перехватили

- За что же вас подверг санкциям Евросоюз?

- Не мы являемся целью. Цель - закрыть рот всем сирийским СМИ. Им нужно только одностороннее освещение кризиса.

- Что, на ваш взгляд, происходит сейчас в Сирии: антиправительственный мятеж, гражданская война, межрелигиозный конфликт, вторжение Запада через «пятую колонну»?

- Все вместе. Это было народное восстание с лозунгами, которые поддержал бы каждый сириец. Люди хотели отмены закона «о чрезвычайном положении» и обуздания бюрократии. Первые три месяца Асад принимал делегации сирийцев и почти на 100 процентов удовлетворял требования. И в этот момент лозунги перехватили и превратили восстание в исламскую революцию. Перехват осуществили с помощью внешних сил. Мы услышали призывы к джихаду, смене режима.

- Ваш прогноз?

- Россия предлагает провести в конце месяца конференцию. Если на ней удастся убедить некоторые страны не оказывать поддержку боевикам, кризис закончится. Если не удастся - хаос на много лет затронет весь регион.

Пробные шарики правды

О социальной подоплеке революции, кстати, нам рассказал и шеф еще одного популярного независимого ресурса - DB-News.

- Все началось не в последнюю очередь и из-за низкого уровня жизни в провинции, - поделился Фирас Адра. - Недостаточно туда просто провести электричество. Надо работать на человека, поднимать уровень его знаний. Там, где этого не происходит, верх берут религиозные деятели.

- А внешнее влияние?

- Безусловно, оно есть, наверняка был план в отношении Сирии. Вооруженные группировки пользуются поддержкой. Но это все стало реальным только потому, что в стране есть условия для этого.

Когда люди только вышли на улицы, выяснилось, что они просто устали от давления за десятки лет. Хотели просто вздохнуть глубоко, покричать громко. Но здесь отрицательную роль сыграли некоторые СМИ. Когда началось протестное движение, люди выходили с требованием свобод. И президент признал справедливость этих требований. А отдельные СМИ показывают на улице чистильщика обуви: «Разве он понимает, что такое свобода?» Или люди требовали отмены чрезвычайного положения, объявленного в стране, а у нас в арабском языке слово ЧП означает еще аварийную ситуацию - прорыв водопровода, например. И СМИ выставляют народ дураком, не понимающим, чего он требует, унижая его. Это и вызвало гневную реакцию.

Собеседник показывает нам фотографию, снятую с крыши, - тысячи людей шагают с «повстанческими» флагами в пригороде Алеппо:

- Видите - люди обычные, горожане. Хотя «Аль-Джазира» почему-то показывает на демонстрациях исключительно каких-то бородатых мужиков. А это обычные парни и девушки в светской одежде, кстати, в том числе и христиане. И большинство оппозиционно настроенной интеллигенции хотели сохранить именно такой, мирный способ протеста.

- Вашу позицию не назовешь слишком популярной...

- Меня часто упрекают: «Твой сайт без запаха, без вкуса». То есть я не занимаю чью-то сторону. Но я профессионал и не оперирую пропагандистскими штампами. Ну, например, пишу «свободная сирийская армия», а не «бандиты».

- И как реагирует власть?

- Когда все это началось, мы не знали, как действовать. И начали выпускать пробные шары. Берем новость, выкладываем, ждем реакции. Нет реакции - поднимаем планку. Вот есть Национальный координационный комитет оппозиции. Никто нам не запрещал ходить к ним, но внутри нас сидит определенное «нельзя». И все-таки рискнули, выпустили «шарик» - ни упреков, ни гонений, ни давления. Так мы и дошли до понимания того, что можем работать абсолютно свободно. И с теми, и с другими.

Вместо послесловия

Есть две простые истины, с помощью которых можно понять - что произошло в Сирии. Первая: в счастливых странах революции не устраивают. Попробуйте устроить народное восстание в Швейцарии или в Швеции. Вторая: революция всегда пожирает своих детей. Народное восстание, которое в Сирии деликатно называют «кризис», устроила, как водится, сирийская интеллигенция. Власть мячик успешно отбила, проведя в стране неслыханные реформы. Но зверь революции и не подумал заползти обратно в берлогу. Он вдруг начал есть из чужих рук. «Конструктивная» оппозиция с удивлением обнаружила, что Западу, который всемерно помогал ей, ради «нашей и вашей свободы», совершенно не нужны все эти умные, вменяемые люди. Западу мешает внутрисирийский семейный поиск компромиссов, потому что этот процесс закончится миром. Но самое страшное, что на этом этапе мир не нужен и сирийской элите, ближайшему окружению президента Асада. В новый кабинет министров, сформированный на прошлой неделе, уже вошли два видных оппозиционных деятеля из «конструктивных» - Кадри Джамиль и Али Хейдар. Разумеется, этого мало, и кадровые перестановки продолжатся. А что делать «бывшим» - непонятно, биржи труда для «безработных элит» не существует. С «безработными элитами» обычно работает прокуратура, и, как правило, плодотворно.

Экс-шеф "Аль-Джазиры": В арабском мире 90-95% СМИ не принадлежат политическим партиям